ГлавнаяСтатьиЧасть 8
Опубликовано 10.06.2016 в 08:45, статья, раздел Искусство, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 825

Часть 8

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

Мы все о творчестве да о творчестве… А как, собственно, определить, где оно, настоящее, начинается? И не закралось ли в наши рассуждения этакое высокомерие ко всему, что мимо искусства – мимо творческой фотографии? Не пахнуло ли душным шлейфом томных духов «высшего общества», куда кроме фотографических аристократов всем остальным путь заказан?

Фото: Елена Тимофеева

Спору нет: бывает и такое. Когда плотно смыкаются шеренги «цеховиков» ради чистоты кастовых рядов. Явление не новое и столь же традиционно мерзкое. Но мы не об этом. Ситуация как раз ровно противоположная: надо бы наоборот – вдоль дороги, ведущей в творчество, фонари расставить. Тогда – тем более: извольте прояснить, что такое творчество?

Фото: Илья Турок Фото: Светлана Бараньски

И на это неотвязчивое можно только плечами пожать да руками развести. Поскольку и здесь с определениями напряженка. Почему человеку свойственно повсюду ярлыки и ценники развешивать? Почему обязательно тянет «узаконить» общепринятым определением какое-либо еще не оприходованное явление? Потому что свойственно и другое: все, что непонятно, объявлять вне закона или просто с раздражением выбрасывать вон. Мы ведь по большей части «прямоугольны», надо признать. А ведь еще Кант заметил, что искусство не имеет цели, потому что происходит не от логики. А потому с известной точки зрения абсурдно. «Творчество – это, скорее, тоска душевная… Творчество – это немотивированный зуд в области сердца» (Кирилл Новосартов, автор замечательных статей о фотографии с плотной философской начинкой).

Фото: Галина Бутакова

Этот же автор, размышляя о фотографическом творчестве и «происхождении» фотографа как человека искусства, не без улыбки предлагает вот уж точно исчерпывающее определение: «Изобразительная культура в целом есть проекция сознания на плоскость, с углом зрительского эмоционального или умственного отражения, равным углу падения мысли автора». Ну и что, теперь мы, дотошные, наконец-то успокоились?

Ну хорошо, творчество цели не имеет. Тогда в чем же его смысл? Или попроще: какой от него толк? (Забавно, но именно эту фразу довелось услышать из уст одного, скажем так, начальника, указавшего на дверь тогда еще только набиравшему силу нашему творческому объединению). Попробую ответить на этот запредельно прямолинейный вопрос следующим образом.

В традиции нашей авторской школы-студии творческой фотографии - анкетирование уже не абитуриентов, а слушателей, где-нибудь ближе к концу обучения. Один из пунктов такого вопросника: «Ваша самая большая удача в творчестве?» Один из ответов: «Я по-другому сморю на мир. Я вижу «вещи», которые раньше не замечала». Еще один: «Самая большая моя удача – встретить людей, единых по духу. Такое общение срезонировало и много открыло во мне самом». И наконец: «Я пересмотрела отношение к окружающему миру». Неужели это так мало, а, начальник (скажем так)?!..

Фото: Екатерина Яковлева Фото: Виталий Бурсов

Наша первая публичная выставка, названная нами «Прикосновение», предварялась аншлагом, где в прямом смысле черным по белому (в духе фото-классики!) было начертано:

Прикосновение к прекрасному, столь изобилующему в Божьем мире вопреки повсеместной мерзости.

Прикосновение к чужой душе, измученной болью и светящейся радостью.

Прикосновение – еще только прикосновение к искусству светописи…

С тех пор для нас ничего в этом плане не изменилось.

Фото: Алексей Бирюков

Но даже если опуститься на самый что ни на есть прагматичный уровень размышлений, то и здесь видится прямая «выгода» от творчества. Человек, серьезно занятый им, не мучается вопросом, чем бы заполнить свое безделье: ну, там, вмазать с кем-нибудь покрепче, оттянуться с корешками по полной, а то чего покруче - от тоски по острым ощущениям не насочинять чего-нибудь уж совсем лишнего да на нары угодить. Творческому человеку в таком разрезе тошно не бывает. Его тоска куда серьезней, но и насколько сладостней! (Хотя и то сказать, чего нового миру сообщил?..)

Фото: Варвара Степанова

Если же говорить о чисто фотографическом эффекте от фотографического же творчества, то он тоже очевиден даже для стороннего наблюдателя. Как-то после очередного занятия по прошествии нескольких учебных месяцев подходит ко мне одна наша луноокая (по-другому, честное слово, не скажешь!) слушательница, гипнотизирует меня восторженно-растерянным взглядом и заявляет: «Знаете, я теперь от авторства своих ранних снимков отказываюсь!». Даже при всем этом неожиданном максимализме – сокрушительное признание! Своими «лунами» эта девушка расковыряла тогда мне душу, которую и по сей день не запломбировать – такое вот маленькое преподавательское счастье. Сторонним наблюдателем Ваш покорный слуга, понятное дело, не был, но ведь это не главное. Главное – переосмысление человеком возможностей светописи и констатация перехода на качественный новый уровень в своем творчестве. А это дорогого стоит.

Фото: Дарья Климушкина Фото: Валерия Сюмайкина

Кода они, наши слушатели, «взрослеют», их уже не мучают вопросы технического оснащения, как это непременно бывает с новичками. Они прекрасно понимают, что никакой новый сверхсуперный объектив, никакое самое мощное на сегодня мегапикселье решительным образом не повысит их мастерство. (Вспомним Юрия Роста: «Снимать можно всем, что снимает».) Кстати, именно техническая паранойя отличает тех, кто навсегда застрял на достигнутом некогда творческом уровне в погоне за качеством, т.е. техничностью фотоизображения. Это как у Шварца в «Обыкновенном чуде». Помните Охотника, который подстрелил 99 медведей и уже давно не охотился, а только перебирал наградные дипломы? А когда Медведь предложил ему самого себя в качестве сотой жертвы, дипломированный профессионал долго сомневался, бормоча под нос: «Заманчиво, заманчиво!..» Может, потому сомневался, что боялся промахнуться и опозориться? Уж лучше, как есть, кляп с ним – с рекордом!..

Фото: Антонина Улитенко

Приходилось встречать талантливых фотографов, которые чуть ли не панически боятся топтания на месте. И это очень правильно. Это гарантия того, что автор обязательно попытается идти дальше в своем творчестве. А идти в этом направлении можно бесконечно, ибо нет предела совершенству. Практически все без исключения мастера мировой светописи на закате жизни сетовали, что самый лучший свой кадр так и не успели сделать.

Приходилось встречать и тех, кто «перебирает дипломы». Обычно это очень довольные собой люди, которые немедленно выдают себя заезженным рефреном: «Этот снимок мне особенно удался!»

Фото: Анна Нерезенко

Оставим другим судить о наших успехах и неудачах. Только не будем спешить и в том, и в другом случае. Будем старательно помнить, что у фотографии своя культура существования, свой «генетический» код, что делает ее недоступной для тех, кто, ничтоже сумняшеся, пытается измерять ее художественное достоинство привычными, но инородными для этого вида искусства мерками. Будем деликатны и почтительны, чтобы невзначай не ляпнуть чего-нибудь этакого шибко многозначительного, но столь же нелепого вроде «потерпеть успех» или «достигнуть неудачу». В сущности, все дело в пастернаковской «неслыханной простоте» - критерии настоящего искусства. Обязательно поговорим об этом в следующий раз…

В статье использованы фотографии из архива Дома творческой фотографии "МЫ".

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: