ГлавнаяСтатьиЖертва и насильник. Кто виноват
Опубликовано 7.05.2016 в 17:19, статья, раздел Жизнь, рубрика Фактор ХY
автор: Ефросинья Кочигарова
Показов: 971

Жертва и насильник. Кто виноват

Наше общество больное на голову. В нем на кухонном уровне принято обвинять жертву насилия в содеянном, а насильнику и садисту – чуть ли не рукоплескать. Девушку изнасиловали – короткая юбка. Муж бьет жену – любит, паразитку, учит ее. Сын прикончил старушку-мать из-за денег на бутылку? А куда ей деньги, старой карге! И абсолютное большинство жертв – женщины. И абсолютное большинство садистов-насильников-убийц – мужчины. Которым их преступления очень часто сходят с рук. И это для здорового общества – дикое состояние, но наше общество больно. На мой взгляд - больно на голову.

Легко-воспла-меняю-щаяся

Тут ведь какое дело: представим, что я – пироманьяк. И подожгла мимо проходящего мужичка, к примеру, поддатого. И вот суд присяжных, и меня спрашивают, какого рожна я мужика подожгла? Больная, что ли? А я отвечаю:

- мужик меня спровоцировал, потому что я пироманьяк, а он вышел из дома в болоньевой куртке. Как я могла удержаться? Мог бы и ватник надеть, чудила, был бы жив;

- мужик вообще вышел из дому в неподходящее время: всем известно, что вечером по улицам может быть опасно ходить;

- он на меня посмотрел дерзко, спровоцировал меня;

- от него пахло алкоголем, что позволило мне подумать, что он с легкостью согласится на поджог;

- лично я считаю, что любой человек втайне хочет быть сожженным;

- мне кажется, ему даже понравилось, он так стонал, а то, что хватал меня за руки – так это игры;

- я сожгла его заживо по обоюдному согласию.

Под давлением аргументов присяжные пускают слезу и дают мне условно два года. В зале суда рыдают родственники заживо сожженного дядьки, которым я издевательски показываю зажигалку. Знаю, что ничего-то мне не будет, выкусите, неудачники!

Дикая ситуация? Небывалая ситуация? Тем не менее, в случаях насилия над женщинами общество, а иногда и суд, именно так смотрит на обстоятельства, перекладывая вину с жертвы на насильника. То же делают и Интернет-комментаторы, большей частью мужчины. Хотя если представить ситуацию, когда с комментатора сдергивают джинсы и осуществляют многократное проникновение половым органом в отверстие, для этого никоим образом не предназначенное… несложно представить кардинальное изменение мнения комментатора. Он сразу будет резко против насилия. Вот просто очень резко. Возможно, даже будет осуждать насильников в Лайф.ньюз. После того, конечно, как сидеть сможет.

Но факт остается фактом: в России женщин бьют, калечат, насилуют, крадут, насильно выдают замуж, насильно заставляют рожать или наоборот, делать аборты, вовлекают в инцест и ранние половые акты. Потому, что женщина в России – бесправное, безгласное существо, придаток к мужской вселенной. Те женщины, которые этого не коснулись, живут в дивном розовом мире, где скачет Ливнерог и принцессы не пукают. Большая часть женского населения хотя бы раз испытала на себе издевку, побои или изнасилование.

Учительница первая моя

В городе Волжском 28-летняя учительница вступила в связь с 15-летним подростком. Поступок предосудительный, хотя мальчик – уже давно не мальчик, во всех смыслах: педагог была у него не первой женщиной в постели. Но в истории этой есть три мерзопакостных грязных момента.

Первое: слабодушный директор вынудил учительницу уволиться по собственному желанию.

Второе: кляузу на учительницу написала мать подростка, на мой лично взгляд, не столько слабодушная, сколько неумная – нормальный человек с уровнем развития не ниже среднего сможет спрогнозировать последствия своего пиара на ребенке. Она - не смогла. Подросток пострадал в первую очередь, и если уж говорить о насилии, то изнасиловали именно его. Родная мать – прямо в мозг. От этой травмы парень уже не оправится, и никакие психологи не помогут.

Третье: обществу резко стало интересно, кто, с кем и как именно делает в постели. Количество комментариев, смакующих ситуацию, исчисляется тысячами. Люди, что с вами не так? У вас нет своих проблем?

В любом случае, учительницу подвергли обструкции и хотят лишить родительских прав на двоих детей. Люди, ау! Вы что делаете? То, что женщина переспала с подростком, не делает ее автоматически плохой матерью и безыдейной тварью. А вот ваше осуждение активное, без желания разобраться, понять и как-то помочь – осуждение с вилами, факелами, кольями – как раз-таки делает. Тварями. Вас. Как бы то ни было, налицо два совершенно диких факта: общественный оргазм по поводу незаконной связи одной учительницы с одним подростком и общественное безразличие по поводу постоянного, тотального насилия над женщинами- десятками и сотнями тысяч женщин. Погодите, но разве вам не интересны чужие постели? Что это вы туда рветесь так избирательно? А суть проста: в большей части семей насилие присутствует. Это стыдно. Это больно. Это прикрывается тряпочками и ни в коем случае не обсуждается. И есть этому стыдобищному факту психологическое объяснение.

Подлизываем сильного: на раз-два, начали!

На зоне как: ты или шестерка, или пахан. Ну, или опущенный. И наступает момент, когда ты видишь, как пахан опускает шестерку. В просторечии – авторитетный преступник анально сношает менее авторитетного, без согласия последнего. Есть два варианта: одобрить действия пахана или стать на защиту шестерки. Первое действие принесет одобрение бати и относительную безопасность. Второе – почти наверняка гарантия, что следующим опущенным будешь ты сам. Именно поэтому больное на голову общество обвиняет в насилии жертву: страшно. Ой, мамочки, как страшно! И ложная мыслишка в головенке бродит: «Меня-то не изнасилуют, насилуют только плохих девочек, а я – хорошая!» Ну, или мальчик. Но тоже хороший.

Да нет, насилуют кого попало. И хороших девочек, и плохих. И бабушек, и мальчиков, и дяденек. Всех могут изнасиловать, только понятно, что девочка в короткой юбочке не сможет убежать, а мальчик, слабый и робкий, не будет сопротивляться. А бабушка – никому не пожалуется, потому что стыдно… Тут уж у насильника что в голове сильнее звучит. Некоторые насилуют жен. Ну, потому что женское «нет» - это мужское «да», мало ли, чего там баба буробит. Жена? Обязана давать. Штатная такая шалашовка, которой можно поставить фингал, если будет сопротивляться и подарить пальтецо, если изобразит счастье. Как дрессировка у собак.

Думаете, это редкие случаи? Да если бы. Просто многие женщины молчат, а некоторые, в силу подлизывательного инстинкта, даже соглашаются с насильниками, оправдывают их. Оправдывают своей слишком яркой помадой. Их мифическим «мужским естеством». Алкоголем. Стрессом. Всем, чем угодно, только чтобы легитимизировать их преступление, сделать его социально приемлемым. Общество же – трусливое, лживое, жестокое – наблюдает эти попытки с болезненным удовольствием: нет для садиста более сладкого момента, чем видеть, как жертва превозносит своего мучителя, и возводит преступление в ранг добродетели.

Так что же делать? Не молчать! Не молчать и давать отпор. Жертве не стыдно рассказывать о насилии, стыдно и страшно должно быть насильнику. Вы удивитесь, дамы, но именно это и называется феминизмом. Даже если вы очень хорошие девочки и ходите в картофельном мешке, у вас есть дети. Дети, которые могут стать жертвами преступников-мужчин, считающих, что им все дозволено… И им пока действительно все дозволено: их кормят за свой счет налогоплательщики; их не казнит разъяренная толпа; им не устраивают химическую или хирургическую кастрацию. И все потому, что в глубине души многие следователи, опера, судьи, адвокаты, журналисты и обыватели думают, что виноват не он – виновата жертва. С нее и спрос. Да, кстати, и картофельный мешок - не панацея и не гарантия.

Что делается с жертвой – понятно. Ненавистные дети как результат изнасилования, попытки суицида, алкоголизм и сумасшествие, смена имени и места жительства… Жизнь ломается пополам, а мысли никуда не деваются: горечь и страх, боль и обида. Жертвы насилия - это обычные люди. Девочки, девушки, женщины, и даже иногда мужчины. Они не хотели жесткого секса в подъезде. Они плакали и просили их отпустить. Они дрались и погибали. «Нет» означает «нет», и никакие короткие юбки и красная помада не превращает «нет» в «да». Тем же, кто одобрительно хлопает насильников по плечу, рекомендую стараться не смотреть дерзко в сторону гопников, не провоцировать наличием денег карманников, не водить машину во избежание ДТП и, конечно, перестать есть, чтобы не спровоцировать отравителя. Две недели, и жизнь ваша, милые мои, станет раем. В буквальном смысле слова.

Вы думаете, я очень жестко говорю? Просто возьмите, и поговорите с жертвой насилия. Любой. Просто послушайте их, и ни в коем случае не подпускайте ехидных шуточек и не давайте глупых советов: следуйте ими сами и молитесь, чтобы эти глупые советы хоть как-то помогли вам при встрече с насильником. Которого не интересует ни длина юбки, ни дата рождения, ни скромность походки.

И последнее: мне бы очень хотелось, чтобы наши женщины не превратились в уродливых, прячущих свою красоту страшилищ, выходящих из дома только тогда, когда светит солнце. И это зависит только от них самих и громкости их голоса. Вот это и будет феминизм – борьба за право не бояться.

В следующий раз мы поговорим, как общество "конструирует" мужчин и женщин, а потом нагло врет им, что они "разные от природы". Именно нагло, и именно врет. И если вы женщина, и думаете, что любите розовый цвет, кружевные нейлоновые трусики и сладкое винцо - то не факт, что вы полюбили это добровольно. Психологическое насилие, знаете ли, может быть тонким и длиться десятки лет. Так что если вам дорога ваша любимая кастрюля, муж-каменная стена, домоседство и полосатая пылевытиралка, то лучше не читайте: следующая статья разобьет очень много хрустальных замков. Возможно, в том числе, и ваш.

Всегда ваша, Ефросинья Кочигарова

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: