ГлавнаяСтатьи"Щей из капусты турки не жалуют…"
Опубликовано 2.07.2016 в 10:39, статья, раздел История, рубрика Человек с ружьём
автор: Илья Хохлов

"Щей из капусты турки не жалуют…"

Военнопленные русско-турецкой войны 1877-1878 годов в Новгородской губернии.

12 апреля 1877 г. началась очередная русско-турецкая война. Вместе с одержанными русской армией победами появились и взятые в плен неприятельские военнослужащие, одним из мест содержания которых стала Новгородская губерния. Правила их содержания регламентировались «Временным положением о военнопленных Восточной 1877 года войны», утверждённым императором 2 июля 1877 г. В соответствии с ним, взятые в плен неприятельские военнослужащие сосредотачивались сначала в «определённых местах» на театре войны, а оттуда распределялись на сборные пункты в тылу армий в Кишинёве и Ростове-на-Дону для дальнейшего отправления «во внутрь Империи».

В.В. Верещагин. Два ястреба (Башибузуки). 1878-1879 гг. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Размещались пленные в свободных казармах или, при недостатке последних, в частных зданиях, но непременно казарменным порядком. Пленным офицерам разрешалось жить на частных квартирах, при условии, что они дадут честное слово не удаляться за пределы обозначенного им района. Военнопленных нижних чинов разрешалось использовать на государственных, общественных и частных работах. При этом, часть заработанных денег выдавалась им на руки сразу, остальные – при освобождении из плена, за вычетом суммы, потраченной на их содержание. Особо оговаривалось, что «военнопленные не могут быть употребляемы на такие работы, которые были бы унизительны для их воинского звания и общественного положения, занимаемого ими в своей стране, и которые имеют прямое отношение к военным действиям, предпринятым против их отечества и его союзников».

Довольствие военнопленные нижние чины получали наравне с нижними чинами частей местных войск, при которых они содержались, при этом рекомендовалось по возможности снабжать их теми продуктами, которыми они питались на родине. По прибытии в место содержания внутри империи каждый пленный получал две рубахи, двое исподних брюк, две пары сапог, галстук, суконные тёмно-зелёные шаровары без выпушек, куртку «по образцу суконных камзолов», шинель солдатского покроя, но без погон и клапанов, шапку чёрного или тёмно-зелёного сукна без кантов и кокарды. В зимнее и холодное время им также выдавался полушубок и суконные рукавицы. Пашам (генералам) и офицерам вместо натурального довольствия полагалось денежное содержание: пашам – 1017 рублей, штаб-офицерам – 441 рубль, а обер-офицерам – 276 рублей в год.

Группа взятых в плен турецких офицеров. Из издания: Иллюстрированная хроника войны. 1877. № 69.

В Новгородской губернии подготовка к приёму партий военнопленных началась в конце лета 1877 г. 12 августа губернатор сообщил новгородскому городскому голове о скором прибытии в город 600 военнопленных, а 9 сентября по просьбе новгородского губернского воинского начальника запросил сведения о том, «какие государственные, общественные и частные работы могли бы быть предоставлены в Новгороде пленным, на каких условиях, какое число людей могло бы ими быть занято и в продолжении какого времени». Отвечая на этот запрос, городской голова писал: «Можно бы было указать на работы для пленных турок по углублению Фёдоровского ручья, но так как по постановлению Городской думы, состоявшемуся 21 июля сего года, возбуждено пред правительством ходатайство об отнесении этих работ к разряду потребностей государственных, с обращением расходов на процентный сбор, взимаемый с грузовых судов на улучшение судоходных путей в Империи и с ассигнованием от города на этот предмет семи тысяч рублей, то распоряжение об означенных работах зависит от ведомства путей сообщения. Затем, как для благоустройства города, так и в санитарном отношении было бы небесполезно производство в городском саду около Кремля очистку канала, с отнесением расхода на эти работы на городские средства. Имея однако же в виду, что на очистку в саду канала может потребоваться довольно значительный расход, превышающий средства городского бюджета, то я с своей стороны полагал бы возможным допустить эту работу в таком только случае, если правительство разрешит городу платить в казну за эти работы по 500 руб. каждогодно, впредь до погашения долга. Что же касается до размера подённой платы пленным туркам за работы по очистке канала в городском саду, то таковая в настоящие осенние месяцы не должна превышать пятнадцати копеек в сутки на каждого человека, так как число рабочих часов с каждым днём будет сокращаться. Числа людей, которое может быть занято означенными работами, и продолжения времени работ определить не представляется возможным, так как время прибытия пленных неизвестно и сметного исчисления работ не составлено».

В преддверии прибытия пленных Департамент полиции уведомил губернатора о предстоящем «водворении» в Новгороде 600 человек турецких военнопленных и о правилах привлечения военнопленных к работам.

Первые партии пленных начали прибывать в Новгород лишь в ноябре. 4 ноября из Кишинёва в Новгород были отправлены «на водворение» один паша, 37 офицеров и 592 нижних чина. 11 ноября губернатор сообщил городскому голове о том, что в Новгород назначена партия пленных турок, состоящая из 20 офицеров и 426 нижних чинов, прибытие которой ожидалось 12 ноября.

17 ноября в городе уже находилось 300 военнопленных турок, и уездный воинский начальник просил устроить на работы хотя бы часть из них, так как отпускаемых казной на их содержание средств было недостаточно. 30 ноября губернское правление просило городскую управу «по получении от правительства разрешения на очистку Фёдоровского ручья на счёт казны при пособии от городского общества и ручья вокруг крепостной стены г. Новгорода сделать неотлагательное распоряжение о найме на эти работы согласно сообщения от 15-го минувшего октября прибывших в г. Новгород военнопленных турецких нижних чинов чрез посредство уездного воинского начальника».

Для воплощения в жизнь указаний министра внутренних дел о занятии работами военнопленных 7 декабря 1877 г. в Новгороде была образована специальная комиссия. 12 декабря Городская дума согласилась с соображениями управы о предоставлении военнопленным работы по очистке канала в городском саду с оговоркой, что покупку инструментов следует произвести в счёт заработной платы или за счёт казны. Однако ещё 9 декабря Новгородский губернский воинский начальник уведомил губернатора о том, что в ответ на соответствующий запрос государственный контролёр уведомил Главный штаб о следующем: на основании § 29 «Временного положения о военнопленных» часть заработанных ими денег (не менее половины) должна выдаваться им на руки. Поэтому ходатайство о том, чтобы город выплачивал в казну с рассрочкой по 500 рублей в год было бы равносильно отпуску более или менее долгосрочной и беспроцентной от казны ссуды, что могло бы стать поводом для возбуждения ходатайств о том же другими городами. Поэтому ходатайство это не могло быть удовлетворено. По всей видимости, привлечь военнопленных к казённым работам в Новгороде в итоге так и не удалось.

Прибывавшие в Новгород пленные нижние чины размещались в казармах и в манеже. Обеспечение им более-менее сносных условий существования было предметом постоянных забот губернского и уездного воинских начальников. Так, 22 декабря 1877 г. Новгородский губернский воинский начальник, заметив, что у пленных турок в манеже недостаточно соломы, просил городскую управу доставить туда соломы «ещё хотя три воза». 27 января 1878 г. по просьбе уездного воинского начальника в манеж были доставлены 195 пудов соломы. Уделялось внимание и питанию военнопленных. В частности, в Новгородской губернии отмечалось, что «щей из капусты турки не жалуют, но с ржаным хлебом свыклись. Варится для них суп из разных круп с говядиной и с сильной примесью муки и перца». И всё же, условия содержания военнопленных нижних чинов были тяжёлыми. Ситуация усугублялась непривычными для турок зимними холодами и распространившимся среди них тифом.

Партии пленных продолжали прибывать в Новгородскую губернию и в 1878 г. Кроме Новгорода, пленные прибывали в другие населённые пункты губернии – 15 декабря 1877 г. из Ростова-на-Дону были отправлены 29 офицеров и 476 нижних чинов в Старую Руссу. Другие партии пленных (более 700 человек) должны были отправиться в село Медведь и Бронницу.

19 февраля 1878 г. был заключён Сан-Стефанский мирный договор между Россией и Османской империей, по условиям которого все военнопленные подлежали освобождению. В течение нескольких месяцев все турецкие пленные покинули пределы Новгородской губернии.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: