ГлавнаяСтатьиМой адрес простой — маэстро Верди, Италия
Опубликовано 3.11.2018 в 16:10, статья, раздел Искусство, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах
автор: Наталья Серова
Показов: 80

Мой адрес простой — маэстро Верди, Италия

Не правда ли, эта фраза напоминает слова известной песни: «Мой адрес не дом и не улица. Мой адрес — Советский Союз.» И это было место проживания всего нашего народа, а в этой фразе говорится об адресе одного человека. Как такое может быть? Не зазнайство ли это? 

Отнюдь! Композитора Джузеппе Верди, чьё 205-летие отметил весь мир в октябре, знала вся Италия, и это была великая слава! Действительно, в корреспонденции на его имя не писали подробный адрес. Как-то раз Верди попросил нового знакомого прислать ему нужную вещь, а когда тот спросил его адрес, композитор так и ответил: «О, адрес у меня очень простой: маэстро Верди, Италия.» Огромная популярность музыки Верди объясняется его глубокой народностью, реалистичностью жизненных ситуаций и характеров персонажей его опер, выразительной и красивой мелодикой. Многие мелодии из опер Верди в Италии поются как народные песни! Вот одно из доказательств: однажды к Верди на его виллу на побережье в Монтекатини пришёл в гости один из друзей, который очень удивился, узнав, что композитор, владея двухэтажным домом с десятью комнатами, живёт лишь в одной из них. Во всех остальных комнатах находились многочисленные шарманки! Эту ситуацию Верди объяснил так: «Я приехал сюда в поисках тишины и покоя, имея в виду поработать над своей новой оперой, но многочисленные владельцы этих только что виденных вами инструментов почему-то решили, что я прибыл сюда исключительно для того, чтобы послушать собственную музыку в довольно скверном исполнении их шарманок... С утра до ночи они услаждали мой слух ариями из „Травиаты“, „Риголетто“, „Трубадура“. Причём имелось в виду, что я должен был ещё и каждый раз платить им за это сомнительное удовольствие. В конце, концов я пришёл в отчаяние и попросту на всё лето взял у них все шарманки в аренду. Это удовольствие мне обошлось довольно дорого, но зато теперь я могу спокойно работать.»

За почти 60 лет своей творческой жизни композитор написал 26 опер, лучшие из которых — «Риголетто», «Трубадур», «Травиата», «Аида». Однако, уже ранние (1840-х годов) оперы Верди — «Набукко», «Ломбардцы», «Битва при Леньяно», «Эрнани» — принесли ему славу композитора, в музыке которого звучит призыв к национально-освободительной борьбе итальянцев против австрийского гнёта и за национальное воссоединение Италии, раздробленной на несколько отдельных маленьких государств. Революционное движение возглавили Джузеппе Гарибальди и Джузеппе Мадзини, с которым Верди был дружен, и который в одном из писем написал композитору такие слова: «То, что я и Гарибальди делаем в политике, что наш общий друг Мандзони делает в поэзии, то Вы делаете в музыке. Мы все, как умеем, служим народу.»  Джузеппе МадзиниРеволюционное движение обрело бОльшую силу, когда его возглавил король Сардинского королевства (Пьемонта) Виктор Эммануил II. В связи с этим, слова «Viva VERDI» («Да здравствует Верди») звучали и как чествование композитора, и как акроним сторонников объединения Италии, где VERDI означало: Vittorio Emanuele Re D’Italia (Виктор Эммануил — король Италии). Со дня премьеры оперы Верди «Набукко» в 1842 году в хоре-плаче иудейских изгнанников в вавилонском плену по утраченной родине «Va, pensiero» («Лети, мысль, на золотых крыльях»), итальянские патриоты услышали протест против австрийского правления. Мелодия хора, как и другие темы из опер композитора 40-х годов, стала звучать на улицах итальянских городов как революционная песня, став вторым национальным гимном Италии, который и сегодня итальянцы знают наизусть.  В 1990 году в Италии обсуждалась идея замены гимна «Братья Италии», считавшегося с 1946 года временным, на «Va, pensiero». И хотя хор Верди не стал государственным гимном, он считается гимном неофициальным, а также исполняется на всех мероприятиях итальянской партии «Лига Севера». 

Во время исполнения опер Верди под воздействием музыки стихийно проходили политические митинги, в результате чего Верди стал объектом пристального внимания реакционной полиции. Современники называли Верди почётным званием «маэстро итальянской революции». 

Рисорджименто (в переводе с итальянского — обновление, термин, означающий национально-освободительное движение итальянского народа против иноземного господства, за объединение Италии) было многолетним процессом, начавшимся в конце 1820-х годов и завершившимся окончательно в 1870 году. В конце 50-х начале 60-х годов борьба была особенно острой. После войны с Австрией в 1859 году Верди стал одним из организаторов подписки в помощь раненым и детям погибших воинов, а также организовал покупку оружия для города Буссето. В числе депутатов этого города композитор приехал в Турин к королю Виктору Эммануилу с мандатом о присоединении Пармского герцогства к Пьемонту. Когда в 1860 году был создан первый общеитальянский парламент, Верди был избран его членом и депутатом от города Буссето. В этих должностях он служил родине до 1865 года. Позже в 1874 году композитор снова был избран сенатором. Но не только политическая деятельность, но, в неизмеримо большей степени, всё его творчество было служением Италии! В 80-е годы Верди был награждён Знаком отличия Большого креста ордена Сан-Маурицио и Лаццаро.

 Обратите внимание на новые статьи рубрики «Рассказы о музыке и музыкантах»

Король Умберто I дважды предлагал композитору титул маркиза, но Верди, поблагодарив, отказался, сказав: «Я — крестьянин.» И это действительно так. Он всегда оставался верен своим корням. Великий композитор родился в деревне и даже в зените славы каждую осень возвращался в свой деревенский дом, чтобы поучаствовать в сборе урожая. 

10 октября 1813 года в маленькой деревушке Ле Ронколе недалеко от города Буссето, входившем в Пармское герцогство, в семье Карло Джузеппе Верди и его жены Луиджи Уттини родился мальчик, которого назвали Джузеппе Фортунино Франческо. Семья имела скромный, но постоянный заработок. Мать будущего композитора пряла пряжу, а отец держал постоялый двор. Ле Ронколе находится на пути из Пармы в Милан, а поэтому постояльцы всегда были. Дом, где родился и провёл детство ВердиДжузеппе был старшим сыном в семье и единственным помощником отца, и, естественно, отец ожидал, что сын продолжит его дело. Однако, мальчик с раннего детства был так очарован музыкой, что его родители накопили деньги и купили сыну на его шестилетие подержанный спинет (разновидность клавесина). Став взрослым, композитор вспоминал слова отца: «Ещё когда его мать была беременна, в наш трактир забрели музыканты и развлекали её песнями. А уходя, пообещали вернуться в срок, когда хозяйка разрешится от бремени. И надо же было так случиться, что в тот момент, когда повитуха принимала младенца, они грянули во двор с торжественной музыкой. Так и сглазили мне парнишку.» Неплохо «сглазили» — Верди стал гордостью не только Италии, но и всего музыкального искусства!

В возрасте 7 лет Джузеппе, прислуживая во время обедни в деревенской церкви, впервые услышал орган. Впечатление было настолько сильным, что отец мальчика попросил органиста Пьетро Байстрокки позаниматься с его сыном музыкой. Уроки продолжались в течение 3 лет. Так Верди научился играть на спинете и органе. В возрасте 11 лет он уже мог исполнять обязанности церковного органиста. Когда Джузеппе исполнилось 12 лет, отец отправил его в Буссето учиться в городской школе, где он не только изучал различные науки, но и продолжал заниматься музыкой. По воскресеньям и в праздничные дни Джузеппе отправлялся, порой и пешком, в свою деревню, где работал церковным органистом вместо умершего Байстрокки. 

Живя в Буссето, Верди не только учился, но и подрабатывал подручным в колониальной лавке купца Антонио Барецци — большого любителя и знатока музыки, игравшего на разных музыкальных инструментах, руководителя городского филармонического общества. Антонио БарецциДжузеппе, благодаря Барецци, мог присутствовать на репетициях филармонического симфонического оркестра, переписывать ноты, делать аранжировки и даже играть в оркестре на большом барабане! Дирижировал оркестром Фердинандо Провези, который заметил одарённость Джузеппе и начал с ним заниматься музыкой. Успехи ученика не заставили себя ждать: иногда он дирижировал вместо учителя в концертах филармонического оркестра, выступал в концертах как пианист, а также играл на органе в городском соборе. Появляются и первые сочинения молодого композитора (увертюра, марши для духового оркестра, произведения для хора и фортепианные пьесы), которые датируются 1828 годом. 

В 1831 году восемнадцатилетний Верди с помощью Барецци и Провези, которые выхлопотали для него стипендию на два года у городских властей и одного из благотворительных учреждений, уезжает в Милан для того, чтобы осуществить свою мечту — поступить в консерваторию и получить профессиональное музыкальное образование. Однако, директор Миланской консерватории Франческо Базили отказывает абитуриенту в приёме, мотивируя тем, что Верди плохо владеет фортепиано, ему уже 18 лет, а лица старше 17 лет не могут обучаться в консерватории и, наконец, Верди просто профнепригоден (!?) Кстати, после смерти великого Верди Миланская консерватория стала носить его имя. 

Не принятый в консерваторию Джузеппе, остался в Милане и стал заниматься частно у известного музыканта Винченцо Лавинья — оперного композитора, дирижёра миланского оперного театра La Scala и прекрасного педагога. Под его руководством Верди овладел основами композиторского мастерства изучил массу партитур опер итальянских и зарубежных композиторов. Благодаря посещениям концертов и оперных спектаклей, изучению литературы (Данте, Шекспир, Гёте, Шиллер и др.) Джузеппе стал высокообразованным музыкантом, известным в артистических кругах и светском обществе. Уже через год занятий Лавинья написал Барецци: «Ваш стипендиат будет вскоре гордостью своего отечества». Находясь в Милане, Верди любил посещать репетиции и концерты Филармонического Общества. И вот однажды в 1834 году произошло знаменательное событие — Общество решило исполнить ораторию «Сотворение мира» великого австрийского композитора Иосифа Гайдна (см. статью о Гайдне). Но случилось так, что на репетицию не явился ни один из дирижёров, а все исполнители находились на местах и выражали нетерпение. Тогда руководитель Общества П. Мазини обратился к находившемуся в зале Верди с просьбой выручить из неловкого положения. Что последовало дальше — рассказывает сам композитор в автобиографии: «Быстро направился я к фортепиано и начал репетицию. Очень хорошо помню иронические насмешки, с какими меня встретили... Моё юное лицо, мой тощий облик, моя бедная одежда — всё это внушало мало уважения. Но как бы там ни было, репетиция продолжалась, и я сам постепенно воодушевлялся. Я уже больше не ограничивался сопровождением, а начал правой рукой дирижировать, играя левой. Когда репетиция кончилась, мне со всех сторон делали комплименты... Вследствие этого случая дирижирование гайдновским концертом было доверено мне. Первое публичное исполнение имело такой успех, что тотчас пришлось организовать повторение в большом зале дворянского клуба, на котором присутствовало всё высшее общество Милана». Следствием успеха Верди, который к этому времени был автором нескольких концертов и симфоний, стали заказы на сочинение кантат и оперы «Оберто, граф Бонифачьо». Верди в 30-е годы
Работа над оперой была для молодого композитора новым интересным и ответственным делом, но за неё он принялся не сразу — нужно было вернуться в Буссето, чтобы занять место умершего Провези и таким образом отработать стипендию. В Буссето Верди назначили директором Филармонического общества. По традиции директор Филармонического общества был и городским органистом, но назначению Верди на эту должность противилось духовенство, недовольное «слишком светским» характером его музыки. Между Филармоническим обществом и духовенством разгорелся скандал, длящийся несколько лет. Церковь запрещала филармонические концерты, преследовала сторонников Верди, некоторые из которых даже были арестованы за «политическую неблагонадёжность». Тем не менее, творчество Верди и работу Филармонического общества прекратить было невозможно. Имя композитора становится известно далеко за пределами Буссето, где он выступает как дирижёр, органист и пианист. 

В 1836 году женился на дочери своего друга и покровителя Антонио Барецци Маргерите, которой раньше давал уроки музыки. Маргерита БарецциЧерез два года Верди с женой и двумя детьми — дочерью Вирджинией и сыном Ицилио— переехали в Милан, где в 1839 году в театре La Scala состоялась успешная премьера первой оперы композитора «Оберто, граф Бонифачьо». Верди становится популярным: издаются его произведения, антрепренёры заказывают ему оперы. Так начинается работа над комической оперой «Король на день, или Мнимый Станислав». Но в это время в течение двух месяцев один за другим умирают его дети, а затем и горячо любимая жена. Позже композитор напишет: «Я был один! Один! На протяжение двух месяцев три дорогих существа исчезли навсегда. У меня больше не было семьи! Среди этих ужасных мук, чтобы выполнить взятые на себя обязательства, я должен был сочинять и закончить комическую оперу!» Произведение было написано и поставлено в 1840 году, но успеха не имело. Верди расторгнул договор с La Scala. Ему казалось, что он уже никогда не вернётся к сочинению музыки, что жизнь потеряла смысл. 

Но вовсе не так думал импрессарио Мирелли. Он дал композитору либретто, основанное на библейском повествовании о вавилонском царе Навуходоносоре, или Набукко, как его называют итальянцы. Верди швырнул либретто в угол и пять месяцев к нему не я притрагивался. Но в конце концов взял-таки в руки, полистал, прочитал с интересом, и оно ему понравилось! Ведь в нём были идеи, созвучные национально-освободительной борьбе Италии против чужестранного ига, яркие образы, сильные страсти. Позже в своих воспоминаниях Верди напишет: «Я взялся за работу как за спасение от горя. Потихоньку: сегодня — одна строфа, завтра — другая; здесь — одна нота, там — целая фраза, — так мало-помалу возникла вся опера». «Набукко» поставили в марте 1842 года в миланском театре La Scala. На первом же представлении публика восприняла оперу с восторгом! Уже после первого акта зрители так расшумелись, что Верди испугался: в этих криках ему почудилась не пылкая благодарность, а гневное недовольство. Имя Верди вошло в число самых значительных и любимейших итальянских национальных композиторов. За год «Набукко» исполнили 65 раз. Хор пленённых евреев приобрёл не только популярность, но и значение революционной песни-гимна. Постановка в 1843 году следующей оперы Верди «Ломбардцы в первом крестовом походе» упрочила славу композитора. 

Таким образом, 40-е годы в творчестве Верди стали периодом становления его композиторского мастерства и признания его искусства не просто публикой, но итальянским народом! На протяжение этих лет Верди писал не только по одной, но иногда и по две оперы в год. Из под его пера выходят: «Эрнани» по Гюго; «Жанна д`Арк», «Разбойники» и «Луиза Миллер» по Шиллеру; «Альзира» по Вольтеру, «Двое Фоскари», «Корсар» по Байрону; «Макбет» по Шекспиру. Обратите внимание на то, к каким литературным источникам обращается молодой композитор. Эти оперы жизненные, реалистичные, уже не соответствующие традиционным старинным оперным жанрам seria (серьёзная опера) и buffa (комическая) с их схематичными характерами персонажей. (Об этих оперных жанрах см. статью о Россини).
Во время итальянской революции 1848 года Верди был в Париже, но стремясь быть со своим народом, он вернулся в Милан. Вместе с несколькими революционерами он обратился к французскому правительству с призывом о помощи Италии. По поручению Мадзини Верди написал героический гимн «Звучи, труба». «Теперь, как никогда, Италия нуждается в Вашей музыке» — написал композитору Мадзини.

Продолжение следует...

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: