ГлавнаяСтатьиГера Столицына: «Увядание - это тоже искусство»
Опубликовано 4.06.2018 в 12:15, статья, раздел Жизнь
автор: ОК-журнал (Никита Рыжих)
Показов: 188

Гера Столицына: «Увядание - это тоже искусство»

— Что такое красота? — спросили ребёнка. Тот ответил, что красота — это совершенство. Так ли это? Узнаем у героини сегодняшнего интервью — поэтессы, исполнительницы, автора двух альбомов Геры Столицыной.

— Здравствуйте.

— Салют, абсолют!Гера Столицына

— Начнем с простого вопроса — что для вас означает поэзия?

— Поэзия — это один из самых сильных аккумуляторов, своего рода, источник тока для человеческого языка, высшая «точка кипения» и концентрации разнохарактерной информации переданной через слово и, как вариант, далее- при озвучивании — донесенной посредством голоса.

— Обязательно ли в стихах должны быть ритм или рифма? Как Вы относитесь к верлибру?

— Я считаю, что если стихотворение качественно, т. е. максимально художественно в плане донесения смысловой «картинки» и изящно по звучанию словесных комбинаций, то оно само по себе даже без наличия рифмы, как таковой, содержит самобытную только ему (стихотворению) присущую темпоритмику. К верлибру отношусь спокойно.

— То есть, прежде всего поэзия должна быть красивой и качественной. Какие вещи у Вас вызывают эстетическое удовольствие, когда вы их, к примеру, щупаете или смотрите на них?Гера Столицына

— Мне нравятся обтекаемые гладкие фарфоровые статуэтки и куклы. Если обобщить нравится скульптура как совершенная уникальная форма искусства. Люблю всяческие атрибуты и аксессуары — броши, кольца с крупными камнями. Очень люблю моду, грациозные силуэты платьев- футляров и юбок карандашей, газовые платочки а-ля шестидесятые. Нравятся ткани, в частности, бархат и шёлк. Нравится наблюдать за кошками, за их потрясающей пластикой, вот уж грация «от Бога», ни одного лишнего движения! В кошачьих движениях много поэзии, считаю. Вот формула настоящего «от Бога» во всём, как у кошки ни одного лишнего движения«, так у поэта — «ни одной лишней буквы», если условие соблюдено, то читая, мы понимаем, перед нами поэт «от Бога».

— Можете ли Вы назвать самого красивого персонажа в жизни и в литературе, на ваш взгляд. И какая это красота — внешняя или внутренняя?

— В жизни для меня это мои родители. В литературе — Данко, персонаж из «Старухи Изергиль» Максима Горького, спасший народ свой с помощью горящего сердца. А также считаю ярким примером и прототип Данко — героя библейской легенды Моисея. Он тоже вёл людей навстречу свободе.

Много ли Вы встречали в жизни примеров, подтверждающих мысль, что красивые в душе люди красивы и внешне?

— Масса примеров. Чаще всего это совпадает. Красота — это свет, который излучает человек. Это тот абсолютный свет, который мы не только видим душой, но и слышим. Есть люди, находясь с которыми тебя не покидает ощущение «включенного света». Будто что-то зажигается и луч идущий от человека к тебе «звучит», знаете такой еле слышимый легкий звон, рискую показаться сумасшедшей, но я его довольно часто слышу от людей и понимаю это и есть она мудрость и настоящая красота (не путать с красивостью). И глаза таких людей особенные, они сияют, они наполнены. Как сияющие глаза могут быть не красивы внешне? Так и с остальным.

— А что является противоположностью красоты?

— Уродство, я считаю, это неспособность человека сострадать и чувствовать боль ближнего.Гера Столицына

— Зависит ли красота человека от культуры, которую он в себе хранит?

— Напрямую. Красота и любовь к прекрасному, в особенности жажда к восприятию искусства, желание открывать для себя новых творцов, знакомиться с гениями.

— Слушайте, а Вы сами считаете себя красивым человеком?

— Не могу ответить однозначно. Думаю, я на пути.

— А Вы боитесь старости? И посоветуйте, стоит ли ее бояться другим?

— Нет. Я воспринимаю старость как некую закономерность цикла «рождение- смерть». На протяжении всей жизни мы неоднократно умираем и возрождаемся, что-то в нас становится старым и постепенно уходит. Привычки, увлечения. Мне кажется, если это донести до своей души и прочувствовать ею, как мы ощущаем это отмирание в течение жизни, становится проще принять старение. И важно также понимать: состариться не означает стать старым. Я знаю массу примеров молодых и успешных с глазами стариков, уставших от жизни и очень пожилых людей жаждущих, стремящихся, умеющих радоваться жизни «здесь и сейчас». Из творцов меня восхищает пример плеяды советских творцов, деятелей искусства, в особенности нашего современника, актёра Олега Табакова. Из недавно ушедших классиков ярким является пример Рея Бредберри, который до самого последнего дня творил свои «космические» миры с детской непосредственностью. Темы, которые поднимал писатель — разве это не путешествия юного исследователя человеческих душ и межгалактических пространств. А самым ярким примером антистарости для меня всегда будет Людмила Марковна Гурченко. Абсолютно уникальная личность и как актриса, и как исполнитель. Слушаешь её и понимаешь — вечная юная. Да голос выдавал возраст, а глаза — «морщинки», но энергетика и жажда жизни — само воплощение молодости.

— В старости человек перестает быть красивым? Или что происходит?

— В старости человек может быть даже более красивым, чем то каким он был в юности. Всё индивидуально. Но если человек правильно «концентрировал свою энергию», то, как правило старится он красиво. Увядание это тоже искусство.

— Красота тела с возрастом стремится к саморазрушению. А как же красота души? Она способна изменяться?

— Разумеется, способна. Существует такое понятие как карма и реинкарнация, то есть теория о том, что душа бессмертна и после ухода перевоплощается в новое тело и так неоднократно, если коротко. Так вот, исходя из этой темы, хорошая карма зарабатывается не растрачиванием своей души. В начале пути душа, как правило, чище и восприимчивее к прекрасному, а значит красива. К концу жизни она может стать уродливой, всё дело рук человека и суммы его поступков.Гера Столицына

— В детстве Вы были красивым ребенком?

— Я считаю, что да.

— Сейчас Вы находитесь в расцвете сил, красота все так же присутствует в вас?

— Я считаю, что любого человека питает внешняя красота. Пока я вижу красоту в окружающем и могу её воспринимать, она присутствует во мне. В понятие «внешняя» входит наполненность, изящность и здоровье того, что окружает его. Я не исключение.

— А что тогда будет в старости? Или в момент своей смерти Dы, как считаете, будете красивой?

— Время покажет. Это риторика, простите.

— Закончите фразу: «Красота в глазах смотрящего, а уродство...»

— «...а уродство в поступках говорящего».

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: