ГлавнаяСтатьиЧасть 2
Опубликовано 6.05.2016 в 13:00, статья, раздел Арт, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 802

Часть 2

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

Итак, попробуем продлить наши переживания

А для начала уточним предмет разговора. Речь идет о фотографии (а лучше – светописи), причем не вообще, а о ее творческой нише. Т.е. о такой фотографии, чей родовой признак - образ.

Фото Натальи Славных

Теперь, пожалуй, о самом главном, что неминуемо следует из приведенных ранее многочисленных цитат: объект съемки не равен его образу. Здесь следует представить себе некую триаду: субъект (фотограф) – объект (то, что снимает фотограф) – изображение (то впечатление от объекта, которое регистрируется на матрице или пленке в виде законченного или в основном созданного фотографом образа). В этой цепочке взаимосвязей объект становится этаким сырцом, заготовкой, предоставляемой объективной реальностью, из которой, собственно, и лепится произведение фотографического искусства. Разумеется, (именно потому что фотография, как никакой другой вид пластического искусства, прежде всего регистрирует реальность), задача эта не из легких. И вот как раз в сравнении с живописью: фотограф не настолько, как художник, свободен в своем воображении. Вернее, методика, если так можно выразиться, управления своим воображением в работе фотографа в корне отличается от того, что привычно в этой связи для живописца.

Фото Александра Волоцкова Фото Светланы Разумовской

Именно это обстоятельство послужило и, к сожалению, до сих пор нет-нет да и служит поводом для спекуляций на тему «фотография – не искусство». Не будем назойливо повторять «смотря какая фотография…», а лучше постараемся сосредоточиться на проблеме перевода в фотографии. Проблема эта существует в искусстве вообще – проблема перевода объективной реальности на язык образов. Но, опять же по понятной причине, в фотографии она стоит острее.

Фото Нины Красильниковой.

Что же руководит фотохудожником, когда он создает свои произведения? Тайна сия велика есть, и едва ли можно обстоятельно изложить свои суждения на эту тему. Хотя бы потому, что, как мы выяснили ранее, вербальный способ здесь окажется несостоятельным. Позволю себе еще одну цитату из Картье-Брессона: «Сами по себе факты совершенно не представляют интереса. Важны впечатления от них. Важно уловить истину глубинной реальности». И это, заметим, сказал основатель всемирно известного Магнум –фото, самого авторитетного по сей день агентства, созданного ради журналистской фотографии, т.е. той ее ветви, которая как раз и призвана заниматься фактами! Кстати, когда разговор заходит о художественной (творческой) фотографии, то фотожурналистике частенько отказывают в принадлежности к последней. И напрасно. И неумно. Как профессиональный журналист выражаю свое категорическое негодование и советую пораспрашивать знакомых фоторепортеров, по чем фунт лиха. И они, бедолаги, расскажут вам, до какого физического изнеможения доходит порой дело после репортажной съемки продолжительностью каких-нибудь пару часов. Вряд ли все объясняется давкой на городском празднике, где им пришлось потрудиться…

Фото Анны Николаевой.

В нашей практике обучения есть такое задание: создайте портрет вещи. Интереснейшее, надо сказать, занятие. И слушатели демонстрируют огромный энтузиазм в этом деле. Азарт обусловлен стремлением решить эту самую проблему перевода. Ведь «ксерокопировать», к примеру, вилку или очки – большого труда не составит: надо просто грамотно распорядиться фототехникой. А «научиться грамотно снимать – дело нехитрое». (В.Стигнеев). «Хитрость» же состоит в том, чтобы вещь «заговорила», оказалась одушевленной автором снимка. И совершенно очевидно, что человек, справившийся с этой задачей, сможет впоследствии уверенно создать характерный портрет человека, разглядев в нем не только черты внешности…

Фото Галины Кемеровой.

Есть такое выражение, бытующее в связи с творчеством выдающегося отечественного фотографа Александра Александровича Слюсарева – вещи, застигнутые врасплох. Вдумаемся, насколько образное выражение! Родившееся именно по поводу образа вещи. И какие-то конкретные советы или наставления здесь окажутся неуместными. Потому что это всегда загадка (в том числе и для самого автора) – загадка, коей отмечено любое творчество. Впрочем, одну подсказку от великого – все тот же Картье-Брессон – можем дать: «К сюжету надо подкрадываться на цыпочках, даже если речь идет о натюрморте». Стало быть, трепетнее надо, затаив дыхание – в прямом и переносном смысле.

Фото Юлии Васильевой.

Так каков же метод переживания фотографа? Однозначно определить его, понятное дело, невозможно. Однако (в отличие от живописца!) это всегда будет маленький ядерный взрыв в момент нажатия на кнопку спуска затвора фотокамеры. То есть мощнейшее потрясение в долю секунды – на время открытия затвора, определенного экспозицией. Только представим себе, насколько же велико должно быть напряжение человека, сжимающего в руках небольшое устройство, при помощи которого (всего лишь при помощи!!!) создается шедевр светописи! Какова должна быть концентрация всех сил нравственного порядка в это ничтожное по чисто физическим меркам мгновение! Именно так и уж никак не иначе создаются настоящие произведения фотографического искусства. Это когда огромный мир сворачивается в трубочку и с сумасшедшей скоростью летит в объектив аппарата, чтобы вслед за этим снова развернуться, но уже в свою крохотную копию и замереть на светочувствительном слое. Нет, конечно, - не копию! Это-то уж мы теперь знаем доподлинно!..

Фото Дарьи Новоенко.

Фотографии из архива Дома творческой фотографии "МЫ" имени Александра Овчинникова.

Продолжение следует!

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: