ГлавнаяСтатьиЛечить и убивать. Искусство как оружие Даниила Крамера
«Цивилизация начинается с двух слов — культура, вера»
Опубликовано 30.04.2018 в 11:14, статья, раздел События
автор: (Владислав Гаврилин)
Показов: 137

Лечить и убивать. Искусство как оружие Даниила Крамера

26 апреля в Центре «Диалог» в рамках X фестиваля классической музыки им. С. В. Рахманинова в Великом Новгороде выступил народный артист России, почетный член Сиднейского профессионального джаз-клуба, лен джаз-клуба города Хаппаранда (Швеция), лауреат европейской премии им. Густава Малера — Даниил Борисович Крамер.Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_11_.jpg

В программе были представлены различные композиции, по эмоциональному выбору автора, прозвучали импровизации на классические и джазовые композиции. Исполнитель говорил с залом посредством инструмента, особого языка музыки. Приблизиться к пониманию, почувствовать, можно только пропустив вибрацию нот через свою душу. Поэтому описывать через слова эти ощущения просто бессмысленно, нужно слушать. Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_15_.jpg

Перед выступлением мне удалось получить интервью у Даниила Борисовича, задать ему несколько вопросов, относительно искусства:

— Что для Вас значит быть человеком искусства?

— Я и есть человек искусства, я этим живу во всех смыслах, я зарабатываю этим на жизнь, я этим дышу, я это ем, я это пью. Искусство — это все, что у меня есть. Что значит быть человеком искусства? Это значит им быть, это когда у тебя больше ничего нет. У меня больше ничего нет. У меня есть мои руки, мои уши и душа, которой я играю. Если она пуста, я играю плохо, если она наполнена — я играю для вас хорошо. Я человек искусства, у меня все зависит от того, как я играю, что я чувствую, от моего состояния. Все что я есть — это и есть искусство для меня. Что значит быть человеком искусства? Это значит, что ты не ремесленник. Ремесленник от искусства — это человек, который занимается только зарабатыванием денег на искусстве. Но в этом плане, есть искусство, которое совершенно честно называет себя шоу-бизнесом. Оно не называет себя искусством. Оно говорит: «Я делаю деньги на шоу, я шоу-бизнес». Вот за это я шоу-бизнес уважаю, но только за это. Музыка — это образ жизни, этим сказано все.Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_13_.jpg

— Как Вы считаете, возможность быть услышанным, или, иначе говоря, популярность в нынешнее время — это результат упорной работы либо же везение?

— У кого как. У кого-то результат работы, у кого-то результат везения, у кого-то результат папиных денег или... не папиных. А у кого-то все вместе. Для меня первые два. Свою личную известность, насколько она существует, я связываю и с работой, и, частично, с везением. Без везения в жизни музыканта, знаете ли, никуда. Госпожа Фортуна, если она чем-то кроме лица повернется, не приведи Бог. А если даже лицом, но это лицо плохо улыбается — тоже не приведи Бог. Так что госпожу Фортуну нужно очень почитать, люди искусства все ее почитают.Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_23_.jpg

— Можете рассказать пример из жизни, где Фортуна сыграла очень важную роль?

— Множество. Вся жизнь музыканта — это серия удач или неудач. Могу сказать, что самое начало моей карьеры началось реально с того, что разница в несколько секунд изменила бы всю мою жизнь. Я оканчивал институт, обладал достаточно строптивым характером, лауреат, жил в Москве, и уже был женат. Но, тем не менее, меня заставляли подписать распределение в город Чайковский Пермской области, где я должен был якобы руководить эстрадным отделением в детской музыкальной школе, где никакого эстрадного отделения, как выяснилось позднее, и в помине не было. Моя декан обещала сгноить меня в тюрьме, если я не подпишу распределение. Она меня не любила, я был слишком свободолюбивый студент. Ну и, если честно говоря, иногда и вел себя не очень. Молодость, знаете ли, всякое бывает. Назвать меня ангелом в студенческие годы язык не повернется, не скрываю этого. А я заявил, я не подпишу никакое распределение, не поеду ни в какой город Чайковский, я хочу хорошей, нормальной жизни. Я готов быть молодым специалистом, но только там, где я хочу! Сейчас я понимаю, что это не совсем правильная позиция, что с помощью таких распределений государство пыталось равномерно распределить ресурсы по стране как культурные, научные, производственные, разные... Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_18_.jpgНо тогда речь шла о моей семье, речь шла обо мне и, во всяком случае, распределять ресурсы нужно не насильственно, как это делал Советский Союз. Я был в дикой печали, я понимал, что если не подпишу распределение, то меня за месяц сделают «тунеядцем» и по советским законам имеют право посадить. В то время я иногда помогал эстрадному училищу на Ордынке, уже увлекаясь джазом, аккомпанировал певцам на экзаменах. И вот я в тоске и печали, знаю, что мне чуть ли не завтра придется подписывать распределение и мне некуда идти. Я зашел в буфет выпить чаю в Гнесинке, и столкнулся там с Михаилом Ильичем Ковалевским, тогдашним заведующим кафедрой училища. И он мне говорит: «Даня, ты мне нужен, у меня экзамены!» Я говорю: «Знаете ли, Михаил Ильич, мне не до экзаменов, у меня такое дело, распределение». А он мне: «Так что ж ты молчал?!» А я, молодой наглец, еще сказал: «А я не пойду к вам концертмейстером, пойду только педагогом, мне нужна педагогическая практика и концерты». За двадцать минут он сделал мне распределение в Гнесинку! И этим была решена моя судьба и моя карьера. Пять секунд! И я разминулся бы с ним в буфете. И вся моя жизнь пошла бы совершенно по-другому. Вот так вот вам, госпожа Фортуна! И скажите после этого, что удача не решает полностью судьбу человеческую? Таких случаев у меня было много. Мне повезло встретить многих людей, которые в той или иной степени решали мою судьбу.

— Какая главная задача музыканта в современном обществе, как деятеля искусства?

— Она не одна. Нужно понимать, что искусство — это обоюдоострое оружие. Оно умеет лечить, но и оно же умеет убивать. Знаете, однажды во время французской революции шли суровые бои, и один из руководителей армии послал курьера к генералу, требуется ли тому подкрепление. И получил ответ от командующего данным участком: «Вы бы мне вместо подкрепления вторую „Марсельезу“ сочинили!» Почему же? Потому что иногда дух солдат намного важнее их численности. Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_31_.jpgПоэтому древние эллины ставили флейтистов впереди войск, впереди тяжеловооруженных гоплитов. Поэтому, Наполеон, умнейший полководец, ставил молодых барабанщиков впереди своих полков. И музыканты, невооруженные ничем, безоружные, шли на вражеское войско впереди вооруженных солдат! Поэтому, древние греки считали воином не того, кто хорошо владеет копьем и имеет хорошее, гармонично развитое атлетически тело, это — обязательное условие. Но воином ты становился только тогда, когда умел играть на кифаре и сочинять стихи. Почему? В свое время один из Афинских полководцев сказал, что лучшая защита — это не стены, это люди. А люди защищают тогда, когда они знают, за что стоят. Вы спросили, осознаем ли мы нашу роль? Роль культуры — это основа цивилизации! Если вы отдадите себе отчет, то вы обнаружите, что слово цивилизация начинается не со слов армия, экономика — это производные. Цивилизация начинается с двух слов — культура, вера. Вот такая культура, такой язык, такие боги — вот это начало цивилизации. Когда эти основы разрушаются, разрушаются основы цивилизации. Именно по этому, я считаю реформу образования и примитивизацию культуры в России диверсией. Которая медленно, но верно способна разрушить саму основу цивилизации. И тогда нация долго не продержится. Я убежден, и не один я, что падение Римской империи началось с лозунга «хлеба и зрелищ», который привел к изменению менталитета, потому что граждане без особой охоты стали служить в армии, наниматься наемники, а наемники, знаете ли, двойственная вещь. Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_16_.jpg

— Имеет ли смысл понятие «современная музыка», или настоящая музыка вне времени?

— Вопрос бессмысленный. Конечно, имеет. Ни вы, ни я полностью не отдаете отчет о том, что услышат наши потомки через 200 лет. Я этого не знаю. Возможно, будет кто-то из современных авторов. Возможно, прямо сейчас прямо в вашем городе живет некий гений, которого мы не знаем. Его, как Баха, найдет через 150 лет «некий Мендельсон», и мы вдруг узнаем, что в Великом Новгороде жил тот, кого никто и не замечал. Свой ведь. А пророка нет в своем отечестве.Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_17_.jpg

— Какую книгу или книги Вы бы посоветовали прочитать каждому человеку?

— О, да вы что, Вам времени не хватит! Я назову те книги, без которых я не живу. Не живу без «Мастера и Маргариты», без «Собачьего сердца», без «Войны и Мира», без Чехова и его рассказов. Я не живу без «Красного и Черного» Стендаля, ни в коем случае не живу без Джека Лондона — это мое отдохновение души! И многие ругают «Маленькую хозяйку большого дома», но это одно из моих любимых произведений у Джека Лондона. Часть его называют сентиментальным, я — нет. Также я не живу без Библии, притом, что я не принадлежу ни к одной религии. Я необычайно верующий человек, мистически верующий, потому что я человек искусства. Искусство без мистики не живет.
Когда искусство проникает в душу, появляются те люди, в которых есть некий стержень, моральный кодекс. Он возникает при искренней вере, он возникает в глубокой душе. Тогда человек не будет врать не потому, что нельзя, а потому что не хочет. Если вы отдадите себе отчет, вы ничего в жизни не делаете то, что не хотите. Только два раза в жизни человек не имеет выбора — когда рождается и когда умирает. У вас есть выбор всегда. И в национальном масштабе этот выбор формируется культурой, образованием и их сочетанием. Это основа основ существования государства. Вы спрашивали, чем мы, люди искусства, занимаемся? Я вам рассказываю. И те, кто этого не понимают, разрушают государство искусством, ведь искусство способно и разрушать...Daniil-Kramer-v-Velikom-Novgorode-_29_.jpg

Фото: Светлана Разумовская (Дом творческой фотографии «МЫ»).

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: