ГлавнаяСтатьиДети Одина (продолжение романа)
Читальный зал:
Гуннхильд, дочь Гуннара Грозы Кораблей
Опубликовано 29.04.2018 в 10:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Екатерина Аденина
Показов: 115

Дети Одина (продолжение романа)

Аденина Екатерина Викторовна. Родилась в 1979 г. В 2001 году окончила филологический факультет МГУ им. Ломоносова.  Обучалась в аспирантуре филологического факультета. Подробно занималась историей эпохи викингов и древнеисладским языком. Читала  подлинные документы той эпохи. Роман написан на основе изучения подлинных документов и данных археологических исследований. Екатерина имеет опыт исторических реконструкций и знает жизнь эпохи изнутри.  

Интервью с писательницей можно прочитать тут.
Журнал «Область Культуры» представляет роман Екатерины Адениной «Дети Одина».

ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ЧАСТИ

Пролог

 1-8.  9-19.    20-26 .

 Глава 1

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3Часть 4.  Часть 5Часть 6.  Часть 7.  Часть 8.   Часть 9.   Часть 10.  Часть 11.

Глава 2.

Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7Часть 8Часть 9Часть 10Часть 11Часть 12Часть 13,  Часть 14Часть 15Часть 16Часть 17Часть 18Часть 19Часть 20Часть 21Часть 22Часть 23.

Глава 3. 

Часть 1, Часть 2

 


  Оружие


       Интерес к оружию и войне не угас в Гуннхильд дочери Гуннара - напротив. Это влечение - только возросло с годами, укреплённое испытаниями и усиленное невозможностью владеть оружием и пойти на войну, как мужчина. Гуннхильд всё ходила и ходила к морю - не только в память о Торбьёрне сыне Кари или для размышлений да печали. Гуннхильд приближалась вплотную к Алому Дракону, стоявшему то на якоре, то в корабельном сарае на морском побережье - и обнимала корабль. Ей было жаль, что он стоит без дела и не движется по бурным волнам к далёким землям.
 драккар
     После - она обычно заходила в тот угол дома, угол Гуннара сына Гисли, где всегда стояло да висело на крюках начищенное острое оружие отца. То был не просто угол - а целая оружейная. Что-то - типа особого, и довольно большого, помещения в доме. Священный трепет, будто бы она столкнулась с ликом Одина - пробегал по Гуннхильд, когда она оказывалась здесь, в святая святых своего отца. Было здесь - одно личное оружие конунга Гуннара Грозы Кораблей, то, которое он в руках своих в бою сжимал. И этого разнообразнейшего оружия было так много - что им впору было вооружить весь хирд... А трогать это оружие - Гуннар воспрещал кому-либо, кроме себя. Особенно - запрет женщин касался. Воспрещал - под страхом жуткой расправы. Кроме Гуннхильд, в оружейный угол отца не заглядывал вообще никто из семьи - боялись.
  Оружейный дом
       Остальное оружие, для всего хирда конунга - хранилось в особом дружинном оружейном доме. Это был - настоящий склад первосортного оружия да воинских доспехов! Радость - для сердца истинного викинга! Оружие там не просто хранилось до лучших времён и битв - оно там жило, и о нём заботились, порою куда лучше, чем о близких и родных людях. И снаружи - его берегли не только люди, но и сами боги. Небольшое изваяние Одина тщательно следило единственным глазом - чтобы никакая излишне любопытная, подобная, например, Гуннхильд Гуннарсдоттир, жена не вошла в этот чудно-прекрасный мир мужей-воинов, Посвящённых, да чтобы никакой вор, объявись он вдруг, не вышел бы оттуда живым. Ещё - три молоточка Тора были снаружи на двери, хранили сталь битвы от разных бед да напастей, от молний, тления, пожара да от воровства. В подполах и небольших конурках в самом низу дома - довольно вольготно и сытно жили коты, потомки славного кота Гуннарсхуса, Мйолки, да его кошек. Коты, звери Фрейи - охраняли оружейный дом от мышей, крыс и других грызунов, способных попортить оружие. А сами коты были то ли учёные, то ли понимающие, то ли сильно боящиеся оружия викингов - на сталь никогда не гадили и не блевали. Может, их попугивали время от времени грозные большие собаки - целых три волкодава из небольшой псарни Гуннара всегда верно сторожили двери оружейного дома, вместе с одним воином-охранником. Коли воина вдруг убьют или чем опоят, пьяным или снотворным, чтобы пропустил - три собаки мёртвой хваткой вцепятся в горло ворам да убийцам, и их не остановит ни оружие, ни то, что убийц может быть много, ни даже сама смерть. Поднимут собаки такой шум, так вступят в схватку со злоумышленниками против Гуннара да его оружия - что Гуннар со своими людьми быстренько прибежит и всех скрутит, либо убьёт на месте, не задумываясь, возможно, даже этим самым оружием из дружинного оружейного дома...
 деревня викингов
     Дружинный оружейный дом, где хранилось запасное оружие всего войска - стоял на хуторе отдельным помещением, рядом с кузней. Это было довольно далеко от Гуннарсхуса - по крайней мере, так казалось Гуннхильд Гуннарсдоттир, а она была довольно выносливой и ходила всегда быстро, словно летела по воздуху. Туда - было и впрямь довольно далеко идти, ведь кузня стояла почти на самой границе хутора Гуннара, на самом краю владений Гуннарсхуса. Таков был обычай - кузни всегда строили поодаль от жилья, ведь кузнец там общается с самими богами и духами, колдует. Как знать - насколько вредно повлияет на жён, детей и мирных домочадцев такое искусство кузнеца-колдуна, плавящего медь да кующего из мягкого железа разнообразные вещи, закаляющего сталь в воде, а порою и в жертвенной крови, чтобы в оружии была настоящая сила смерти и Бога Войны?
     Возле оружейного дома - извечно стоял с утра до вечера кто-нибудь из хирда Гуннара. Вооружённый до зубов и одетый в шлем и кольчугу воин - охранял оружейный дом от воров, рабов да чрезвычайно любопытных жён и детей самого Гуннара да многих его викингов. Воин-охранник бывал там всё время, каждый день - даже эти три года, когда Гуннар сын Гисли со своею дружиной в походы не ходил. Гуннар тщательнейшим образом велел сторожить оружие войска - самое ценное, что у них только было. Хотя, надо признаться - ирландских волкодавов Гуннара, натасканных хозяином на то, чтобы задирать людей насмерть, боялись куда больше, чем вооружённых до зубов викингов.
 
* * *
     Гуннар-конунг очень хорошо платил за охранную службу - это Гуннхильд удалось прознать однажды, когда охранником оружейного дома был Эйнар Скальд, известный любитель поболтать. Конечно, Эйнар Скальд важных вещей никогда не выбалтывал и никого из посторонних в оружейный дом не пропускал, служил верно - но со знакомыми всегда любил языком зацепиться, особенно, если скучно ему было. А ведь охрана оружейного дома - признался Эйнар - чудовищно скучное занятие. Тем более, в те времена - когда ни одного вора не подходило близко. Да что там вора - ни одного человека, ребёнка или раба даже мимо не проходило! Таков уж Эйнар Скальд - без общества людей да без слов чувствовал себя, будто рыба без воды.
  * * *
     В оружейном доме - и копий, и мечей, и разнообразных топоров да секир такое множество! Глаза Гуннхильд, однажды побывавшей там - как раз благодаря Эйнару Скальду да блестящему хитроумию Гуннхильд, вкусно накормившей всех волкодавов, знавших и любивших её, и уломавшей Эйнара Скальда тайком от Гуннара-конунга пропустить её в оружейный дом - просто разбегались. Хоть десять хирдов по семьдесят человек можно было снарядить - и всё по высшему разряду! Ещё там было полным-полно щитов - самых невероятных расцветок. Красные, золочёные - с солнечными колёсами из золота или ярких красок, или без солнечных колёс, с какими-нибудь странными разноцветными узорами. Много было и жёлтых щитов, и зеленоватых, и вообще из разноцветных досок, подобных радуге - но все щиты были светлые да яркие. На бортах корабля, и это помнила Гуннхильд с самого детства - сияли они издали, привлекали к кораблю Гуннара-конунга внимание. Переливались на Солнце - кровью и золотом, картинами и узорами, и солнечные колёса на них прямо-таки вращались, когда корабль шёл по пути коня моря. Щиты были как с умбонами из ярких материалов посредине - так и совершенно без умбонов, только с ручкой да петлёй для руки с другой стороны, чтобы удобно было держать в бою. Щитов было чуть ли не вдвое больше, чем людей в дружине конунга Гуннара Грозы Кораблей - верно, у каждого человека было по одному или по два запасных щита. Вот, у отца, например - их целых пять, запасных щитов, хотя Гуннар в битве и не слишком-то жаловал такую вещь, как щит. Гуннар был с юности берсерк - по его мнению, в бою хранила его от ран да от смерти одна воля Одина. «Щиты придумали трусы!» - смеясь, любил замечать он во время пиров своей дружины.
  * * *
     Вот, видно, Гуннар и поплатился три зимы назад - за эдакую свою неосторожность, неразумную удаль да за самонадеянность. Не закрыл щитом левый бок, как надобно - и получил копьё врага прямо в грудь. Хорошо хоть, что прямо в сердце оно не попало тогда - но Гуннар всё равно тогда жутко намучился, так, что и на целый век жизни хватит с излишком. Потерял - почти половину своей былой телесной мощи и силы. По крайней мере - похудел раза в два против прежнего и навек приобрёл довольно зловещую бледность лица. Гуннар отшучивался, не желая привлекать ничьё внимание к своему болезненному виду - что теперь у него рожа такая, что врагов можно пугать насмерть уже одним этим лицом, можно и за призрака себя выдавать, чтобы врагам Гуннара стало ещё страшнее. Но Гуннхильд замечала, пропуская все его шутливые замечания мимо ушей - Гуннар и сейчас избегает поднимать слишком большие тяжести или даже стремится к тому, чтобы за плечами всегда твёрдая опора стены была... Отец мог вовсе не жаловаться ни на что - но всё равно болезнь была болезнью, и слишком уж не хотела она покидать его тело, соками которого упилась и всё ещё стремилась насыщаться, как бы ни противился тому Гуннар. Один явно решился три года назад хорошенько проучить его - так и Гуннар говаривал своей дочери - решил, видно, Ас Высокий и Премудрый, что Гуннар Гроза Кораблей недостаточно разумен и осторожен для предводителя большой дружины, зрелого мужа. Один Это в юности Гуннара Грозы Кораблей - Один снисходительно терпел все самые лихие выходки Гуннара-берсерка, все его безрассудные безумства в бою, типа, например, сражения впереди войска без щита обнажённым по пояс. Потом, видать, Одину самому надоело терпеть - вот рука Его и лишила так жестоко войско Гуннара не только победы, но и былой численности. Самого же Гуннара - Один-Бёльверк проучил явно на всю жизнь. Так - что Гуннар едва околемался лишь через три года после ранения копьём Олава Ормссона, и не каждый муж в Срединном Мире снова возьмётся за оружие после такого жуткого испытания для тела и для духа. Здесь, в Исландии - Гуннар вообще был лишь вторым человеком за множество зим и лет, выжившим после удара копьём в тело, проникшего в самые внутренности. Первым - был Эймунд Эйвиндарсон, брат Эйнара Скальда, которому боевым топором чуть не выпустили кишки наружу...
     Всё же нужен в бою щит - ибо воля Одина настолько ненадёжная и переменчивая, что страшно на неё одну лишь полагаться. Самому надо быть тоже не лыком шиту - беречь себя надобно. Не лезть - под каждое копьё без щита, испытывая Судьбу да зря над собою коварный глубоко-синий Глаз Одина в небе. Один ведь - куда больше расположен брать к себе мёртвых для вечных битв, пиров и мудрых бесед, чем сохранять на этой земле жизнь живым... Поэтому - воин должен особенно заботиться о своём щите и, конечно же, иметь запасные щиты.
  * * *
     Кроме щитов, в оружейном доме было около двух десятков кольчуг - три самых лучших кольчуги принадлежали Гуннару-конунгу, остальными владели давние прославленные воины хирда, среди которых были и Эйнар Скальд с Тордом Острой Секирой да Тормодом Умелым, все давние знакомцы Гуннхильд Гуннарсдоттир. Для воинов попроще да для лучников - был целый склад плотных кожаных курток до колен, с нашитыми на них кольцами, металлическими пластинами или заклёпками. Это тоже - был вполне надёжный доспех для воинов. Редко кому удавалось пробить такую куртку оружием с первого удара - лишь самым отборным и сильнейшим воинам, каковых было всё-таки немного в боевых дружинах. А от скользящих ударов мечом или топором - такая куртка защищала порою лучше кольчуги. Кто изготовлял куртки из кожи, Гуннхильд Гуннарсдоттир отлично знала - то был их домашний раб, полуфинн Льот сын Бьёрна. Льот порою дни и ночи проводил за обработкой кож да шитьём этих самых курток - а после ещё долго-предолго у очага приделывал к ним заклёпки, кольчужные кольца или пластины. Гуннар порою следил за работой этого парня, нарочно делая строгое и озабоченное лицо - хотя того и не надо было, Льот всегда работал на совесть, и результаты его труда были выше всяких похвал. Ведь, если не брать того памятного жуткого поражения от руки Олава Меткое Копьё - люди Гуннара, даже самые простые из воинов, одетые как раз в такие кожаные куртки с кольцами металла или даже без них, мало гибли в викинге.
     Одна из трёх добрых кольчуг Гуннара Грозы Кораблей - так и была прорвана в левом боку спереди да сзади, так и оставалась ржавой, и колец в ней явно не хватало. Гуннхильд отлично помнит - это ведь та самая кольчуга, в которой вернулся домой три зимы назад отец, проткнутый копьём насквозь. Кольчуга здорово хранила в себе память и о поражении, и о ранении Гуннара-конунга - верно, именно потому Гуннар всегда, как приходил в оружейный дом, велел своим людям убирать её подальше с его глаз, в какой-нибудь самый тёмный и неприметный угол. Гуннар до сих пор не мог видеть этой кольчуги - если вдруг видел, то бок его прожигала насквозь такая острая боль, что он невольно сгибался пополам и почти что терял сознание. Копьё Олава, со всей силы пронзающее всё его существо, зрел тогда Гуннар - не просто зрел, а прямо-таки ощущал его в себе, в своей груди, в самых рёбрах, которые сжимало просто внутри тела от щемящей боли. Его всё преследовал этот кошмар - не только в ночном сне, но и наяву, если он видел прямо перед собою испорченную в бою с Олавом Меткое Копьё кольчугу, не спасшую его от ужасной раны. Память, помимо его воли - никак не могла отпустить его, даже через два, через три года... Гуннар твердил, что когда-нибудь собирается сам прийти в оружейный дом и почистить да починить эту свою кольчугу - только вот всё не мог никак. Духа пока внутри груди не хватало.
 доспехи викинга
     Остальные же кольчуги Гуннара - были прекрасны. Начищены до блеска, кольца в них были крепко-накрепко заклёпаны, застёжки на спине застёгнуты. Хоть назавтра - облачайся и сражайся в них. Здорово послужат - отведут, отразят и самые страшные удары мечей да топоров врагов! Кольчуги конунга не лежали на земле или на небольшой скамье оружейного дома, как кольчуги остальных воинов хирда - а висели на деревянных или сшитых из подушек, набитых сеном, людях-мишенях для упражнений лучников и метателей дротиков и топоров. Висели - чтобы лучше сохранить свою форму. Но, порою - Гуннар снимал эти кольчуги с мишеней и складывал их в плотные мешки из рогож. В погребе - в подобных больших мешках, только менее плотных, хранили обитатели Гуннарсхуса лук да чеснок зимою от сырости. Гуннар всегда клал кольчуги по мешкам - если влажно было в доме, в сырую погоду. Иначе - кольчуга вся просыреет да проржавеет, потеряет хорошие защитные свойства. Железо, даже самое лучшее, ведь портится быстрее положенного ему срока службы - от чрезмерной влаги, то ведал Гуннар-конунг хорошо...
  * * *
     Были в оружейном дружинном доме и самые разнообразные луки для лучников войска - и просто изогнутые излучиною, обычные луки, и дважды выгнутые, и огромные да чрезмерно тугие, верно, для самых сильных из лучников, те, что стреляли очень длинными стрелами с широкими наконечниками. К тому же, именно такими большими стрелами - можно было поджигать корабль или дом врага, да и попасть ими из таких-то огромных тугих луков можно совсем издалека... Стрел к лукам было полным-полно - они стояли и в специальных кожаных или деревянных тулах, лежали в рогожных мешках, были плотно набиты даже в небольшие пивные бочонки. Наконечники для некоторых стрел лежали отдельно от деревянных оснований - так они лучше хранились. А одна бочка - была плотнейшим образом набита одними древками для стрел, изготовленными из норвежских ясеней да сосен, или даже из датских да английских дубов... из прочного дерева, какого отродясь не было на скудных исландских землях.

Обратите внимание на новые произведения в рубрике «Читальный зал»


Копья стояли по углам - но целых копий, с наконечниками, было мало. Гуннар хранил стальные наконечники отдельно в великом множестве - так они меньше ржавеют от времени да от сырости. Втулки и поперечины - не отсыревают, соприкоснувшись с деревом, быстро впитывающим всю влагу. Довольно много по углам оружейного дружинного дома - было просто древков, не увенчанных наконечниками. Они стояли вперемежку с древками под боевые стяги дружины Гуннара да со старыми или ненужными на корабле вёслами. Наконечники - лежали отдельно, на скамье оружейного дома. Многие наконечники были заботливо завёрнуты в мягкие тряпочки - или даже в мелкие перья в мешочках, типа тех, какими набивают в доме конунга перины и дорогие подушки для постелей. Самые тонкие и острые наконечники для стрел и копий - Гуннар хранил в мешочках из кожи, набитых мелким-мелким пушистым гагачьим пухом. Пух был мягкий-мягкий - словно выделанная из тонких льняных или шерстяных нитей вата, которую, Гуннхильд то здорово знала, часто используют для наложения добрых повязок на глубокие раны... Гуннар изумительно заботился о наконечниках для своего оружия да оружия его людей. Форм они были разнообразнейших - но все были красивы и даже остры, их явно точили, хоть и не было битв у викингов Гуннара давным-давно. Радовали глаз длинные наконечники, похожие на тонкие листы ивы - тонкие и чуть пошире. Эти - вынимались из ран, Гуннхильд знала, легче всего. Не хочешь, чтобы копьё засело в теле или щите врага намертво - используй такой наконечник. А если желаешь оставить врагу копьё на память, лучше всего, конечно, прямо в его теле - используй другие наконечники, лучше всего те, что с двойными крючьями, смотрящими вверх на древко. Были и широкие наконечники - и округлые, и треугольные, и с крючьями, как у стрел, что заседают в плоти намертво и их можно только вырезать с огромными мучениями. снаряжение викингаЭти наконечники были и покороче, и подлиннее, и даже совсем длинные - вполне сопоставимые размером с ножом-саксом. Копьём с таким-то наконечником - можно не только колоть, но и рубить, как мечом, скрамасаксом или даже топором. Гуннхильд было дико весело от зрелища разнообразных наконечников копий, собранных воедино - хотя на многих людей, что были послабее духом, даже на некоторых воинов, собрание на одной скамье всех возможных смертоносных наконечников производило довольно удручающее и даже пугающее впечатление. Впечатлительный Эйнар Скальд, например, сказал дочери Гуннара, что все эти наконечники, собранные вместе - похожи на разложенные по скамье орудия пытки, которыми можно колоть и терзать чьё-нибудь тело острой болью, ковыряться в кишках да других внутренностях. Правда, Скальд сразу же рассмеялся - но ему самому всё-таки было страшновато, рука его вздрагивала, едва взгляд Скальда сталкивался с этими наконечниками колющего оружия. Он, должно быть - на некоторое время представлял эти или подобные им наконечники, но уже вражеских копий, у себя в теле. Эйнар Скальд любил всё, что бы ни видел - примерять на себя, поэтому-то его когда-то так страшно потрясло зрелище вырезания кровавого орла на спине одного саксонского вождя, страшного врага Гуннара-конунга... Гуннхильд дочь Гуннара, конечно же - не была такой впечатлительной, как Скальд. Тем более - всё, что приводило других людей в бесконечный ужас, у неё вызывало любопытство и даже желание изведать такое самой. Так было - и с этими наконечниками копий. Интересно - сломается ли она, если какое копьё с одним из подобных наконечников пронзит её насквозь... или насмерть? Или - всё-таки нет, удастся в Вальгаллу с радостью восшествовать... А ещё круче - ринуться всей дружине в бой на врага, на этого самого, противного Олава Меткое Копьё с Южных Островов, да и заколоть их всех разом без пощады всеми этими копьями, всеми видами этих наконечников! Чтобы знали и помнили, уже за пределами жизни, в Вальгалле - как круто и сурово мстит всяким сволочам конунг Гуннар Гроза Кораблей, как жестоко убивает врага с налёта каждый рядовой воин Гуннара-конунга.
     У Гуннхильд ещё потом долго было отрадно да весело на душе - после посещения дружинного оружейного дома. И снились яркие сны - всё о яростных жестоких битвах да об ослепительных, оглушительных победах. Вот - чего ей не хватает до смерти!

  Продолжение следует…

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: