ГлавнаяСтатьиЛегендарный агитационный фарфор
Опубликовано 18.07.2016 в 17:15, статья, раздел Арт, рубрика Фарфоровый город на Волхове
автор: ОК-журнал (Евгения Болвина)
Показов: 711

Легендарный агитационный фарфор

Новгородская земля - малая родина Сергея Васильевича Чехонина – основателя агитационного фарфора советской России.

Сергей Васильевич Чехонин– родоначальник «агитационного» фарфора, явивший всему миру уникальный фарфор страны Советов как первое и лучшее отражение революции, в конце своего творческого пути оказался забытым и покинутым своей страной. В 2016 году исполняется 80 лет с тех пор, как Художник навсегда обрел покой на чужбине, так и не вернувшись на Родину. И если Родина для его творчества по-настоящему была вся Россия, то малой родиной ему была именно Новгородская земля.

Римма Синицкая

Сергей Васильевич Чехонин родился 2(14) февраля 1878 года в селе Лыкошино (около железнодорожной станции Валдайка) Пиросской волости Боровичского уезда Новгородской губернии (ныне станция Лыкошино Бологовского района Тверской области).

Семья переехала жить в поселок при станции Чудово Николаевской железной дороги. Мама С. Чехонина служила в железнодорожной больнице фельдшером. Чехонины жили на территории усадьбы Н.А. Некрасова. Портрет матери, выполненный рукой художника, можно увидеть в книге А. Эфроса, Н.Н. Пунина «Сергей Чехонин».

Сережа Чехонин учился в двухклассной школе, в двухэтажном доме помещика Струговщиковых. Михаил Александрович Струговщиков, потомственный дворянин, землевладелец, был опекуном школы. Он проводил для учащихся экскурсии по собраниям семейной картинной галереи, знакомил их с картинами Тициана, Рембранта, Рубенса, Левицкого, Брюллова и работами других художников.

Сережа Чехонин был очень любознательным мальчиком, любил рисовать, много времени проводил за книгами. С 15-летнего возраста начинает зарабатывать себе на жизнь: служит в железнодорожно-пароходной конторе станции Волхов Мост, выполняя функции писаря, кассира и чертежника.

В 18 лет Сергей Чехонин знакомится с семьей писателя Г.И. Успенского. Александр, сын Глеба Ивановича, был студентом Института гражданских инженеров и проходил геодезическую практику на Николаевской железной дороге. Встречаясь с Чехониным по делам, он оценил каллиграфические особенности Сергея, его стремления к знаниям. Сергей пользовался домашней библиотекой семьи Успенских, знакомясь с книгами и журналами по искусству. Творческая дружба Александра и Сергея началась с общего интереса к архитектуре.

В доме Успенских под разными предлогами собиралась молодежь из Лядно и Любани. Часто бывали видные деятели русской литературы, искусства, политики – в этой атмосфере формировались гражданские взгляды Сергея Чехонина.

Свое первоначальное профессиональное художественное обучение С. Чехонин начал в Петербурге в Рисовальной школе «Общества поощрения художников» при Академии художеств. Через год, в 1897 году, он перешел учиться в бесплатную студию М.К. Тенишевой. Студия проработала до 1912 года и была закрыта по подозрению в распространении революционных идей. «Тенишевские школы» сыграли судьбоносную роль в творческой биографии Сергея Чехонина – пробудили в нем интерес к прикладным видам искусства. После «тенишевских» занятий С. Чехонин продолжил свое образование в Смоленской художественно-промышленной школе – мастерской в имении Талашкино (1897-1900 гг.). М.К. Тенишева собрала богатейшую коллекцию предметов русской старины и народного быта. В школе-мастерской преподавал И.Е. Репин, в имении гостил С. Дягилев (родился в Селищах близ Чудово), работали над своими картинами Валентин Серов. Сергей Чехонин оказался в гуще всех творческих событий. М. Врубель, видя заинтересованность юноши в познании всего нового, пригласил его в 1890 г. учиться искусству изготовления керамики в мастерские Саввы Ивановича Мамонтова (Абрамцево).

В 1990-1970 гг. С. Чехонин постигал тайны ручной техники изготовления изразцов и майоликовой керамики у М. Врубеля и у талантливого художника Петра Кузьмича Ваулина.

Свою самостоятельную деятельность в качестве мастера Сергей Чехонин начал в художественно-промышленной мастерской «Гольдвейн и Ваулин» в селе Кикерино под Петербургом (1907-1914). Но всю свою творческую жизнь он продолжал учиться: осваивал разнообразные виды искусства, декоративные ремесла; сам создавал необходимый инструментарий, изобретал шрифты, графические и цветовые композиции. Успехи в освоении техники обжига керамических плиток позволили ему выполнить свою первую большую работу по чертежам и рисункам М. Врубеля – панно «Принцесса Греза» в московской гостинице «Метрополь»(1902-1907 гг.).

Художник принял активное участие в оформлении зданий, построенных по проектам своего друга А.Г. Успенского. В Царском Селе С. Чехонин выполнил роспись «в русском стиле» стен церкви. А в Петербурге в 1912 – 1915 гг. по его рисункам была оформлена керамикой церковь во имя Архангела Михаила лейб-гвардии Московского полка. Вместе в архитектором С.С. Кричинским, С. Чехонин также участвовал в оформлении соборного храма иконы Божьей Матери Федоровского городка в Царском Селе (1911 – 1914 гг.)

Сергей Чехонин входил в состав редколлегии журнала «Мир искусства». Он занимался полиграфическим оформлением журнала. Известны его иллюстрации ко многим художественным произведениям, в частности Л. Толстого, Ф. М. Достоевского, Вальтера Скотта, Виктора Гюго и пр. Интересны работы художника по созданию экслибрисов – знаков, указывающих на принадлежность книги какому–либо владельцу.

В годы первой русской революции 1905-1907 гг. ярко проявился талант С. Чехонина как художника-карикатуриста. Работал в журналах «Зритель» и «Маска». Популярность его злободневных карикатур вызывала недовольство у царской власти, поэтому в 1906 году Чехонину пришлось на некоторое время покинуть Россию.

С 1913 г. С. Чехонин активно участвовал в перестройке работы кустарной промышленности России: руководил золотошвейными и тачальными (по коже) мастерскими, изготовлением мебели, реконструировал производство знаменитой на весь мир ростовской финифти. Также работал консультантом земледелия.

После октябрьской революции, по рекомендации А.В. Луначарского, С. Чехонин и П.К. Ваулин вошли в состав «Художественного отдела изобразительных искусств» при Наркомате просвещения РСФСР и содействовали пополнению антикварными предметами музеев страны. В августе 1918 года их избрали руководителями Государственного фарфорового завода. Под влиянием революционных идей С. Чехонин кардинально изменил свой творческий почерк: внес в него пафос, динамичность. В России появляется уникальное направление в искусстве фарфора – агитационный фарфор: вместо цветочков и букетов – на посуде появляются революционные лозунги. Его творческие находки тиражировались в оформлении массовых праздников, в заголовках газет и журналов. С «чехонинским» стилем стала ассоциироваться революционная эпоха.

С 1917 по 1920 гг. С. Чехонин преподает искусствоведческие дисциплины в Центральном училище технического рисования имени А.Л. Штиглица и в школе при фарфоровом заводе в Петрограде. Обучая, он стремится показать ученикам «…искусство во всех его проявлениях… от народных ярмарок, с их деревянными и

глиняными игрушками, домоткаными полотнами, с деталями упряжи и предметами утвари, до антикварных магазинов и дворцовых апартаментов со «старыми голландцами», хрустальными светильниками, изразцовыми печами, мебелью редкими музыкальными инструментами и книгами.

По упоминаниям К.И. Чуковского у С. Чехонина была «…уникальная … единственная по всей полноте, коллекция старинных шалей, вытканных руками безвестных крепостных мастериц и хранивших в себе яркие сочетания …цветочно-травяных узоров…». Именно они послужили основой при создании знаменитой «чехонинской» росписи по стеклу и фарфору.

На протяжении ряда лет С. Чехонин принимал участие в конкурсах по созданию российской государственной символики: денежных купюр, герба РСФР и печати Совнаркома, эмблем.

Что касается кузнецовских фарфоровых фабрик в Новгородской губернии, то после национализации в 1922 году, К.П. Ваулину и С.В. Чехонину было

поручено разработать новую тематику и технику росписи фарфоровых изделий. С 1923 по 1925 гг. С. В. Чехонин руководил художественной частью треста «Новгубфарфор». Вместе с ленинградскими художниками он работал на фарфоровых фабриках «Коминтерн» и «Красный Фарфорист».

Используя свои наработки в создании государственной символики, ввел на фабриках цветную маркировку продукции. Зеленая, с факелом, с надписью «фарфор НКП РСФСР», принадлежала фабрике «Коминтерн». Синяя маркировка с буквами «НГФ Грузино и КФ» - фабрике «Красный Фарфорист».

В начале Великой Отечественной войны музейные образцы продукции фабрики «Коминтерн» были эвакуированы на барже по реке Волхов к Ладожскому озеру и затоплены немецкой авиацией.

С.В. Чехонин также разрабатывал эскизы спичечных этикеток, которые также призваны были носить агитационный характер. Так, с 1922 года спичечные фабрики им. Ленина и «Пролетарское знамя» в Чудовском районе наклеивали на свою продукцию одну из самых удачных разработок художника.

Более 20 лет С. В. Чехонин был выразителем художественных идей революционного времени. В середине 20-х годов начались кардинальные политизированные изменения в мире искусства. Многие художники подверглись гонениям. В частности, власти были недовольны тем, что С. В. Чехонин изобразил вождя революции В.И. Ленина на одном из портретов «как развращенного барина». Его творчество стали жестоко критиковать – мол, непонятно, «за что агитирует художник, куда и зачем мы вместе с ним плывем, - его «попутный» ветер дует сразу к двум берегам».

С.В. Чехонин жил в ожидании репрессий. В начале 1928 года А.В. Луначарский, охраняя друга, отправил его и Петра Вычегжанина в Париж для организации выставок советского фарфора и плаката. Об этих выставках в зарубежных газетах и написали: «Революция нашла свое первое и лучшее отражение именно в фарфоре».

Опасаясь преследований на родине, Чехонин несколько лет прожил за границей, но творческую связь с Россией не прерывал до последних дней своей жизни. Он выполнял поручения советских книжных издательств, писал сценарии для русских театров. Он участвовал в открытии текстильного производства, где применил на практике изобретенный им способ многоцветной печати. Продолжил начатую в России педагогическую деятельность, выступая в роли наставника молодых художников.

Несправедливое отношение к его творчеству, разлука с Родиной, материальные трудности подорвали здоровье Сергея Васильевича Чехонина. Он скончался 23 февраля 1936 года в госпитале св. Елены города Лерах на границе Германии – Швейцарии и был похоронен в Берлине на русском кладбище.

По материалам научно-популярного журнала «Чудовский краевед», № 4, 2012 год

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: