ГлавнаяСтатьиЧасть 4
Опубликовано 22.05.2016 в 08:15, статья, раздел Арт, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 827

Часть 4

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

Теперь, похоже, мы подобрались к самой сердцевине вопроса. Автор процитированного в прошлый раз творческого отчета очень трогательный фотограф. Его профессиональное становление происходило на наших глазах параллельно его же нравственному возмужанию. И в полной мере и то, и другое просияло во время открытия его персональной выставки в Новгородском областном театре драмы пару лет тому назад. Экспозиция была названа автором «Сашка». Именно так звали девочку, скованную от рождения параличом и мужественно, совсем не по-детски, боровшуюся со своим недугом. 70 с лишним фотографий, которые перемежались авторскими же эссе, тоже, подстать снимкам, неизбежно впечатляющими. История обыкновенной – счастливой! – девочки, которую связала обыкновенная человеческая дружба с автором этого необыкновенного фотоочерка.

Фото: Александр Волоцков

«Автор, автор!.. Звать-то как?!» - занервничает читатель. То-то и оно, что автор наотрез отказался легализоваться, подписавшись в авторском обращении к зрителям Новгородец. И сейчас, спустя время, не рискую называть его имя, представляя, как этим смогу огорчить его. Это, конечно же, не кокетство с его стороны, не хитрый пиарный ход. Это обыкновенная (точнее, необыкновенная) человеческая скромность. Согласимся, невероятная редкость в среде выставляющихся фотографов!.. Кстати, у самого автора к тому времени уже родился сынишка, что никак не помешало ему остро переживать боль чужого ребенка. И кстати, выставку эту он затеял, чтобы собрать деньги на операцию Сашки, и деньги эти крупными купюрами падали и падали в копилку уже на самом открытии экспозиции. Такова, если можно так выразиться, в материальном выражении была сердечная реакция тех, кто сосредоточенно и молчаливо обходил фотографии и вчитывался в тексты…

Фото: Виталий Бурсов

Отдавая полный отчет своим словам, считаю необходимым сказать, что подобной выставки в нашей стране не было. И по талантливости исполнения, и по высочайшему нравственному градусу. Что, собственно, в этой связи одно и то же. Знаю, что не одинок в своем убеждении. И сравнить есть с чем. И тема - такая выигрышная!.. (Читающий да разумеет…)

«Если такая уж выдающаяся выставка, что ж страна не знает об этом?!» - слышу вызывающе-ироничное… Да все по той же самой причине – нежелание хоть как-то использовать выигрышную тему ради популяризации самого себя. А точнее, осознание кощунственности такого, казалось бы, совершенно естественного подхода к выставочной деятельности. Это вопрос нравственности, если еще кому-то невдомек…

Фото: Дмитрий Лугин Фото: Артём Сосновский

Так вот о нравственности. Это даже не составляющая любого настоящего произведения искусства, в том числе и фотографического. Это его основа, первопричина, если хотите. Как известно, Гитлер был неплохим рисовальщиком, но память по себе оставил совсем другую. (Лучше б он все-таки серьезно увлекся живописью!).

Каждый слушатель нашей авторской школы-студии творческой фотографии начнет уверенно загибать пальцы, если речь зайдет о параметрах, коими промерена любая стоящая фотография. Кроме, естественно, содержательной (или сюжетной) составляющей любой снимок, если он принадлежит к искусству светописи, обязан иметь эстетическое наполнение, это априори. Затем, по восходящей, - чувственное измерение (с чего, собственно, и весь наш сыр-бор), затем нравственное и, наконец, духовное. Первые два параметра уже через несколько месяцев слушателей мало волнуют: это становится само собой разумеющимся. А потом начинается настоящее преодоление – стереотипов, расхожего общественного мнения, самого себя. Т.е. начинается изнурительное и сладостное творчество.

Фото: Елена Гаричева Фото: Марина Арбузова

Кроме творческих отчетов у нас популярны и сочинения на тему одной фотографии. Слушатель выбирает любой впечатливший его снимок сокурсника и делится своими чувствами (переживаниями?) по этому поводу. Это всегда очень трепетные строки. Потому что это результат элементарного нравственного потрясения – вот не много и не мало.

Фото: Павел Ропшин

Не премину вспомнить весьма примечательный эпизод из новейшей истории нашего объединения. Мастер-класс проводил американский гость, преподаватель фотографии (по-ихнему – профессор) одного из вузов на Среднем Западе Томас Вернер. Это очень «прорусский» американец: чуть ли ни ежегодно он посещает Российский северо-запад с целью пополнения своей уже солидной коллекции фоторабот таких, как «МЫ». Зачем? Да просто нравится ему Русская Фотография. Он ее потом своим студентам преподает. Так вот, уже после занятия, в приватном порядке Том откровенно признался в том, что не выходит у него из головы: «Мои подопечные оснащены гораздо лучше, чем вы. Но редко снимут чего-нибудь серьезнее окурка на асфальте. Вы же, русские, на коленках такие работы создаете! Они удивительно одухотворенные у вас». Устами американца…

Фото: Мария Орлова

В одной из своих статей Александр Лапин предостерегал об опасности подражания западным фотографам, потому что, как следствие, неминуемо наступит мощный творческий кризис, в котором и пребывает в настоящее время их искусство светописи. Выбраться из такой «ямы» дело весьма нешуточное, поскольку потребует огромного нравственного напряжения, решительной ревизии личного морального кодекса. Кстати о кодексе. У нас он есть, называется «Кодекс чести МЫвца». Параграф 6 гласит: «Светопись – часть нашей культуры. Честный МЫвец некультурным быть не может». А у Лапина читаем: «Как можно стать хорошим фотографом, не понимая, скажем, изобразительное искусство или поэзию?.. В массе своей фотографы невежественны, некультурны и просто по-человечески неинтересны… Что-то не припомню я, чтобы фотографы… обсуждали идею христианства или японскую поэзию. Все разговоры об одном и том же: какой купил аппарат и сколько заработал… Раз нет понимания и культуры, в фотографическом мире царит вкусовщина». И приговор: «Современное состояние российской фотографии не устраивает, кажется, никого, кроме группы тусовщиков, которые пьют бесплатное шампанское на бесконечных… выставках».

Фото: Кирилл Рогов

Низкий поклон мэтру за это наблюдение! Есть теперь куда переадресовать аппонентов из числа безшабашных рассуждателей о фотографии.

Вообще, легковесная болтовня о предмете разговора не столько раздражает (хотя, чего уж там – еще как!), сколько вводит в уныние. А это, как известно, грех. Постараемся не грешить и с оптимизмом перенесем свой взор на другого автора – фотографа и исследователя творческой светописи Антона Вершовского, который вдребезги разбивает всякое возможное уныние следующими словами: «Фотография по самой сути своей способна на большее, чем «создание прекрасных иллюзий»: она может нам дать ощущение истинного сопереживания. Сопереживание – это возможность оказаться в другом пространстве и времени. Фотография способна подарить нам ощущение соприкосновения с другой реальностью». Может, кому-то эти слова покажутся черезчурной романтикой, этакой перевозбужденностью законченного мечтателя, навсегда порвавшего с опостылевшей действительностью. Так на то мы заметим, что имеем дело с человеком по роду своих занятий весьма конкретным и очень дисциплинированным по части умозаключений: Вершовский – доктор физико-математических наук.

Фото: Михаил Жигунов

Если это убеждает, продолжим цитировать того же автора: «Художественная фотография - это, в том числе, и скрытое послание… Художественная фотография проявляется в том, что фотография содержит помимо изображения объекта… Фотография призвана свидетельствовать о реальности. Не отображать реальность, но свидетельствовать о ней».

Фото: Роман Тихомиров

Вот такое оно, совсем не простое искусство светописи. Потому что, оказывается, так непросто создать хороший снимок, чтобы он не просто регистрировал объект съемки, а сообщал пристальному взгляду умного зрителя нечто неизмеримо большее. Пройдя по кругу, мы вновь вернулись к понятию образа в фотографии. А он, как известно, дается только отъявленным фантазерам. И обязательно при одном непреложном условии, о котором так внятно сказал известный в мире теоретик фото- и кинематографии Зигфрид Кракауэр: «Объект съемки не дается фотографу, если он не осваивает его напряжением всех своих чувств, всем своим существом».

Фото: Кирилл Рогов

А в довершение к сказанному (что б уж окончательно дожать авторитетом сомневающихся, если таковые все же остаются) еще одно сокрушительное изречение: «Образ не должен быть совершенно чуждым истине – иначе он не будет образом; но с другой стороны, он не должен быть и равным истине – иначе он будет самою истиною, а должен оставаться в своих пределах, и не иметь всего, и не быть лишенным всего, что имеет истина». Согласитесь, есть над чем поразмыслить – уж очень мудро сказано. Кто сказал? Ах, да! – Иоанн Златоуст, более известный в Православии как один из великих святых отцов Церкви, живший на белом свете в четвертом веке нашей эры. Но мы-то с вами прекрасно понимаем, что говорил он о фотографии!..

Фото: Александр Ильин

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: