ГлавнаяСтатьиКрасная Горка
Опубликовано 8.05.2016 в 13:20, статья, раздел Жизнь, рубрика Алатырь
автор: Круговина
Показов: 1316

Красная Горка

Красная Горка - один из любимейших в народе праздников, первое воскресенье после Пасхи. В православной традиции праздник посвящался воспоминанию явления Христа апостолу Фоме на восьмой день после воскресения. В народе со времен древней Руси был праздником начала весны - с кострами, девичьими хороводами, смотринами невест, обрядами закликания весны. Считался преимущественно девичьим праздником.

Восьмой день после Пасхи в церковном календаре называется Антипасха или Фомино воскресенье, после которого следует Фомина неделя.
На этом, восьмом, дне заканчивается Светлая седмица: последний раз служится литургии по праздничному пасхальному чину, закрываются царские врата. В иудейском и христианском церковном предании число «8» имеет большое значение. Предшествующее ему число «7» завершает земное время, а «8» (связанное с днем Воскресения Христова) лежит за пределами мира, обозначая жизнь грядущую, Царство Божее, поэтому воскресенье после Пасхи называется Антипасха – «вместо Пасхи».
«Антипасха» — это греческое слово, в котором приставка «анти» значит не «против», а «вместо». Таким образом, Антипасха — праздник «вместо Пасхи», как бы возмещающий, восполняющий его. Это не противопоставление, а обращение к прошедшему празднику, повторение его на восьмой день. В этот день обновля­ется память Воскресения Христова, обновление Воскресения Иисуса Христа связано с апостолом Фомой, поэтому в этот день Церковь вспоминает встречу апо­стола Фомы и воскресшего Христа.

Из истории праздника

Святой апостол Фома родился в галилейском городе Пансады и был рыбаком. Когда он услышал благовестие Иисуса Христа, то, оставив всё, последовал за Ним и стал одним из 12 апостолов.

Фомы не было среди апостолов, которые видели Христа сразу после Воскресения. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю», — говорил Фома о Христе. Таким образом, он выражал сомнение в том, что Христос был Спасителем, Сыном Божиим. В народе даже бытует определение «Фома неверующий». Так говорят о человеке, который во всём сомневается. Но скорее всего, апостол жаждал сам лично, а не с чужих слов пережить встречу с воскресшим Иисусом Христом.

На восьмой день после Воскресения Господь явился апостолу Фоме и показал свои раны. «Господь мой и Бог мой!» — воскликнул святой апостол.

«Фома, бывший некогда слабее других апостолов в вере, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — сделался по благодати Божией мужественнее, ревностнее и неутомимее всех их, так что обошёл со своей проповедью почти всю землю, не убоявшись возвещать Слово Божие народам диким»

Народные традиции празднования Красной Горки

В народе этот день называется Красная Горка. Раньше в каждой деревне была своя горка, горУшка, пригорок, возвышенность, где проходили деревенские гулянья и праздники. Такие возвышенные места быстрее других освобождались от снега, начинали зеленеть и здесь разворачивались первые весенние хороводы, игрища, гулянья. Такие горки и назывались Красными, то есть красивыми и праздничными.

В русском народном быту Красная Горка была в большей степени связана не с христианской, а с древней языческой традицией празднования начала весны. В Древней Руси в этот день на холмах зажигали костры в честь Даждьбога. Рядом с этими огнями совершались мольбища и жертвоприношения, а также вершился суд – «полюдье». В XIX в. Красная Горка отмечалась широко и празднично: во многих местах именно к ней приурочивалось начало девичьих хороводов или окончание первых весенних, начинавшихся с Пасхи, смотрины невест, праздничные угощения девушек и женщин, обряды встречи весны, а также обходы дворов с поздравлением – «окликанием» молодоженов.

Красная Горка — праздник хороводов.

К слову термин «хоровод» в крестьянской среде обозначал 2 разных понятия: хождение по кругу с песнями, и гуляние молодежи на улице в целом (ходить на улицу — ходить в хоровод, хороводится).
Во время хороводов молодежь имела возможность поближе познакомиться, здесь же парни и их родители присматривали невест.

Картина «Хоровод». Художник: Григорьев Николай Михайлович

Красная Горка считалась девичьим праздником, но на игры и гулянья приходили все до единого молодые люди. Считалось даже дурной приметой, если какой-нибудь парень или девушка просидят на Красную Горку дома. Они не найдут себе пару до следующего праздника, или парню достанется самая незавидная невеста, а девушке — никудышный жених.

На Красную Горку было принято наряжаться в самые красивые наряды и одежды. Девушки и женщины разными способами пытались привлечь к себе внимание парней: вплетали в волосы цветные яркие ленты, накидывали на плечи расписные платки. А парни пытались поразить своих избранниц молодецкой удалью, участвуя в различных играх и состязаниях.

Наконец, Красная Горка — время свадеб и усиленного сватовства, это первый день после длительного перерыва (Масленица, Великий пост, Страстная неделя и Светлая седмица), когда Церковь вновь начинает вен­чать браки и благословлять молодых на супружество.
Старинная пословица гласит: «Кто на Красной Горке женится — вовек не разженится»! Поэтому многие пары стремились сыграть свадьбу именно на Красную Горку.

Картина «Свадебный поезд». Художник: Бучкури Александр Алексеевич

Обряды и обычаи Красной Горки в разных губерниях

В Пензенской губ. во время хоровода происходил символический переход вышедших недавно замуж девушек в круг замужних женщин. После возращения с кладбища девушки и молодушки переодевались в праздничные наряды и собирались вечером на первое весеннее гуляние. Разделившись на две группы, они становились друг напротив друга в два ряда, и начиналась хороводная игра «А мы просо сеяли...», во время которой каждая из линий, которая пела очередной куплет, приближалась к другой, а за тем отходила на свое место. В песне, сопровождавшей хоровод, пелось о том, что одни просо посадили, а другие угрожали его вытоптать конями, им предлагали различные подарки, чтобы они не делали этого, но они соглашались отступить только тогда, когда им обещали дать в качестве выкупа девушку; в завершение игры девушки пели:

«У нас в полку убыло.
Ой, диди-ладу, убыло!»
А женщины отвечали им:
«У нас в полку прибыло
Ой диди-ладу, прибыло!»

Во многих местах в Фомино воскресенье утраивались смотрины невест: прогулки заневестившихся девушек по улице в лучших нарядах на глазах у предполагаемых женихов; часто тогда же происходил свадебный сговор и рукобитье. В Рязанской губ. девушки и парни собирались на улице и играли в «А мы просо сеяли», разделившись на две партии. При этом приведенные выше слова игры имели несколько иную окраску: девушку в качестве невесты требовали парни.

Игры и хороводы на Красную Горку молодежь старалась не пропускать, кое-где даже считалось дурной приметой, если парень или девушка сидели весь праздник дома. Говорили, что из-за этого парень женится на рябой, уродине или так и останется холостым, а девушка выйдет за некудышного жениха или останется старой девой. Если же им удастся жениться, то оба непременно умрут вскоре после свадьбы.

В южнорусских губерниях на Красную Горку приходилась встреча весны. Кликание весны начиналось рано утром и обычно происходило с вершины холма, отчего возможно и произошло название праздника «Красная Горка».


Картина «Хоровод». Художник: Боскин Михаил Васильевич

В Тульской губ. девушки, собравшись на ближайшем холме, становились в хоровод, в центр выходила запевальщица-«хороводница» и, благословясь, начинала произносить заговор: «Здравствуй, красное солнышко! Празднуй, ясное ведрышко! Из-за гор-горы выкатайся, на светел мир воздивуйся, по траве-мураве, по чветикам по лазоревым, подснежникам лучами-очами пробегай, серце девичье лаской согревай, добрым-молодцам в душу загляни, дух из души вынь, в ключ живой воды закинь. От этого ключа ключи в руках у красной девицы, зорьки-заряницы. Зоренька-ясынька гуляла, ключи потеряла. Я, девушка (имя-рек), путем-дорожкой шла-пошла, золот ключ нашла. Кого хочу, того люблю, кого сама знаю - тому и душу замыкаю. Замыкаю я им, тем золотым ключом, доброго молодца (имя-рек) на многие годы, на долгие весны, на веки веченские заклятьем тайным нерушимым. Аминь!» (Коринфский А.А. 1995. С. 193). Все присутствующие повторяли за ней слова, вставляя свое имя и имена полюбившихся парней. Затем девушка, положив на землю посредине круга красное яйцо и хлеб, затягивала веснянку: «Весна-красна! На чем пришла...». Весь хоровод подхватывал, затем пели другие песни, а завершала празднование веселая пирушка.

Во многих местах женщины и девушки закликали весну, собираясь в обычных местах молодежных гуляний, в том числе на площади перед церковью. Так, в Пензенской губ. девушки и молодые женщины пели заклички на деревенской площади вечером праздничного дня.

В той же губернии, чтобы огородиться от несчастий на весь предстоящий год, женщины и девушки в первое воскресенье после Пасхи опахивали село. В полночь все деревенские бабы и девки выходили за околицу с песнями. За деревней их поджидали три молодые женщины с сохой и три старые с иконой Казанской Божьей Матери. Девушки расплетали косы, бабы снимали платки, затем несколько женщин садилось на доски, положенные поверх сохи, которую придерживали сзади девушки, остальные брались за привязанные к сохе веревки и тащили ее вокруг села, останавливаясь на всех перекрестках, чтобы чертить кресты. Впереди процессии шли молящиеся старухи с иконой. Обойдя деревню и возвратясь на исходное место, женщины угощались и праздновали, при этом к ним присоединялись парни. Пирушка продолжалась до трех часов, а затем все расходились по домам, так как гулять после третьих петухов считалось грехом. Крестьянки верили, что после совершения обряда все бедствия и несчастья должны оставаться за бороздой и не будут иметь силы ее переступить.

Обычаи Пасхальной недели и Красной Горки на Новгородчине

В новгородских деревнях, начиная с Пасхи, красили яйца и устраивали всевозможные игры с ними, делали лотки, желоба и прочие приспособления для катания яиц. Те, у кого не было лотка умудрялись приспосабливать для этого простое полено или даже топор.
В деревнях Мошенского района с Пасхи до Троицкого Заговенья устраивали так называемые ЯИЧНЫЕ ВОСКРЕСЕНЬЯ, на которые собиралась молодежь со всей округи.

«Делали деревянные лотки и катали яички. Сначала я прокачу, а потом брат. Яичко об яичко стукнется, значит заберут моё яичко, если разобьётся. Начиная с Пасхи, 6 недель до Заговенья в яичные воскресенья ходили на буйнища гулять».
(Соколова Валентина Александровна, 1933 г.р. Родилась в д. Рыкулино.
Запись: 10 июля 2007 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Петрово).


Картина «На Пасху». Художник: Михаил Маркианович Гермашев (Бубелло)

«На Пасху яйца катали: чьё яйцо дальше. А вот так били, дак чьё промнётся.Катали по дорожке. Раньше игр много было. И в щепочки какие-то играли, щёлкали. Щепки разлетятся, и все разбегаются. Пока собираешь, пойдёшь искать, а кто-нибудь выскочит, опять – щёлк! Ты опять…

Яичное воскресенье считается с Пасхи до Заговенья. Нынче было Заговенье 3 июня. Каждое воскресенье все округи эти ближние, даже с Ореховно, приходили сюда вот гулять, к этому бую.

В городах все ходят в Троицу на кладбище, а у нас теперь в Заговенье».

(Савельева Анна Васильевна, 1931 г.р. Родилась в д. Покровское.

Запись: 10 июля 2007 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Захаркино).

«Лотки были, вот такие из досочек. У кого полукруглый, у кого доска и сбоку две доски. И подставляли полено-то (катали). Его (полено)уберут и всё. А чё каждый год-то делать.

Яйца обязательно красили. Яйцами стукались. Я твоё яйцо стукну, а ты – моё. Если у тебя с двух сторон пробито, отдаёшь».

(Арапова Лидия Александровна, 1938 г.р. Запись: 14 июля 2007 г.

Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Рыкулино).

«Собирались, когда были молодыми. Сейчас ещё яйца красят, а я нет. Детей нет. А раньше красили луковыми перьями. А некоторые старались там может карандашом, может как-то. Когда я маленькая была, в Олехове на хуторе мы прибегали. Там так собирались, так катали яйцы. Женшины. Прям вот женшины. Площадка, лоточек такой, конуются, кто первый конуется, да на палку так прямо руками, кто верхний, тот первый. Чтобы знать, кому начинать. Ну а потом как-то по очереди идёт. Пустит яйцо, если на яйцо, так убьёт, я твоё яйцо забираю. Ты уж вновь неси. Я не катала. Мы только смотрели. Это в Олехове, там здорово катали, прям с азартом таким. Хоть вся деревня, женшины, мужики – нет».

(Михайлова Александра Ильинична, 1931 г.р. Родилась в хуторе Олехово.

Запись: 12 июля 2005 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Ореховно).

Картина «Игры на Пасху». Художник: Сычков Федот Васильевич

«Ходили с иконами. Батюшка ходил с деревни до деревни с иконами. Иконки носили. Пели Христа. Кажду избушку ходили освещали, молитву пели. Батюшке давали то яиц наварят, то пирогов иль чего. А батюшка ходит и поёт молитвы. Долгого Христа пели. Мужчины его хорошо пели. Готовили и кисель, и похлёбку сладкую, и холодец, и щи, суп, катыши. А это на муке, яичек там, сдобы, всё размешаешь, и вот такие катыши спекут и в масле или в сметане. Очень вкусно. Каша пшеничная, житная, овсиная. А белая, рисовая, макароны это уже потом пошли. Яйца катали. Я заводила, у меня и лоток был. Иду с лотком, в корзиночке яйца. Место, где катали. Коноемся, палка – на ней кто за кем катает. Вот, например, я за вами стою на палке. Вы прокатили, потом я начинаю. Кто прокатает, а кто и выкатает. Катали только женщины. На земле».

(Никанорова Антонина Михайловна, 1921 г.р. Родилась в д. Калининское.

Запись: 15 июля 2005 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Ивановское).

«Собирали яички дети маленькие и бегают, называли «Христос Воскресе», ему яичко и дадут. А кто не даст, тому несчастье приговаривали всякого. Придёшь и спрашиваешь: «Христос Воскресе», а тебе и отвечают: «Воистину Воскресе» и яичко дадут. Сядут да и катают яйца: вдруг ты ко мне, а я к тебе, кто как сумеет. А кто столкнулись яички, значит, все так съедят».

(Смирнова Мария Ивановна, 1930 г.р. Родилась в д. Радолец.

Запись: 13 июля 2005 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Ореховно).

«Яички красили. Как маленькие были, дак все бегали по деревне. Придём в дом, нам все по яйцу дают, по конфетке. И ведь вся деревня, по деревне пройдёшь, вот таку корзину насобираем: яиц, конфет – всё вместе там. Кто ватрушки даст. У кого хорошая ватрушка, тесто-то, а у кого из мякины, у кого из головины.

Яйца катали. Лотки – дерево такое, и выстроганное, вырублено. И вот мы и катали, вот я своё яйцо пущу, ты хоть, например, своё, и вот кто из них стукнет: твоё яйцо я разобью, или ты моё разобьёшь яйцо».

(Калинкина Зинаида Васильевна, 1956 г.р. Запись: 12 июля 2006 г.

Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Ездуново).

«Яйца катали: Ну, вот лоток, ну этот лоток поставят, ну как обычно. Или наставят вот так подряд яйца, вот и катят, если яйцо попадёт во яйцо – стукнуло, ага, я выкатала – мои оба яйца. А если в раскатку так, коль где попадёт, там и тоже также.

Под шапку: И под шапку играли мужики: положут шапку, под эту шапку яиц, мужик который это кладёт, этих мужиков всех отвернут, чтоб они не видели. А под второй шапкой – ничего. Вот и догадайся: под которой (3 шапки), под которой шапкой яйцо. Узнаешь, так твои яйца, а не узнаешь, так проиграл».

(Степанова Мария Михайловна, 1921 г.р. Родилась в д. Глебово.

Запись: 07 июля 2006 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Глебово).

«Яйца красили и носили на кладбище. Красили в основном шелухой от лука. В луковой шелухе самые красивые яйца получались. Они не коричневые, не красные, не розовые, а тёмно-коричне-бордовые. Очень приятный цвет. Ну иногда для разнообразия брали некоторые листву молодую, особенно от берёзы. Набирали порядочно молодой листвы, кипятили и получались яички зеленовато-жёлтые, красивые. А в основном потом труха сенная. Она тоже давала такой желтовато-зеленоватый оттенок. У кого кто решил более яркими, те иногда брали просто краску, которой красили льняные ткани. Яйца катали. Начиналось это с Пасхи, воскресенья назывались катальные до Троицы. Каждый выходной все собирались, яйца брали с собой красные и ходили на центр деревни, у кого где. У нас было в центре деревни. Все собирались там. Приспособления специальные. С лоточка опускались. И значит, кто победит, чьё яйцо, если разбил чьё-то, уже забираешь.

Интересно было. Потом тоже гулянья начинались. Гармонисты, если были хорошие в деревне, и начиналась гулянка. Девчата ходили по деревне. До одного края добегут, повёртываются в другой край. А парни тоже стаечкой такой, гармонист по центру. Пели частушки удлинённо как бы, называются деревенски песни».

(Фёдорова Мария Ивановна, 1924 г.р. Родилась в д. Гусево.

Запись: 15 июля 2005 г. Новгородская обл., Мошенской р-н, д. Ореховно).

«Хороводы с Круговиной» Автор фото: Инна Ерина

В статье использованы материалы из http://www.ethnomuseum.ru, а также,материалы из личного архива Инны Фарафоновой, полевые записи фольклорных экспедиций Филологического факультета Новгородского Государственного университета им. Ярослава Мудрого (2005-2007 г.г.), материалы из архива научной лаборатории фольклора Новгородского Государственного университета им. Ярослава Мудрого.

Фото из открытых источников, а также из личного архива Инны Фарафоновой.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: