ГлавнаяСтатьиРежиссёр Томми Ли Джонс
Опубликовано 2.05.2016 в 13:30, статья, раздел Кино, рубрика Слепая зона

Режиссёр Томми Ли Джонс

Томми Ли Джонс как актёр в представлении не нуждается. Для видеосалонщиков – это цэрэушник-террорист Билл Страникс из «Захвата» со Стивеном Сигалом, для детей девяностых – это агент К из «Людей в чёрном», для публики посерьёзнее – это старик Эд, которому тут не место. Список его актёрских работ включает в себя фильмы Спилберга, Олтмена, Стоуна, Фридкина, Иствуда, Бессона. Но кто бы мог подумать, что он ещё и фильмы снимать умеет... и на машинке тоже.

Есть мнение, что снимать в фильм с собой в главной роли имеет смысл только в одном единственном случае – если ты Вуди Аллен. Во всех остальных случаях лучше семь раз отмерить и идти спать, а то невзначай снимешь себя императором Всероссийским, царём Польским и великий князем Финляндским или длинноволосым всадником, что есть мочи орущим «alba gu bràth» на фоне шотландских долин. Но давайте будем непредвзятыми, ведь категоричность бывает уместна только в признании своих ошибок.

Томми Ли Джонс снял всего два вестерна, один телеспектакль и ещё один фильм, который никто никогда не видел. Телепьеса «Вечерний экспресс “Сансет Лимитед”» мне не нравится. Двое мужчин, один из которых спас другого во время попытки самоубийства, спорят о смысле жизни и о вере. Делают это неубедительно и несодержательно. Но оценки у фильма высокие, так что всё равно можете попробовать. А про вестерны я напишу подробнее.

Способность видеть то, чего не видят другие, отличает хорошего режиссёра от скучного ремесленника. Если с чутьём у фильммейкера всё в порядке, то он становится настоящим провидцем в киновселенной, показывая зрителю, что до сегодняшнего дня тот и сам не знал, что ему может понравиться. Вестерны Томми Ли Джонса оказываются не тем, чем кажутся на первый взгляд, и дело не только в мини-твистах, дело в том, что режиссёр в целом не садится в накатанную колею условного жанра, позволяя себе менять тон повествования согласно собственному чутью и вкусу. В его фильмах меланхоличные пейзажи под мотивные наигрыши Марко Белтрами чередуются с буффонадными перестрелками в духе советских вестернов, а патетические монологи о поиске справедливости сменяются черноюморными сценами причёсывания покойников. Сюжет может отклониться от курса, просто чтобы создать для основной истории эмоциональный фон, а случайные события – внезапно настроить на философский лад.

Усталая гримаса Томми Ли Джонса, проборождённая морщинами, и его слегка приподнятые брови говорят уже очень многое. Ему бы подошло играть ворчливых иствудовских стариков, этаких недружелюбных ворчунов, бесконечно мудрых и справедливых в душе, но персонажи актёра получаются гораздо тоньше. Осознав слишком многое за годы своей жизни, они уже не питают иллюзий и потихоньку спиваются или сходят с ума, но раз в жизни пытаются принять правильное решение, и, делая это, показывают неуловимые оттенки человеческой души и мира, в котором мы живём.

Фильм «Три могилы» – это современный вестерн о мести, безразличии и безумии. В нём встретились ирония и тоска, безучастность палящей пустыни и неотвратимость подступивших слёз. Сценарий к фильму написал Гильермо Арриага и получил за него золотую пальмовую ветвь на Каннском кинофестивале. Он также известен по работе вместе с Алехандро Гонсалесом Иньярриту над фильмами «Сука любовь», «21 грамм» и «Вавилон». Его сценарии проблемные, глубокие и сплетённые из множества судеб. Но при схожести исходного материала у фильмов Иньяритту и Джонса удивительно разная фактура: топкий эмоциональный дёготь – у первого, и настойчивый снедающий суховей – у второго. В прогорклом пограничном штате, где судьбы спутываются, ломаются и вновь срастаются – неправильно и причудливо, но по-своему прекрасно, – прямолинейная на первый взгляд история об обещании, данном погибшему другу, к концу фильма распускается целой россыпью тем и смыслов.

В фильме «Местный» старая дева нанимает в помощники проворовавшегося пьяницу, чтобы доставить в церковь Айовы трёх женщин, свихнувшихся после суровой зимы на неосвоенных пустошах американского среднего запада конца девятнадцатого века. О жизни женщин на диком западе снимают мало, а если снимают, то всякие сусальности об отношениях с ковбоями с чистыми намерениями и идеальными зубами. «Местный» же в этом плане откровенно и жестоко показывает голод, дифтерию и мужские побои. Он даже умеренно феминистичен, но художественных достоинств фильма это не умаляет. Кино живописное, тяжёлое, пронзительное и внезапно кровавое. А в финальной сцене с пляской на пароме, когда на дно реки отправляется кое-что очень важное, неожиданно ощущается что-то жгучее и отчаянное, словно лопается на языке горошина калины, и финальные титры безмолвно плывут по экрану, как сошедший лёд по реке оттаявшей ненадолго души.

Томми Ли Джонс – меткий стрелок не только на экране, но и по другую его сторону – в кресле режиссёра. Пусть его фильмография не обширна, но тем ценнее каждый его фильм в отдельности. Он делает особенное кино. Может быть, и с вами оно заговорит на одном языке.

Фото из открытых источников.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: