ГлавнаяСтатьи "Луч света в смрадной общей скуке"
Опубликовано 19.07.2016 в 08:15, статья, раздел История, рубрика Человек с ружьём
автор: Илья Хохлов

"Луч света в смрадной общей скуке"

Павел Павлович Дягилев в Селищенских казармах

Оказавшись в деревне Селищи, Вы непременно обратите внимание на руины грандиозных казарм, на одной из стен которых закреплены мемориальные таблички. Среди них есть и такая: «31 марта 1872 года в Селищенском военном городке родился выдающийся русский театральный деятель Дягилев Сергей Павлович».


О том, кто такой Сергей Павлович Дягилев, рассказывать не буду – человек известный, информации о нём много, да и с Селищами его связывает лишь факт рождения. А вот о том, как там оказались его родители, рассказать стоит.

В 1866 году место покинувшего казармы за три года до этого лейб-гвардии Гродненского гусарского полка занял Учебный кавалерийский эскадрон. История этого формирования началась в 1826 году, когда с целью введения во всех кавалерийских полках единообразных правил порядка службы, обмундирования, «постройки» амуниции и для образования учителей по этим вопросам из команд, присылаемых от всей армейской кавалерии был сформирован Образцовый кавалерийский полк. В 1860 году полк был преобразован в эскадрон, который спустя ещё три года из Образцового стал Учебным, а в 1866 году был слит с Елисаветградским кавалерийским училищем, сохранив своё прежнее название. Учебный кавалерийский эскадрон был предназначен для теоретического и практического обучения офицеров кавалерии, подготовки опытных в кавалерийском деле нижних чинов, в том числе, кузнецов. Кроме того, в эскадроне проходили испытания все вновь вводимые правила кавалерийской службы, предметы снаряжения и обмундирования.

Справа - Евгения Николаевна и Павел Павлович Дягилевы. 1871 год.

Набраться знаний и умений и повысить свою квалификацию кавалерийского офицера приехал в Селищи и будущий отец известного театрального деятеля – молодой тогда корнет Кавалергардского полка Павел Павлович Дягилев. В эскадрон он прибыл в 1870 году, и первое впечатление от Селищенских казарм было не самым благоприятным. Какими увидел Павел Павлович Селищи, мы можем узнать из воспоминаний его второй жены Елены Валерьяновны:

«Когда Поленька сошёл с парохода на берег Волхова, где посреди голого поля уныло расположены были квадратом казармы, вид этот сразу произвёл на него удручающее впечатление». Оставшись в одиночестве в отведённой ему комнате, «Поленька кинулся на кровать не раздеваясь, уткнулся лицом в подушки и горько заплакал».

И было, от чего. Прямо из столицы Павел Павлович попал в провинциальную глушь, где волки отваживались забираться даже в жилища. И это не преувеличение – Елена Валерьяновна описывает случай, когда хищник пробрался в коридор здания с офицерскими квартирами. Поднялся переполох, конец которому положил выстрелом из револьвера один из офицеров.

Царившая в эскадроне атмосфера лишь усугубила гнетущее чувство. Сплочённой офицерской семьи, как в других частях, в эскадроне образоваться не могло – туда для прохождения курса прибывали офицеры со всей России, и состав их постоянно менялся. В результате, «водка и карты царили в Селищинках. Отрезанные от общества на целых два года, лишённые всякого развлечения при тяжёлом физическом труде, случайно собранные вместе сто пятьдесят зрелых людей на положении воспитанников закрытого заведения умирали от скуки. Единственным утешением служило им повальное пьянство, сопровождаемое всегда колоссальными, прямо легендарными, скандалами». Видавшие виды армейские «бурбоны» поначалу недружелюбно встретили того, кого они считали «шаркуном, карьеристом, петербургским франтом, приехавшим схватить чин».

Однако прошло время, и всё изменилось в лучшую для Дягилева сторону. Стремясь как-то скрасить свой досуг, Павел Павлович собрал вокруг себя любителей пения, и под его регентством образовался церковный хор: «Спевки сделались любимейшим препровождением времени как для участвующих, так и для слушателей. Доходило до того, что их устраивали даже во время перемен между занятиями». Тем самым Павел Павлович «внёс луч света в смрадную общую скуку», и в благодарность офицеры «главного зачинщика носили просто на руках».

Здесь, в Селищах, 19 марта 1872 года у Павла Павловича и родился сын Сергей. Мальчика назвали в честь кузена его матери, Евгении Николаевны, застрелившегося из-за безответной любви к ней. Радость от рождения сына была омрачена смертью супруги от послеродового заражения. Вскоре овдовевший Павел Павлович покинул Селищи и вернулся в Кавалергардский полк.

В 1875 году ушёл из Селищенских казарм и Учебный кавалерийский эскадрон – он был переведён в Петербург. В 1882 году эскадрон был расформирован, а взамен его создана Офицерская кавалерийская школа.

Задать вопрос или оставить отзыв о статье Вы можете в группе Вконтакте «Военная история Новгородской земли XVII-XX веков»

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: