ГлавнаяСтатьиПутешествие в Страну Чудес
Опубликовано 12.05.2016 в 08:00, статья, раздел Жизнь, рубрика Homo Ludens. Человек Играющий

Путешествие в Страну Чудес

Мне тут сказали, что, мол, тема до конца не раскрыта: хочется узнать, что делается с игрой, когда в нее приходит человек, и что делается с человеком, когда он приходит в игру. Я подумал, и понял, что есть в этом доля смысла, ведь в первой статье я только основные какие-то игровые понятия обозначил, как в Сталкере – прокинул красные пятнышки вешек, рассказал неофитам и не-неофитам о том, что там, за ними: как плющит играющего человека общество и как его само корежит от того, что человек играет. Но пришло время зайти в Зону вглубь, не обращая внимания на «мясорубки», «комариные плеши» и «пустышки».

Едят ли кошки мошек? Едят ли мошки кошек? (с) Алиса

Я уже упомянул о том, что многие личности, не обремененные опытом, часто считают веревку змеей и наоборот. Например, есть у нас в городе одна секта с грузинскими корнями, тщательно маскирующаяся под лечебно-оздоровительную. Или еще одна – та призывает ко всяким экологическим акциям и приобретению знания о том, был ли Иисус человеком. Или вот еще одна, там учат английскому и кексики печь. И по формальным признакам недалеко думающая мать (или отец) отпустит своего чадушку осваивать под пение гимнов кулинарное искусство или почти-йогу.

Потом мы получаем искалеченное существо с мешаниной в голове из бытовой эзотерики, домашнего культа и обрывков религиоведения. Наряду с этим, ролевые игры такими вот неумными родителями приравниваются к сатанинскому культу. Что же так настораживает родителей и окружающих? Человек – меняется.

В отличие от большинства сект, которые предпочитают воспитывать в своих адептах навыки скрытности, камуфляжа и шпионажа, человек, попавший в игровую культуру, полон восторга. Представьте, он всю жизнь думал, что не умеет петь, а тут научился, и неплохо. Как же не поделиться радостью! Но поет он что-то вроде Мельницы и Лоры Бочаровой, или Канцлера Ги, а не какую-нибудь «На лабутенах» или «Я буду вместо, вместо, вместо нее». Вещи непонятные он поет: про эльфов, древние леса, про Валинор и уходящие корабли. Пугает. Художник начинает рисовать, но не портреты родственников с фотографии, а неведомые дали. Кто-то шьет, но почему-то не портки папане, а платье 14-го века. И при этом - никаких приступов миссионерства и никаких заявлений о том, что кто не уверует в Толкиена, тот будет пожран орками. Бывают, конечно, исключения, но в последнее время все реже - это на заре ролевого движения случались перегибы: уж больно разнилась игра с окружающей серой действительностью. сейчас действительность поярче, и контраст не столь велик.

Одна ко же совокупность непонятных поступков (историческое фехтование вместо футбола, латынь вместо вышивки крестиком, шитье сапог вместо бухания с друзьями и раскрашивание миниатюрных солдатиков вместо посадки картофеля на даче) обывателя пугает до медвежьей болезни, и он начинает путать причину со следствием, а вещи опасные с вещами полезными. Знаете, сколько существует анекдотов про ролевиков и пуганых "цивилов"? И почти все они основаны на реальных событиях: анекдоты взяты из свободного доступа, они многократно перепащивались в сети Интернет так что авторства теперь и не узнаешь.

Отрубить ему голову! Голову ему долой! (с) Красная Королева

«Выехали рыцари, значит, в лес, на полевую игру. Встали лагерем. Небольшой отряд отправился на поиски воды. Все в полном вооружении. А как же, ведь где-то рядом встали лагерем сарацины! И тоже, наверное, ищут воду... Отряд наткнулся в лесу на бабушку из местных. Бабушка что-то собирала. То ли грибы, то ли ягоды, сейчас уже и не скажешь. И вот один из рыцарей подходит к бабушке, поднимает забрало и вежливо – рыцарь, как-никак – спрашивает:

– Почтенная женщина, не подскажете ли вы мне, как пройти отсюда до города Иерусалима?»

Или вот еще один:

«У ролевиков был бал. Да, они устраивают балы. Хорошие, кстати, с настоящими старинными танцами и старинной музыкой. И наряды там соответствующие. Одна девушка была вампиршей. И подошла к вопросу весьма ответственно: и платье подобающее, и плащ с высоким воротником и красным подбоем, и макияж, что называется, краше в гроб кладут, даже зубки накладные соорудила. В палец длиной. И вот, когда она уже возвращалась домой (сколько-то за полночь) к ней подвалили местные гопники. Познакомиться. Не сложилось. Она им улыбнулась, предложила кого-нибудь поцеловать. Они резко раздумали. Говорят, она за ними два квартала бежала, хотела спросить, как их зовут. Не догнала».

Вот и начинаются с этого момента страшилки: кому смешно, а «взрослый» человек, как те гопники, начинает дрожать и выкрикивать ругательные слова. Очень напоминающие: «Сжечь ведьму!» Так что вопрос о том, каким становится человек играющий, по сравнению с человеком стагнирующим, очевиден – другим.

Он становится более раскован и коммуникативен, он начинает что-то делать руками – полезное и удивительное, к примеру, ковать или шить, но только ковать он умеет не исключительно замки на амбары, а шить ему хочется не только лишь слюнявчики и полуперденчики, а королевские мантии, к примеру. В жизнь человека с игрой входит мечта. Я уже, кажется, говорил по поводу вхождения в игровую культуру:

Человеку достается некая роль, вообразим, что это рыцарь Гавейн при дворе.

  1. Доспех ему не нужен, но нужны придворные одежды, которые надобно сшить, потому как имеющиеся в театре смешны и не лезут, а в магазинах на Гавейнов ничего нет.
  2. Сшитый костюм надо украсить драгоценностями и вышивкой, которых в природе тоже нет, и даже на картинках. А потому надо прочитать сэра Томаса Мэлори и на основе пышных, но невнятных описаний соорудить что-то похожее.
  3. Изучить тамошний этикет настолько, чтобы от зубов отскакивали всякие речения и поклоны, а также правила вежества за столом, к примеру.
  4. Обязанности вассала и сюзерена. А то вдруг король призовет или наоборот, крестьяне нагрянут с мольбами.
  5. Знание церковного чина, чтобы на мессе не опозориться.
  6. Элементарное умение слагать стихи и знание истории того периода, чтобы не задать перцу в полном доспехе вопрос: «Сэр Персиваль? А кто вы?» Это резонный повод отрубить вам голову, потому что настоящий сэр Гавейн, так же, как и Персиваль – рыцарь Круглого Стола. И только поганый колдун-оборотень не знает очевидных вещей.

И это далеко не весь список. Вы чувствуете, насколько вырастет человек в знании истории вообще и истории религии в частности, в шитье, вышивке, изготовлении бижутерии – как минимум. А если это Иван Грозный или Марфа Посадница? Сложно представить, чтобы Марфа, попивая квас из пластикового стакана, изрекла: «Новгород? Это который? Нижний или Верхний?» Средний ролевик по объему знаний даст фору среднему гражданину раз так в пять. А это гражданину, согласитесь, обидно. Если он, конечно, сам не является любознательным рукодельником.

Безумцы всех умней (с) Шляпник

В общем, мы видим, что происходит с человеком, вошедшим в игру. Но это только вершина горы. Самое интересное – в общении. Он начинает зависать на форумах, чтобы не наступать на грабли, пройденные до него десять тысяч раз. Он заводит дружбу и влюбляется на расстоянии, чтобы потом встретиться вживую. Он смотрит тонны фильмов и видеороликов. Он забивает е-бук книгами под завязку, среди которых нет «Дневника Бриджит Джонс» и стихов Бродского. Интенсивность жизни возрастает многократно: это всегда почти предел, и это ужасно вкусно, потому что знаешь, насколько необозримы лежащие впереди горизонты. Для размышления: один из сотни ролевиков, как минимум, знает латынь. каждый десятый через пень-колоду на ней читает, немного соображает в испанском, немецком и греческом. Каждый второй, максимум – третий, свободно говорит или хотя бы читает по-английски: потому что большинство исторических источников и беллетристики написано на языке туманных бритов.

Игра, соответственно, из бегания по лесам в бабушкиных поддевках и дедушкиных онучах превращается в практически реконструкцию. Бывает, что реконструируются действия, существующие только на бумаге – вот вам Гарри Поттер в пример, но если бы они происходили на самом деле, то очень, очень близко к игре. И это касается не только одежды, кубков-палочек и прочей ерунды. Сам дух передается так, что поневоле веришь: оно. Это как в театре, когда даже школьники с чипсами замирают во время любовной сцены Ромео и Джульетты. Это как Пеппи Длинныйчулок, которая спасала кукольную графиню, которую убивал злобный носатый антигерой. Вот только единственный момент: в ролевой игре нет зрителей, а игровая культура театра на них и рассчитана. Погрузиться в игру самому – это как быть внезапно выдернутым из зала для роли Отелло: «Молчишь, Пауза? Ха-ха, три раза!» Это сложно, неуютно и даже иногда болезненно, но зато и ощущения невероятные – сами посудите, оказаться внутри сказки, а не по ту сторону экрана.

Довольно близко к ощущению ролевой игры подходят мамочки с детьми, участвующие в конкурсах костюмов типа «Золотая пуговица». Они же и имя придумывают, и характер, и персонажа. Пусть схематически, но все-таки. И волнуются как актеры во время бенефиса. Кто хотя бы раз побывал за кулисами, изумился мастерству других, свое показал, вышел на сцену в нетривиальной проходке – тот понимает, о чем я. И хочет большего, но игровая культура, не развитая в провинции и в Великом Новгороде – в частности, мешает устремлениям. Точнее, игровая культура у нас развивается, но подспудно, не выходя наружу: потому что социум наш удивительным образом за двадцать пять лет так и не приспособился к наличию в себе представителей игровой культуры новой формации. Немало этому способствовали и чиновники, усиленно давившие, да и сейчас давящие игровую культуру как класс. В их понимании игра – это митинги, шествия, молодежные флешмобы (вообще прогресс, хотя флешмоб – это спонтанное действо не знакомых между собой людей), и всякие другие мероприятия, пришедшие еще с советских времен.

Так что игровая культура – это своего рода живой организм, который изменяется, сообразно потребностям каждого человека, входящего в него, и человека меняет – сообразно опять же потребностям этого самого человека. И, конечно, есть в игровой культуре один огромный, гигантский просто-таки плюс: в отличие от обычного нашего бытия, в котором социальные лифты замкнуты наглухо, в игровой культуре можно с легкостью стать проводником мысли, знаменем идеи или теоретиком, а то и практиком высшей марки, за которым пойдут тысячи – как на знаменитого певца или футболиста. Тут человек с гораздо большей легкостью делает себе имя и кует себе судьбу, а, открывая бизнес, сразу завоевывает аудиторию, не проводя сегментирование рынка и поиск покупателей. Все тут, на ладони, и точки входа известны. Открыта через игровое сообщество и дорога для писателей. Об этом мы поговорим как раз в следующий раз, но начнем с крафтеров: тех, кто делает что-то своими руками. Интеллектуальную составляющую оставим на закуску: деликатес-с.

Фото из открытых источников.

Остальное здесь:

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: