ГлавнаяСтатьиСамый знаменитый бегемот
Опубликовано 27.05.2016 в 13:11, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 733

Самый знаменитый бегемот

71 год назад самая страшная война минувшего столетия подошла к закономерному финалу. Логическую точку в ней поставила операция по взятию Берлина — с кровопролитными боями за каждую улицу, каждый дом, каждую укрепленную точку. В ночь с 30 апреля на 1 мая советские солдаты, продвигавшиеся к имперской канцелярии через огромный лесопарковый массив Тиргартен (буквально «сад животных»), проломили преградившую им путь стену и оказались на территории собственно Берлинского зоосада (Zoologischer Garten, или, если сокращенно, — просто ZOO)...

На фото: разрушенные строения Берлинского зоосада (май 1945 года)

Многие из читающих эти строки наверняка вспомнят эпизод из советской киноэпопеи «Освобождение», когда наши бойцы проявляют в Берлинском зоосаде чудеса отваги и милосердия: «Львов — игнорировать!», без единого выстрела проходя мимо сидящих на аллее хищников.

На фото: кадр из фильма «Битва за Берлин» киноэпопеи «Освобождение» (режиссёр Юрий Озеров, 1971)

Выбежавшие на берлинские улицы питомцы самого старого в Германии зоопарка — вовсе не сценарная выдумка. В архиве немецкой столицы хранятся документальные фотографии, на которых тигры и гепарды, гуляют за пределами разбомбленных клеток. Но уцелеть повезло далеко не всем. Вот что писал в своей книге «Последняя битва. Штурм Берлина глазами очевидцев» американский журналист, один из лучших военных репортеров ХХ века Корнелиус Райан:

«Жертвы среди животных были огромными. С каждым взрывом снаряда в небо взлетала стая птиц. Львов застрелили. Розу, гиппопотама, убил в ее собственном бассейне снаряд. Шварц, смотритель птиц, был в отчаянии: каким-то образом редкому аисту абу-маркубу, проживавшему в его ванной комнате, удалось сбежать. А командир зенитной башни приказал директору зоопарка Лутцу Хеку уничтожить павиана. Его клетка была повреждена, и существовала опасность, что он сбежит.

Хек с винтовкой в руке подошел к обезьяньим клеткам. Павиан, старый друг, сидел на корточках у решетки. Хек поднял винтовку и почти коснулся дулом головы животного. Павиан мягко оттолкнул дуло в сторону. Потрясенный Хек снова поднял винтовку, и снова павиан отклонил дуло. Хек попробовал еще раз. Павиан грустно смотрел на него, и Хек выстрелил»...

На фото: одна из двух зенитных башен Берлинского зоосада

По большому счету авиация союзников бомбила — задолго до 30 апреля — не столько клетки и вольеры, сколько две хорошо укрепленные зенитные башни, одновременно служившие бомбоубежищами. Так что ко Дню Победы ZOO превратился в гигантский пустырь с пустыми домиками для птиц на прудах. В частности, были разрушены и знаменитые Elefantentor — Слоновые ворота, вход в зоосад со стороны Будапештской улицы. Это уникальное сооружение с двумя 27-тонными скульптурами из эльбского песчаника в виде лежащих слонов было воссоздано только в 1984 году.

На фото: разрушенные Слоновые ворота Берлинского зоосада были восстановлены лишь спустя почти 40 лет…

А из 3715 экземпляров животных (огромная коллекция даже по нынешним меркам) уцелел всего лишь 91 обитатель зоосада. В это число, в частности, вошли 2 льва (не всех застрелили), 2 гиены, 10 павианов-гамадрилов, 1 шимпанзе, 1 дальневосточный аист, 1 китоглав (тот самый абу-маркуб, удравший из ванной смотрителя Шварца), 1 азиатский слон и 1 бегемот.

О бегемоте — чуть подробнее.

Это был молодой самец по кличке Кнаучке.

Он родился 29 мая 1943 года и до самой своей смерти в 1988-м оставался любимцем миллионов горожан, регулярно приходивших повидаться с ним в ZOO. Бегемот стал притчей во языцех, и по сей день берлинцы, желая подчеркнуть чью-либо известность или популярность, восклицают: «Да он знаменит прямо, как Кнаучке!».

Потихоньку разбираясь с оставленными войной проблемами, в Берлине решили наконец покончить и еще с одной: прервать одиночество своего бегемота. И стали искать для него пару. Самка нашлась в Лейпцигском зоопарке, где она также коротала свои дни в одиночестве. Шел 1952 год.

Была, однако, загвоздка. Лейпциг находился в советской оккупационной зоне Германии. Тем не менее руководство зоны, весьма твёрдое по многим вопросам, прониклось жалостью к гиппопотамам-одиночкам и на время отправило «свою» Крету в Западный Берлин. Договорились так: беременная бегемотиха возвращается в Лейпциг и производит отпрыска там. Если родится сын — он остается с ней, а если дочка — едет к папе.

В итоге родилась Булетта (в переводе — «котлетка») — своего рода символ солидарности между Востоком и Западом. Судьба ей вышла оказаться женой собственного отца, но для бегемотов это — в порядке вещей. В 1958-м этот союз дал Жетту — первого бегемотика, родившегося в Берлине после войны. Всего же Кнаучке стал отцом 30 детишек, и сегодняшние бегемоты ZOO приходятся ему внуками и правнуками.

На фото: скульптурное изображение Кнаучке в натуральную величину работы Манфреда Грэфе было установлено в 1997 году возле входа в новый бегемотник

Сегодня возле входа в новый павильон, технологическое чудо, возведенное для бегемотов в 1997 году, стоит скульптурное изображение старины Кнаучке — точно такого, каким он изображен на одной из фотографий. Одновременный памятник минувшей войне и животному, в ней уцелевшему. Его бронзовые уши и ноздри отполированы бесчисленными касаниями «на счастье». Блестит и спина, сидя на которой обожают фотографироваться маленькие, юные и отчасти молодые посетители зоосада.

На фото: для потомков Кнаучке выстроен суперсовременный павильон с подводным обзором; в летнее время из бассейна под куполом бегемоты могут выплыть прямиком в уличный вольер

Фото автора и из открытых источников

Остальное здесь:

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: