ГлавнаяСтатьиЧасть 7
Опубликовано 3.06.2016 в 16:15, статья, раздел Искусство, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 795

Часть 7

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

«Так как же все-таки надо снимать, чтобы вписаться в рамки творческой фотографии?» - повисло в воздухе эхо сакраментального вопроса. Ответа нет. В смысле, нет готовых инструкций на этот счет. Тогда как же быть? И к чему весь этот разговор? Выходит, зря затеяли…

Фото: Антонина Улитенко

Оно так и выйдет, если из последних сил не попытаться переключить диапазон в собственном сознании. То есть перестать напряженно решать уравнение с бесчисленными неизвестными с целью создать в конечном итоге универсальную формулу – этакий пробный камень искусства светописи. У каждого она своя, эта формула творческого успеха, если она вообще существует. Вот вместо «формулы»: «Я снимаю так, как ощущаю». Это произнес в свое время замечательный фотограф, вписавший свое имя в историю мировой культуры, Андре Кертеш. И добавил: «Каждый может смотреть, но не каждый может видеть». И тоже – не поспоришь! Здесь бы, облегченно вздохнув, поставить точку. Все бы хорошо – но!..

Фото: Анна Бочарова

Было бы бессовестно закончить серьезный разговор, который только успел начаться. Даже, если кажется, что удалось выкрикнуть самое главное. Сколько ни рассуждай об искусстве (в том числе и об искусстве светописи), не удастся обойти вопросы его духовности. Строго говоря, бездуховного искусства не существует. Вернее, высокое искусство потому таким и величается, что служит Идеалу, код которого заложен в каждой человеческой душе. Это как неустанное стремление к горизонту, который все дальше, чем мы больше к нему приближаемся. Но при этом движение в направлении к горизонту абсурдным не кажется. Да мы просто и жить без этого движения не смогли бы! Андрей Тарковский выразил это в скрижальной манере: «Для человека, чтобы он мог жить, не мучая других, должен существовать идеал».

Фото: Татьяна Лосминская

Заметим: не мучая других! Например, своими бездарными снимками, самочинно присваивая им высшую категорию художественной ценности… Но ведь душу-то не обманешь (если, конечно, она уже и так порядком не загажена). А небезуспешные попытки завалить ее нечистотами так и не прекращаются со времени основания мира. Еще одна скрижаль того же автора: «Нам дана бессмертная душа, в которую человечество плюнуло со злобной радостью».

Фото: Александр Осокин Фото: Анна Иванова

Проблема не нова, ее и без нашего участия обсуждают умные люди на разных уровнях. Да, похоже, это никогда не прекратится. И слава Богу. Помнится, довелось стать заочным участником такого разговора – как и многим телезрителям популярной программы. Ее гостем был известный художник, преподаватель, искренне уважаемый Вашим покорным слугой как очень заметный авторитет в своей сфере. Остается назвать его имя, что и делаю с большим удовольствием: Борис Непомнящий. Речь на передаче шла о современном искусстве и проблемах в этой связи, коих, как известно, достаточно. На вопрос ведущего о том, как собеседник посоветует ориентироваться в арт-пространстве нашего времени, последовал примерно такой ответ: «Есть произведение искусства – все равно какого времени, потому что оно навсегда, а есть предмет искусства, как примета времени, который исчезает из культуры, как вышедший из моды предмет гардероба».

Помнится, я поймал себя на том, что бурно аплодировал прямо перед экраном телевизора…

Фото: Алексей Мальчук

По счастью, это слышали многие сограждане. А поскольку для обывателя круче «ящика» авторитета нет, произошел воспитательный акт, значение которого, как в этом случае говорят, трудно переоценить. Позже, когда мы с Борисом встретились на открытии очередной выставки в центре современного искусства, я припомнил эфир, пожал ему руку и выдохнул: «Огромное тебе спасибо!» Право, эта моя восторженность простительна, если иметь в виду то поголовное невежество, которое отличает всеядного зрителя, запичканного художественным фальсификатом. К фотографии это имеет наипервейшее отношение. Именно здесь чаще всего происходит подмена ориентиров: потребитель фото-продукции, вообще приученный массовой культурой различать только яркие цвета и громкие звуки, отдает безусловное предпочтение работам под грифом «круто!». То есть таким, которые способны взбудоражить сознание шоком, эпатажем, еще чем угодно, только не собственно художественным достоинством, которого там и в помине не было. В Париже, говорят, «творил» на берегу Сены некий художник, который вместо традиционных для живописи материалов использовал… человеческие фекалии. Видимо, это единственный художественный изыск, который мог предложить своим поклонникам автор полотен в качестве стопудовой «заманухи». Почему на берегу реки? Ну, видимо, потому что, если зритель будет не в состоянии продолжительное время сносить сопутствующее шедевру амбрэ, можно будет тут же ополоснуть холст и приступить к созданию нового предмета искусства…

Фото: Елена Зиновьева

Ценность настоящей творческой (читай, художественной) фотографии не в том, чтобы точно передавать представления об объекте съемки – это хорошо, например, во время следственных действий. (Трудно себе представить, как в этом случае могли бы умиляться художественными приемами фотографа коллеги-оперативники). Собственно говоря, наши размышления начинались именно с такого осмысления разнородности целей, которым фотография служит. И мы уже договорились, что предмет в нашем случае не должен быть равен его образу. Здесь кажется уместным заметить, что сила этого образа будет прямо пропорционально зависеть, если можно так выразиться, от абстрактности производимого снимком впечатления. В конечном счете, высший пилотаж автора – это «закадроваяфилософия». И, как ни странно, именно фотография со всей ее первородной конкретикой прекрасно справляется с этой задачей.

Фото: Александр Волоцков Фото: Иван Андреев

А разве не приходилось нам удивляться, как много переживаний может вызвать в размеренной «бытовухе» какая-то мелочь, совершенно неожиданно обратившая на себя наше внимание? Темой такой чувственной импровизации может стать что угодно – от завалявшейся в письменном столе безделушки, напомнившей что-то щемящее из юности, или простенького цветка, победно полыхавшего на перепаханном поле, по которому довелось пройти во время очередной вылазки за город, до внезапного и краткотечного, но пугающего своей мощью душевого отклика на бесследное, как вздох, выражение незнакомого лица, походя пойманное своим собственным взглядом на улице родного города. И вот этот взгляд – стоп-кадр – способна подарить нам волшебница Фотография. Похоже, не так уж и мало…

Фото: Ирина Кузьмина

Ну и как тут регламентировать фотографическую креативность? Что можно предложить в качестве сокрушительного аргумента новичку, собравшемуся весь остаток своей жизни посвятить созданию авторской коллекции нетленных произведений светописи? И снова приходится разводить руками, так и не сумев ответить на главный вопрос: в чем секрет творческого успеха? Да, похоже, и нет никакого секрета.

Фото: Марина Корсунова

Впрочем, неким образом навести на мысль все-таки можно: «Самое могущественное в мире то, чего не видно, не слышно и не осязаемо». Очень мудрый человек изрек – Лао-Цзы звали. Сейчас уже не вспомнить точно, но, думается, сказал он это про фотографию…

Фото: Алексей Иванов

Фото: Диана Прокопенко

Фото: Алёна Кузнецова

В статье использованы фото из архива Дома творческой фотографии "МЫ" имени Александра Овчинникова.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: