ГлавнаяСтатьи Часть 6
Опубликовано 27.05.2016 в 17:15, статья, раздел Искусство, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 876

Часть 6

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

Каждая наша встреча в школе-студии начинается с этакого эпиграфа к занятию. Это, как правило, меткое высказывание кого-нибудь из мастеров мировой светописи о предмете разговора. Эпиграфы, понятное дело, подбирает Ваш покорный слуга. И получает, кстати, большое удовлетворение, когда приходится наблюдать, как отзывчиво реагируют слушатели на мудрость, содержащуюся в нескольких скупых строках. А однажды меня опередили - на преподавательский стол перед самым занятием легла тетрадная страничка, где аккуратным женским почерком было выведено:

«Порой по улице бредешь –

Нахлынет вдруг невесть откуда

И по спине пройдет, как дрожь,

Бессмысленная жажда чуда.

Арсений Тарковский».

Фото: Ольга Буева

Маленькое, но очень трогательное событие, моментально согревшее душу. И мы, конечно, поговорили о чуде. И о жажде тоже. И пробовали на вкус неожиданное и почти неуместное слово «бессмысленная». В смысле, конечно, безотчетная. Когда никакими словами не передать то волнение, которое охватывает тебя, предвосхищая встречу с неведомым прекрасным.

Мы говорили о фотографии!..

Фото: Павел Ропшин

Всякий раз, когда автор этих строк берется за продолжение разговора на предложенную им самим тему, возникает неуютное чувство опасности свести рассуждения к непомерному восторгу и славословию Ее Величества Светописи. По большому-то счету она того и заслуживает, ибо настрадалась, бедолага, от уничижения надменных и словоохотливых критиков со дня своего рождения, т.е. без малого уже 160 лет. Да, как ни странно, продолжает и сейчас немало терпеть. Диву даешься, с каким оголтелым упрямством пытаются «указать на место» фотографии все те, кто хлопотливо приписывают себе принадлежность к высокому искусству. Но вот - «эпиграф к занятию», нешуточное волнение в аудитории, просветленные лица слушателей, биение твоего собственного сердца… Разве все это может возникнуть на пустом месте?! Разве возможно испытывать необыкновенную радость от фальшивого ее источника?! Абсурд. Как и то, что наши «доброхоты» поголовно некомпетентны в теме, какую берутся обсуждать, многозначительно морща лоб.

Фото: Ольга Аксенова

«Рассуждать о фотографии вообще легко и приятно. Предмет разговора настолько многосторонен, что сказать можно все, что угодно – любой пассаж будет казаться умным и глубокомысленным», - с горькой иронией роняет Александр Лапин. Он же: «…Время «умеющих снимать», по всей видимости, кончилось, снимать сегодня умеют все, потому что «умеет» сама камера. Это как самопишущая ручка, о которой всегда мечтали графоманы всех времен и народов». Ключевое слово – «графоман»! Именно их, графоманов от фотографии, развелось нынче видимо-невидимо. Они и моду на фотографию определяют, т.е. задают ориентиры для снимающей братии. А это уже «идеологическая диверсия», если хотите. «…И соответственно уровень фотографии в периодических изданиях и на выставках опустился до среднего и ниже», - неутешительно заключает Лапин.

Фото: Сергей Краснов

Кстати о выставках. Здесь явно просматривается очевидная проблема, характерная практически для каждой новой экспозиции светописи (если, конечно, это не «персоналка» какого-нибудь признанного мастера или масштабный проект авторитетного фотографического сообщества). Суть ее в серьезном разбросе уровня работ, представляемых на суд облапошенного зрителя. Справедливости ради: это может иметь место и в случае с другими видами пластического искусства. Но буйным цветом расцветает именно в связи с фотографией. Причина все та же – поголовная некомпетентность в вопросе и вообще снисходительно-простительное отношение к светописи как к искусству: мол, пусть побалуются фотографы! Они и балуются по чем зря… В результате посетители подобных фото-вернисажей, и без того слабо ориентированные в культурном пространстве, окончательно сбиваются с толку, принимая на веру абсолютно все, что представлено их помутневшему взору.

Фото: Наталья Энсон

Дурную услугу здесь традиционно оказывают удивительно популярные у населения так называемые «сушки». Очень хотелось бы быть правильно понятым: автор не принципиально против таких экспресс-экспозиций, вовсе нет! Самому не раз приходилось быть в составе жюри этих народных фото-состязаний (без особого, поверьте, энтузиазма, деликатно принимая приглашения устроителей). Так что проблема, о которой речь, знакома, так сказать, изнутри. Именно поэтому дерзаю высказать свое давно сформировавшееся мнение по этому поводу. При всей демократичности «сушки» в ней самой как в форме выставочной деятельности запрятана откровенная ущербность, которая как раз напрямую связана с этой самой демократичностью. То есть, залетай комар и муха - и никаких тебе других критериев! Но ведь в любом нормальном конкурсе фотографии существует предварительный отбор, и солидная часть работ просто не принимается к рассмотрению. Эта практика давно зарекомендовала себя как самый надежный принцип фильтрации низкопробных снимков, которые по эстетическим и моральным соображениям просто не имеет смысла публиковать. Это нормальный профессиональный подход! Но в том-то и дело, что в нашем случае граница между профессионализмом и дилетантством оказывается сильно размытой…

Фото: Наталья Славных Фото: Эльвира Гришина

«Профессионал от дилетанта отличается чуть-чуть», - сказал Брюллов. И, судя по всему, ничего больше добавить не мог. Но именно это могучее «чуть-чуть» и решает все, оказывается мощной опорой для создания настоящего образа. А какая же без него, без образа, выставка?! Задача - изо всех сил хотя бы постараться почувствовать это «чуть-чуть». А иначе мы обречены на всеядность. Тут уж Омар Хайям приходит на ум: «Ты лучше голодай, чем что попало есть..» Так ведь нет - набиваем душу чем попало, а потом еще жалуемся на несварение!.. А у классика есть, между прочим, продолжение: «…Ты лучше будь один, чем вместе с кем попало». Так вот, ни в коем случае нельзя профессионалу вместе… Ну, в общем, понятно…

Фото: Андрей Шкворов

Возникает вопрос: а кого можно считать профессионалом? Человек зарабатывает себе на жизнь тем, что делает фотографии на документы, – это профессионал? Выходит, да, раз у него такая профессия. Трудно себе представить, например, словосочетание «хирург-любитель». Так и здесь – речь все-таки о принадлежности к профессиональному цеху и владении, прямо скажем, очень нужной специальностью.

Фото: Александр Осокин

Разумеется, есть и другое прочтение слова «профессионал». Когда имеется в виду высокое мастерство, искусность. А поскольку наш «профи» к искусству никакого отношения не имеет, то – без обид… (Если, конечно, он в свободное от работы время не занимается художественной фотографией, добиваясь при этом высококлассных результатов). К слову «профессионал» следует относиться как к званию, тогда снимутся многие вопросы и не будет разночтения. И обязательно отдавать себе отчет в том, что профессионала может судить толькопрофессионал.

Фото: Юлианна Рубан

Тут вот еще какая незадача… Существует и широко, к сожалению, применяется известный запрещенный прием – зарабатывать авторитет в среде себе подобных на отрицании чужого авторитета. Это когда за глаза костерят в хвост и в гриву собрата по ремеслу, стараясь убедить полоротых слушателей в том, что тот полная бездарь, достигшая какой-никакой известности не за счет таланта, а исключительно своей феноменальной пронырливостью. И ведь столько энергии на это уходит! Ее бы – да в народное хозяйство, давно бы процветали… Но разве придет на ум по-настоящему талантливому человеку самозабвенно заниматься изысканиями в вопросах «сравнительной гениальности»?! Ему, действительно талантливому, не до того, ему надо во что бы то ни стало успеть отработать пред Богом свой талант.

Фото: Иван Андреев

Анри Картье-Брессон (вот уж профессионал из профессионалов, если не сказать определеннее!) – образец высочайшей интеллигентности и потрясающей скромности (что, собственно, одна из отличительных черт настоящего интеллигента). В 1947 году мэтр со товарищи основал, как мы знаем, всемирно известнейшее агентство «Магнум фото» и именно в связи с этим событием написал в своем дневнике: «Я уже не был любителем, но все еще оставался дилетантом». Разные они, профессионалы…

Фото: Павел Власав

В статье использованы фото Дома творческой фотографии "МЫ" имени Александра Овчинникова.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: