ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 12.05.2018 в 10:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 83

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5,  Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12,  Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25-26Глава 27Глава 28Глава 29Глава 30Глава 31, Глава 32,


33. Там на луне, на луне, на голубом валуне...


Когда безвоздушное пространство обратной стороны земной спутницы сотряслось от грохота упавшего на лунную поверхность космического челнока, сидящий в небольшом уютном кратере Марича почувствовал беспокойство.
— Что-то ты зачастил ко мне, уважаемый император, — подумал правитель Луны и на всякий случай превратился в красивый овальной формы камень голубого цвета: больно уж не хотелось Мариче покидать насиженное место и ввязываться в откровенную авантюру, которую затевал его сюзерен Равана.кратер

Выскочив из «Пушпака», забывший второпях даже натянуть скафандр Равана сначала остекленел и покрылся инеем от комического холода, но вовремя опомнился, силой йоги разморозил своё физическое тело, вернулся в звездолёт, напялил водолазный костюм с ластами, сверху надел тёплый овечий тулуп, валенки, сшитые на зоне стёганые ватные штаны и шапку-ушанку с пятиконечными звёздочками на погонах, которыми служили незавязанные и болтающиеся из стороны в сторону большие «уши» головного убора, и вновь вышел в открытый космос. Покричав в мегафон и обойдя всю обратную сторону Луны, Равана нигде не обнаружил хозяина и очень огорчился, догадавшись, что тот превратился в невидимку или в какую-нибудь другую гадость. Громко попеняв Мариче и основательно замёрзнув, Равана безнадёжно махнул рукой и направился к челноку с намерением несолоно хлебавши возвратиться восвояси, чтобы мирно править своей империей, отказавшись от желания похитить Свету и тем самым сохранить себе жизнь и возможность эволюционировать в мирах. И всё было бы замечательно, не споткнись император благословенного Юга о подвернувшийся под чугунную водолазную ласту на адидасовской подошве голубой камень, который так некстати разлёгся в самом центре обратной стороны Луны.

— Под ноги смотреть надо! — моргнув знакомыми глазами, сварливо произнёс камень.
— Извини, брателло, не заметил. Темновато тут у вас, — смущённо ответил Равана.
— Полнолуние, вот и темновато. А во время новолуния на этой стороне — форменное пекло, круче, чем в парилке, что у тебя во дворце, — в этом месте камень понял, что сказал лишку, ойкнул, закрыл глаза и притворился, что ничего не произошло. Однако, Равана не растерялся: он молча взял валун в руки и, пыхтя и отдуваясь, поволок его в звездолёт.

— Ну что вы, право, мне же щекотно! — хихикал голубой валун и извивался, норовя вывалиться из рук.
Затащив камешек в отсек управления, сорвав с себя обледеневший водолазный костюм и задраив входной люк, император, злобно и грязно ругаясь, стал зверски пинать камень ногами, но только разбил себе пальцы в кровь и порвал домашние тапочки, сшитые в форме двух розовых свинок.
Камень хранил молчание.
— Спрятаться хотел, гад?! — орал Равана. — Что, думал: император не найдёт тебя?
— Случайность, — пробормотал камень, снова ойкнул и опять замолчал.

Равана долго и тщетно пытался расколдовать камень и вернуть ему облик Маричи. Стремясь достичь этой цели, император использовал методы кнута и пряника, а также способы окисления и выщелачивания. Но когда все кнуты пришли в негодность, пряники зачерствели, а химические реактивы закончились, всемилостивый правитель пяти шестых земной суши и четырёх океанов, включая воздушный, прибег к самому надёжному методу. Равана сказал:
— Очень мне нравятся твои внешний вид и фактура, дорогой голубой камень. Отдам-ка я тебя нашему придворному ювелиру. Пусть он раскрошит тебя на мелкие кусочки и наделает из тебя...бижутерия

— ...бижутерии! — оживился камешек и добавил: — И развесит меня на плечах придворных дам!
— Нет, — покачал головой император. — Пусть он понаделает из тебя мозольных тёрок, чтобы в армейских банях рядовой и сержантский состав моих вооружённых сил мог тереть тобой пятки и другие мозолистые части на подошвах стоп и подмышек.
— Так нечестно! — обиженно заорал камень и мигом превратился в Маричу.
Не теряя времени, Равана вывалил на стол картошку из котелка и, раскладывая картофелины на столе, принялся растолковывать свой план.

— Значит так, — перво-наперво сказал он, — это ты, превратившийся в оленя, это Ромыч, это Света, — тут правитель Юга поднял одну картофелину над столом — и она по причине слабого притяжения повисла над ним, медленно снижаясь. — Это я на «Пушпаке» секу тему и жду, когда ты отвлечёшь Рому. В тот момент, когда Роман побежит за тобой в лес, — две картофелины Равана смахнул со стола и они стали медленно падать на пол, стремясь приземлиться в углу кают кампании.
— Э-э-э... поаккуратней с моей картошиной! — обиженно вставил Марича.

— Извини, случайно получилось, — Равана догнал улетающую картошину, символизирующую Маричу, а другую, которая обозначала Ромыча, пинком засандалил под потолок каюты. После этого, сдув пыль с маричиной картошины, почтительно поцеловав её и с почётом уложив в блюдечко с золотой каёмочкой, император продолжил: — Стало быть, когда вы скроетесь в лесу, я подлетаю к Свете, — в этот миг картофелина, изображающая «Пушпаку», прилунилась на стол, — сажаю её в мою тачку — и мы улетаем в Ланку. Там я жду тебя. А ещё тебя там ждут бабки за хорошо сделанную работу.

Обратите внимание на новые произведения в рубрике «Читальный зал»

Марича с минуту поразмыслил и произнёс:
— Красиво, но мимо денег, хозяин.
— Почему? — удивился Равана.
— А про Лёху ты забыл?
— Про какого ещё Лёху? — непобедимый ракшас удивился ещё больше.
— У Ромика братан и телохранитель есть. Евонный близнец Лёха. Они похожи как две капли воды, только Лёха в три раза выше и в тридцать раз здоровее. Типа нашего кума Макара, только Макар — салага перед братаном Ромыча. Так вот, когда Ромыч побежит за мной, Лёшка, как пить дать, Свету охранять останется.
— Оппа! — обалдело сел в кресло Равана. — А я почему ничего не знаю про этого Годзиллу с Нижнего Тагилу?
— Теперь знаешь, — поправил его Марича.
— И что делать? — спросил донельзя расстроенный Рави.лес воин

— Да, хозяин, задал ты мне задачку, — почесал в затылке демон-оборотень, являющийся по совместительству бессменным президентом Луны.
Подумав минут с десяток — благо Равана не торопил, понимая, что проблема нешуточная, — Марича, медленно и тщательно подбирая слова, произнёс:
— Есть одна идейка. Но стоить это будет в три раза дороже против обычного заказа.
— Дело не в деньгах, — сказал Равана, — заплачу сколько попросишь.

— Не нравится мне эта затея, — вздохнул Марича. — Очень уж рискованная. Лучше бы от неё совсем отказаться. Но, положа руку на сердце, признаюсь: с Ромой и Лёхой у меня свои счёты. Они, гады, мою Татушечку-душечку ни за что, ни про что замочили. Поэтому я помогу тебе, великий император. А действовать мы будем так... — на этом месте Марича задвинул все занавески во всех иллюминаторах, под удивлённые вопли повелителя Земли: «Ни хрена себе шпиёны жучков понатыкали!» — обезвредил все подслушивающие устройства, и стенограмма его дальнейшей беседы с Раваной к величайшему всеобщему сожалению в анналах истории не сохранилась.

Сквозь миры и века
проведённый Любовью,
знаю я, что тоска —
лишь разлука с собою.


Продолжение следует...

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: