ГлавнаяСтатьи«Запад» МакДонаха – везде разный и везде о любви
Опубликовано 16.10.2018 в 10:15, статья, раздел Театр и кино
автор: ОК-журнал (Алена Август)
Показов: 106

«Запад» МакДонаха – везде разный и везде о любви

Семь театров из разных стран представили свое видение знаменитой пьесы МакДонаха «Сиротливый Запад» на Третьем Международном фестивале Мартина МакДонаха в Перми. Удивительную притчу Мартина МакДонаха о любви и ненависти представили на суд зрителей театры из Ирана, Венгрии, Грузии, Молдовы, Боснии и России.

Уникальный Международный фестиваль МакДонаха в третий раз удивил – только здесь в течение знаменитой «ирландской недели Сергея Федотова» можно было увидеть одну пьесу в исполнении разных театров и сравнить взгляд на историю братьев Коулмэна и Вэлина в разных точках планеты. шотландия В 2016 году призерами Второго фестиваля МакДонаха стали постановки «Запада» в исполнении TronTheatre из Шотландии (гран-при фестиваля, и диплом Лауреата «За лучшую мужскую роль» (отец Уэлш в исполнении Майкла Дилана (MichaelDylan), свою победу они разделили с новосибирским театром «Старый дом» (режиссер-постановщик спектакля сам Сергей Федотов). Кроме того, жюри признало лучшим актерский дуэт «левитирующих братьев» Анатолия Григорьева и Тимофея Мамлина. Главные герои «Сиротливого запада» — два брата, связанные не только взаимными обидами, ненавистью и страстью шантажировать друг друга, но и общей тайной о смерти отца. По словам Сергея Федотова, — это остропсихологический театр: «Болезненная реалистичность событий и отношений двух братьев, жестокость, замешанная на годах непонимания, тяжелом быте, пустых обидах и убийстве, парадоксальным образом сочетается с острой комедийностью, заставляя зрителей пребывать в экстремальных состояниях».

 Иранский Бужнард Арт Театр – страсти в яркой обертке

Организаторы фестиваля не первый раз приглашают иранские театры. На втором фестивале это был «Человек-Подушка» театра Nowadays, на этот раз в Перми – иранский «Сиротливый Запад». Иранский театр «Бунжард Арт» нашёл свой подход к МакДонаху. «Мы смотрим на всё по-другому. Это восточное восприятие текста. Мы не использовали насилие: бои и кровь показали поверхностно. Но мы раскрыли новые смыслы» – рассказал режиссёр Араш Фироузэ. 2018.10.06_Сиротл. запад (Иран)Режиссёр добавил, что в Иране знают МакДонаха и с удовольствием смотрят его фильмы. Пьесу «Сиротливый Запад» перевели специально для театра и актёрам она сразу понравилась. Сценограф Хамед Алами Поор создал декорации, продумал образ Коулмена. Актёр, исполняющий роль Коулмена, не смог приехать на фестиваль. Новый актёр был введен в постановку всего за шесть дней. Исаак Фарноуд (отец Уэлш в спектакле) рассказал, что поначалу было сложно работать над пьесой: «Мы очень много репетировали и старались по шагам войти в роль. На сцене я полностью перевоплощаюсь. Не важно, кто я в реальной жизни, какую религию исповедую. На сцене я тот, кого играю». Азадэ Хеидарзадэ (Гелин), напротив, вживаться в роль было несложно: «Я и в жизни такая!», хотя представить хулиганкой и матерщинницей скромную девушку в головном платке. Удалось ли адаптировать драматургию МакДонаха без потери колорита и остроты? Дом братьев Коннор похож на кукольный домик – маленький, аккуратный, цветастый. На первом этаже стол, стулья, ярко-красная плита.

Там же висит портрет Сергея Федотова – небольшой реверанс Фестивалю и его создателю. На втором: красное кресло, плакат собаки, белый унитаз и красная боксёрская груша Коулмена. Вещи Вэлина помечены жёлтой буквой V. Сами герои тоже выглядят «кукольно», несерьёзно. С первой сцены и до конца они остаются детьми. В спектакле нет сцен насилия: братья борются между собой, как дети, Гелин пару раз ударяет отца Уэлша журналом. Да, Коулмен наставляет на Вэлина дуло ружья, но не замирает в этот момент. Это типичный детский «пиф-паф». Оружие в их руках – как милые игрушки. Самоубийства Уэлша (Исаак Фарноуд) зритель не видит – священник выходит за дверь и кричит, на этом всё. Впрочем, даже после смерти Уэлш не исчезает со сцены: его лицо вдруг появляется в прямоугольном вырезе в стене, как картина. Он слушает разговор братьев, то одобрительно улыбаясь, то хмурясь.

А в какой-то момент тянется рукой к брошенным неподалеку пирожкам. Конечно, его жертву в таком контексте нельзя воспринимать всерьёз. Это скорее нарочитая игра в «я ушел на небо». Актёры экспрессивные, яркие, смешные. Весь спектакль от начала до конца – весёлая игра, без надрыва и напряжения. Здесь совершенно нет «чернухи», которую выдвигают на первый план некоторые режиссёры. Но не находишь в спектакле и живых, сложных и противоречивых персонажей, в которых с болью узнаёшь себя. Если это и МакДонах, то именно восточный. Уникальный и своеобразный. Но совсем не такой, какого мы ожидаем увидеть.

Альтернативный венгерский театр «Солтис Лайос» – живо и музыкально

Венгерский подход к постановке удивляет, завораживает. Здесь и оригинальное взаимодействие с публикой, и неожиданные музыкальные вставки, и потрясающая игра актеров. Режиссер Петер Истван Нагы использовал интересный приём, когда публика уже не просто часть зрительного зала, а часть постановки. Зрителям - места прямо на сцене. Этот ход дает ощущение причастности к происходящему и еще больше усиливает переживания за судьбу актеров. Венгерский спектакль не знает границ. ВенгрияПонятие сцены утрачивается: вот Коулмен (Арнолд Пести) спускается по лестнице и гуляет по пустому зрительному залу, вот Герлин (Викториа Хорватх) танцует под аккомпанемент музыкантов в холле театра, а вот она сидит рядом, среди зрителей. Временами партнерами актеров прямо на сцене становится музыкальное трио: живая музыка передает настроение персонажей в разные моменты происходящего и задает ритм последующему эпизоду. Порой придает контрастности: спокойная и душевная игра на гитаре сопровождается безобразной дракой двух братьев. Игра актеров театра заслуживает отдельного внимания.

Отец Уэлш - уставший от бесчеловечности, сломленный его же окружением. Он уже не похож на священника: спортивные штаны, кеды и взъерошенные волосы. Уэлш безучастен в своей жизни, отречен от корыстного общества и всегда в обнимку… со спиртным. Влюбленная в него Герлин, напротив, бойкая, задорная молодая девушка. Захочет – на стол залезет и танцевать начнет, захочет –закричит от переизбытка чувств. И братья получились очень импульсивными. Чуть что, сразу драка и выяснение отношений. Вален (Роналд Бруцкнер) до такой степени жадный, что он не только не разрешает читать его журналы и брать его чипсы, а даже с удовольствием собирает выпавшие зубы бедного отца Уэлша. Ну а вдруг пригодится! А Коулмен, кажется, как был когда-то подростком, так им и остался. Рваные джинсы, нелепо заправленная рубашка. И поступков своих не стесняется вовсе. Жарко? Снял при всех штаны. Брат обижает? Нужно на него с нунчаками налететь, чтоб знал своё место! Яркий, безумный, не похожий ни на что, спектакль точно заслуживает быть не только на фестивале МакДонаха, но и в сердцах своих зрителей.

Режиссёр венгерской постановки, Петер Истван Нагы увидел в истории отца Уэлша историю сизифова труда по изменению реальности. Но что интересно, в венгерской трактовке отец Уэлш оказывается героем слабым, с искажённым восприятием – все происходящее он видит «сквозь стекло бутылки» и многолетнего отчаяния. Актёр Зсолт Темеси, исполняет роль отца Уэлша: «Наш театр появился и живёт сейчас в маленькой деревне (население ок. 20 000 человек) где-то в 200 км от Будапешта. И «Сиротливый Запад» – вообще первый спектакль у нас по МакДонаху. Поставить его решил наш режиссёр. Нас и всю труппу тронула в этой пьесе как раз атмосфера заброшенной и забытой деревни, заброшенного общества. Потому что мы тоже живём в похожем маленьком городке, так что мы увидели очень много сходства самом менталитете героев и образе жизни ирландской глубинки и нашей. Линэн почти как наш городок, только ирландский. Более того, наш театр стоит между церковью, кабаком и рынком. Это, можно сказать, культурный треугольник города». Ход режиссёра с расширением пространства и выходом за рамки одной сцены был отмечен, как очень удачный метод удивления публики. Жюри отметило нестандартное видение режиссёра, благодаря которому зрители были полностью вовлечены в сюжет спектакля, а также выразило большую благодарность труппе театра за полученные эмоции. Театр отмечен премией фестиваля за лучшее музыкальное оформление спектакля.

Впервые на фестивале – грузинский «Открытый театр»

Спектакль из Тбилиси стал точно одним из самых ярких на фестивале. Показ на фестивале стал премьерой, – русский зритель первым увидел работу грузинского "Открытого театра", которую создали актёры и режиссёр из 4 разных театров Тбилиси. Это спектакль-потрясение - он задал новое направление развития макдонаховской истории и ее героев. Братья Коулмэн и Вэлин не жалкие, забитые, зацикленные и с мутными от ненависти глазами, но очень живые, игривые, открытые. ГрузияИ, наверное, самая поразительная их черта, которая раскрылась в этой постановке – они хотят счастья. Пусть не очень умеют его хотеть, но невероятно хотят. Вахтанг Николава вместе со своей труппой смогли рассмотреть такое совсем неожиданное желание в человеке, который убил своего отца и постоянно в ссорах и драках с братом, что он тоже может хотеть счастья. Про особую роль конфликта в самом процессе работы над спектаклем и уже на сцене Вахтанг Николава говорит так: «Вот это самое удивительное, что в Грузии часто, пока не поругаешься с человеком, не сможешь с ним подружиться. Не через консенсус к примирению прийти, а через столкновение. Иначе – как белка в колесе: «Давайте договоримся» – и недовольны остались все. А когда в открытую – шлюзы открываются, и разрешается тот внутренний дефицит, который волновал и тебя и человека, с которым ты ругаешься.

Обратите внимание на новые статьи в рубрике «Театр и Кино»


Но во многом еще и это было трудно понятно с нашим характером – как может так долго накипать конфликт? Стагнация – это совсем не про нашу культуру» Режиссер Виктор Шрайман так выразил свое восхищение: «Мне безоговорочно нравится ваш спектакль! – сказал театральный педагог режиссеру Вахтангу Николава. - Я очень много езжу и вижу. Не редко, мне приходится видеть рыхлые конструкции. Но вы, как режиссер, взяли губку, отжали воду и спектакль стал упругим». Театровед Вера Шамина, которая отдельно отметила игру актеров: «Что первое поражает, так это потрясающая энергетическая заряженность. Спектакль просто пробивает, сшибает, сносит. Прежде всего, благодаря темпоритму, блестящей игре актеров, которые выдерживают эти темпоритмы. Кажется, что братья Коннор неуклюжие, неповоротливые, а оказывается, сколько в них пластики, сколько эксцентрики! Эта постановка – потрясающее удовольствие, которая совершенно не разбивает того, о чем пишет МакДонах в своей пьесе». Спектакль грузинской труппы отмечен премией «Открытие» Третьего фестиваля МакДонаха.

Взгляд на Запад «С улицы Роз»: театр из Молдовы исцеляет смехом

Один из ярких участников Третьего международного театрального фестиваля ирландского кинорежиссера и драматурга Мартина МакДонаха – молдавский театр «С улицы Роз», созданный заслуженным деятелем искусств Республики Молдова Юрием Хармелиным, настоящим сподвижником театра. Спектакль "Сиротливый Запад" режиссера и создателя уникального авторского театра Юрия Хармелина первым открыл Третий международный фестиваль Мартина МакДонаха, задав тон всей «ирландской неделе». Молдова МакДонаховские герои получились ожесточившимися постаревшими детьми, поэтому в сценографии дом братьев выглядит словно стареющий вместе со своими хозяевами «штабик» из их детства, в углах которого они, как и в детстве, прячут друг от друга чипсы и фотографии полюбившихся девчонок. Как будто их представления о мире и том, как он устроен, так и остались на уровне «штабика», вот только они совсем не знают, что с этим делать, да и надо ли. Поэтому после очередной драки, чуть не закончившейся убийством брата и обожжёнными руками отца Уэлша, брат Коулмэн, остыв, недоумённо сказал Вэлину: «И чего он так? Драка – это же обратная сторона любви».

В героях, представленных актерами театра Василием Павленко (Коулмэн) и Александром Петровым (Вален), Вячеславом Азаровским (Уэлш) и Еленой Тендель (Герлин), эти стены четко ограничены долгохранимыми обидами, недомолвками и неумением сказать о своих чувствах. А для того, чтобы не быть, а хотя бы казаться взрослыми, на одной из этих внутренних стен нужен образ – пусть даже прощальное письмо священника, даже над самим именем которого герои похохатывают. Образ взрослого, образ того, кто следит за тобой. Жюри дало свои оценки спектаклю из Кишинева. «Мы приходим к понимаю того, что МакДонах – это не про быт. И это удалось показать. Была масса интересных вещей: не было реального дома, не было полок со статуэтками, а была лестница, куда все лазали. Замечательный ход: они показали небольшие уши собаки, а совсем маленькие, но спрятанные в статуэтке Девы Марии. улицароз-36Было множество моментов, которые уводили в мир небытовой» – отметил критик Валерий Бегунов. Анастасия Ефремова, театровед и критик, рассказала, что сразу приняла братьев из «Сиротливого Запада» театра «С Улицы Роз»: «Они мне понятны – это мой младший сын, которому 25 лет. Я из небольшого города и у нас целые районы «таких» братьев. Именно так они живут. И это наши дети». С другой стороны, пара «священник-девушка», их мотивы, чувства и их жизнь в целом остались непонятны: «Возможно, в следующем спектакле всё будет по-другому. Ведь спектакля, который мы сегодня посмотрели, больше не будет никогда. Каждый раз это что-то новое. Поэтому мы были счастливы присутствовать при рождении новой жизни. И этот спектакль, и этот театр отвечают моему счастью. Я знаю, то, что не происходит сейчас – потом всегда может случиться. Мне очень нравится этот театр, и я благодарю ребят за спектакль». «За смелость» - такой специальный приз Президента Фестиваля Сергея Федотова получил театр «С Улицы Роз».

Златан Видовиц получил приз за лучшую мужскую роль в «Сиротливом Западе»

Коллектив Национального Театра Республики Сербской (Босния и Герцеговина) впервые приехал на фестиваль с постановкой «Сиротливый Запад» Белинды Божицкович. Братья Вален и Коулмен - счастливы. Просто счастливы, потому что живы, потому что до сих пор дети в душе и, наверное, по ещё каким-то невероятным причинам. И это сочетание такой легкости и любви к жизни, пусть и так неказисто и разрушительно выражаемой, правда потрясает, когда оно вдруг переворачивается, а за брызжущим весельем - неосознаваемая и невыносимая тяжесть после убийства своего же отца во вдруг окаменевшем лице брата. Златан ВидовицИ это первая постановка на фестивале, где согласно трактовке режиссёра, которую мы в итоге видим на сцене, отец Уэлш и братья не то что разные или не понимают друг друга – они живут в разных реальностях. Более того, только отец Уэлш живёт в какой-то своей. Отец Уэлш становится не «лучом света в тёмном царстве», скорее его появление в здесь своего рода эксперимент МакДонаха. Законы «детского мира» оказываются слишком жестокими для отца Уэлша, а жертва его остаётся не только не понятной братьями, но и сожженной, потому что в этом нет трагедии. Это жизнь, и её не измерить даже Библией, а тем более одному священнику.

Можно сказать, что это животный мир, но от этого он не теряет своего права на существование, как это и получилось в постановке из Боснии и Герцеговины. В постановке Боснии и Герцеговины жюри фестиваля привела в восторг игра актеров. «Я как режиссер скажу - блистательный актерский состав! Мощный энергетический обмен между сценой и зрителем», – сказал театральный педагог Виктор Шрайман. Его точку зрения поддержала театральный критик Анастасия Ефремова: «История ясная, четкая, можно сказать, минималистическая. Просто замечательное распределение ролей, каждый актер на своем месте».
 
Взгляд на ирландскую глубинку из российской: шадринский «Запад» у озера слез

Братья Вален (Михаил Ворошинин) и Коулмен (Иван Карпов) в постановке театра из российского Шадриснка живут постоянными ссорами и придирками. Им наплевать на смерть своего отца, наплевать на только что утопившегося знакомого. Братьям важна сиюминутная выгода – имущественная, моральная, физическая. Лишь отец Уэлш (Валерий Мазурин) пытается достучаться до братьев, кажется – он один здесь живет настоящими человеческими отношениями. Но его голос отчаяния никто не слышит. Шадринск _Сиротл. запад На сцене Колмен предстал заикающимся, неуверенным и совершенно не привлекательным мужчиной, который самоутверждается за счет выдуманных небылиц и псевдосамоуверенности. Вален – не лучше своего брата. Неуклюжий мужчина, пытающийся прибрать всё к рукам. Бойкая, дерзкая Герлин (Ксения Веремьева) кажется на первый взгляд довольно ветреной и распутной особой. Но это лишь маска, которую она готова снять наедине с мужчиной, не ясно по каким причинам покорившим ее сердце. Этим человеком оказывается отец Уэлш – скромный, уставший от аморальности вокруг, бессильный перед своим окружением.

В оригинальной пьесе МакДонаха он несколько моложе братьев. Но в трактовке Шадринского Драматического театра он заметно старше их. Поэтому влюбленность юной Герлин в пожилого мужчину выглядит как неосознаваемое желание обрести отца – заботливого, доброго, умного. И сложно понять, любовь это к отцу или мужчине, или, может, желание понять Бога? Еще одной задумкой этого театра стал берег, который являлся краем сцены. А зрительный зал удивительным образом превратился в озеро. Поэтому герои часто смотрели на публику, что обостряло сопереживание зала.
 
Навсегда дети: «Запад» в постановке Сергея Федотова

Спектакль Сергея Федотова «Сиротливый Запад» показали во внеконкурсной программе фестиваля. Напомним, что эта постановка – Номинант Национальной премии «Золотая маска». Первое впечатление – сценография - она очень психологична и чуть ли не документальна: разрушенный и разоренный быт как проявление сути разрушенной семьи - в том, как она обживает свой дом. Зритель через чувство затхлого и душного воздуха их дома; резкий запах горелой пластмассы, после того, как Коулмэн сплавил в плите фигурки святых Вэлина; после выбивающихся в свете рампы взрывов пыли при драках героев, уже на уровне своих ощущений максимально включается в происходящее на сцене. У МостаОн так же как братья чувствует все эти запахи, и замечает то, чего не могут заметить братья. Сами братья Коулмэн (в исполнении Владимира Ильина) и Вэлин (в исполнении Василия Скиданова) так сыграны и вписаны в контекст, что сливаются в одно целое. Даже одеты они совершенно одинаково: незамысловатый поношенный брючный костюм на подтяжках, бесцветная рубашка и свитер. Разве что размеры разные, да и Вэлин более горяч, но тут скорее сыграло уже психологическое распределение ролей в их крепком и многолетнем союзе. Все герои спектакля будто вписаны в какую-то систему, которая предопределяет каждое их решение, но вот только они не способны этого заметить. Слишком близко. Слишком далеко. Эти визуальные и художественные решения только ещё больше подчёркивают инфантильность как одну из ключевых черт героев мира МакДонаха: да, мы можем понять, что навсегда остаёмся детьми, но что делать дальше с этим пониманием и какой он, на самом деле, это детский мир, которые создают «взрослые»? Как так случилось, что «взрослые» - это мы. Это, наверное, один из главных вопросов, который задаёт своему зрителю этот спектакль.
 
Третий Международный фестиваль Мартина МакДонаха прошел в Перми с 1 по 7 октября.

Первый фестиваль в 2014 году собрал в Перми театры из Польши, Германии, Боснии и Герцеговины, Австрии, России. Свои постановки привезли ведущие российские театры – МХТ им. А.П. Чехова («Человек-Подушка») и Московский театр Армена Джигарханяна, «Королева красоты», а также Санкт-Петербургский БДТ им Г.А. Товстоногова, «Калека с острова Инишмаан». В 2016 году фестивальную публику и строгое жюри порадовали постановки из Ирана, Польши, Шотландии, Северной Ирландии, Сербии, Чехии, Черногории, Азербайджана и России. Самым ожидаемым событием стали спектакли двух знаменитых театров из Великобритании – «Bardic» (Северная Ирландия) и «Tron Theatre» (Шотландия). Всего в ходе двух фестивалей было показано 39 спектаклей, представленных 27 театрами из 15 стран мира. В программе третьего фестиваля – 16 театров из Чехии, Румынии, Венгрии, Грузии, Македонии, Ирана, Молдовы, Казахстана и Боснии, нескольких российских городов.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: