ГлавнаяСтатьиСады (эссе про СССР)
Опубликовано 5.10.2018 в 10:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Сергей Брутман
Показов: 81

Сады (эссе про СССР)

Отяжелённые ветви, низко клонящиеся к плетёным креслам. Холодное, влажное утреннее яблоко. Буквы вчерашней газеты, отпечатавшиеся на столе — кто-то уже отправлен на станцию за свежей. Женщина в белой шали. 

Густые тени, медленно переползающие по траве. Женщина, варящая варенье. Невидимый на солнце огонь под басовито взрёвывающим медным тазом. Медленная капля на фарфоре — тёмная, сладкая, и внутри — рубиновый огонек. Валентин-Губарев_Второи-признак-целомудрияГрузная пчела над блюдцем. Дым сосновых шишек. Глухой стукоток падалицы в потёмках. Чехов, Бунин и Никита Михалков. «Вся Россия — наш сад» и прочая великая литература. Россия, которую мы то ли вырубили, то ли вовсе не имели.

Потом были длинные шеренги мичуринских колхозных фруктоносителей, отделённых от мира колючей проволокой. Единственное место, где вредители действительно существовали. Непременный инвалид очередной войны — при галифе, ушанке, дробовике и дворняге (куда бы власть девала обильно производимых ею инвалидов, если б не эти сады?). Густой запах плодово-ягодного рублёвого вина, которым пропитались трава, облака и ушанка. Воровская луна, узнавание того, что сердце — слева (на слух, по грохоту в ночи). Запретный плод социализма: хруст белой плоти, кипение сока на губах. Без этих садов все яблоки мира казались бы кислыми — ибо сладко было только яблоко краденое. Гайдар (настоящий, не Егор), Леонид Леонов и Сергей Бондарчук. Россия, которую мы долго хотели потерять, а потеряв, взвыли.летние хлопоты

Компромисс между двумя Россиями, колхозной и барской, садом и садами: автобус набит битком, на лобовом стекле — табличка: «до садов»; поджарые яблони вбиты в глинистый выпас, заброшенный колхозом и нарезанный на клетушки вроде коммунальных комнаток; но каждый в потном коммунальном битке автобуса думает, будто едет в собственный сад: на собственный клочок глины, на которой он — сам себе барин.

Обратите внимание на новые произведения в рубрике «Читальный зал»

Визг камней о лопатный штык. Ломкие пласты колодезной воды, вываливающиеся из звёздчатого цинкового ведра. Зелёные и синие мухи над свежекупленным навозом. Горячий, солоноватый запах докрасна обожжённой кожи. Русская сиеста вдвоём за тонкими дощатыми стенами. Пальцы, липкие от клубничной крови. Обретение утерянной родины: поскреби каждого русского — обнаружишь деревенского (O, rus! О, Русь!). Обретение утраченной собственности, чувства собственного достоинства в собственном мире.
Насколько позволено.Зураб Мартиашвили

На окраине Новгорода я знаю такие вот сады.
В эпоху мелиорации здесь решили создать полигон для будущих преобразователей Нечерноземья. «Дачников» согнали с их соток — которые они сделали уже почти чернозёмными. Потом дренажные трубки полопались, новые пашни развеяло пылью по ветру, надобность в мелиораторах и в полигоне отпала, но люди в сады уже не вернулись.
Несколько лет каждый сад в садах по инерции жил — один, без людей. В крыжовенном кружеве наливались зелёным светом лилипутские арбузята. Случалась под ногами виктория. Смородина исходила душным смородом. Яблони пытались плодоносить. Многолетние цветы пробивались через крапиву.
Я приносил оттуда полкепки ягод, лохматый букет: мне казалось, что собрать этот нечаянный урожай — всё равно, что облегчить недоенную корову.
Но уже наступала, наступала безбашенная малина...

Теперь в садах — ни одного сада.
Что за сад — без человека?Валентин Губарев
Просто деревья враскорячку, забывшие своё яблоневое первородство. Малина, победив, выдохлась и сама себя повалила наземь. Остался лишь хрен, засевший в глину, которая штык лопаты гнёт, не отдавая даже этот горький корень.
В общем, хреновый сад. Аллегория какая-то.

Чего мы только со своей родиной не вытворяем...

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: