ГлавнаяСтатьиДарья Персикова: «Умник — это навсегда»
Финалистка 2011 года в передаче «Умники и умницы»
Опубликовано 13.04.2018 в 13:17, статья, раздел Жизнь
автор: Марина Чупракова
Показов: 304

Дарья Персикова: «Умник — это навсегда»

12 апреля в НовГУ прошёл региональный этап гуманитарной олимпиады «Умники и Умницы»
Олимпиада является локальной версией популярной телевизионной игры «Умницы и Умники», проводимой МГИМО(У) МИД России и Первым каналом. На финал игры приехал её ведущий и создатель Юрий Павлович Вяземский и новгородская финалистка телепердачи Дарья Персикова. В интервью нашему журналу она рассказала о кухне «Умниц» и том, как развивать свои интеллектуальные способности. 

— Дарья, расскажите, как получилось, что вы заинтересовались интеллектуальными играми?

— На игры эти я сама никогда не ходила. Они были частью моей жизни, поскольку всегда любила читать, интересовалась всем, что происходит вокруг меня, а передачу смотрела с пятилетнего возраста. Но, чтобы самой в ней участвовать — никогда не думала. Мечтала поступать в МГИМО, вся школа об этом знала. Мне сказали, что в «Умниках и Умницах» есть такая возможность. Я отправила целых пять эссе, затем благополучно о них забыла. А в сентябре 2010 года получаю телеграмму, немедленно звоню в Москву, на Останкино, узнаю темы эфиров и начинаю подготовку. Даже опомниться не успела. А в декабре уже снимали передачу. дарья персикова умники и умницы.jpg

— А в какой школе Вы учились? И почему решили поступать именно в МГИМО?

— Окончила Гимназию № 2. А в МГИМО... Я мечтала о карьере дипломата. 

— Помните, что за вопросы были в передаче?

— Как будто это было вчера... Темы были такие: викинги, по иронии судьбы мне и доставшаяся. Почему по иронии судьбы? Знала я их хуже всего, было труднее всего найти литературу. И она мне попалась на дорожке. Затем был Древний Египет. Его история, мифология. И Жизнь и творчество Лермонтова и Грибоедова. А эта тема мне была ближе всего. 

Вопросы собеседования тоже помню прекрасно. Девичья фамилия бабушки Лермонтова, и что такое «Сигтуна». Новгородцу не знать что такое Сигтуна... Просто не простительно! Все знают Сигтунские (Магдебургские) врата. И это всё решило. 

Потом коллеги меня подкалывали: — Если б ты молчала про эту Сигтуну, не играла бы свою не любимую тему. Ну что получилось, то получилось. Викингов я знала не очень хорошо, были трудности с литературой. Но с мифологией, со старшей Эддой проблем особых не было. И это мне попалось на самой игре. Но результат получился не очень хороший. Это связано и с волнением и с усталостью. Мы уходили в телецентр достаточно рано, снимали в день по 4 программы, уходили чуть не в восьмом часу. И передача с моим участием была в тот день последней. Мы закончили съёмки в 19:45. Естественно мы все были никакие. Это тоже отразилось на игре. Не хотелось думать ни о каких викингах, а просто хотелось дойти до гостиницы и отдыхать. Никого не хотелось видеть. Всё это повлияло, конечно. 

— Это сильное эмоциональное напряжение?

— Ещё какое! И ребята, которые планируют в этой программе участвовать, кто получит путёвку от Юрия Павловича, им нужно быть к этому готовыми. Проще говоря, ребята должны знать на что они подписываются. Потому что эмоции будут зашкаливать. С ними будет очень тяжело справиться. Временами это та ещё Голгофа. 

Но сам факт пребывания там, общение с ребятами, работа в телецентре учит справляться с эмоциями. Конечно, когда за свою самонадеянность получаешь щелчок по носу перед всей страной, потом уже ничего не страшно. телеграмма умники и умницы.jpg

— Почему щелчок по носу?

— Ну, как... на красной дорожке пошла ва-банк, а второй вопрос на дорожке «недокрутила». Почти ответила, но оборвали и отправили в «теоретики». Ехала участвовать с самым позитивным настроем. Уверенная, что всё получится. Ответственность колоссальная.
Про «щелчок по носу» говорю не только про себя. Не все ребята, которые идут на программу, хорошо понимают специфику телевидения. Оно живёт по своим законам. И не все, как оказывается, к этому готовы. Думают: «Покажут по телевизору, и я звезда. Можно дальше вертеть миром, как пожелаю». Не получится.
А порой приезжают из таких районов, где библиотеку найти тяжело. Там они может и звёзды, их носят на руках, а в Москве они встречаются с ребятами, которые на голову выше их, и получается очень сильный удар по самолюбию. Это даже не вина ребят. Порой они сами становятся жертвами амбиций родителей, которые не хотят видеть никого вокруг. Они так и говорят: «У нас ребёнок гений, а его засудили».
Но во-первых, пустых ребят, не на что не годных, там не бывает по определению. Умник там каждый. И если что-то идёт не так, то сваливать вину на судей, приплетать политику — не нужно. Когда слышала гадости в свой адрес, тоже жалко становится этих людей. Неужели стремление человека что-то узнать, учиться, быть выше обыденности, можно купить? Не понимают они этого.

— А есть ли чувство конкуренции изнутри?

— Да. Конечно, мы дружили, и дружим до сих пор. Но драматизм весь ощущался тогда, когда друзья выходили друг против друга, а мы на трибунах не знали за кого болеть. Вот это раздирало. Но в 17-летнем возрасте всё воспринимается острее. А был ещё случай, когда друг против друга выходили молодожёны. Вот им каково было? 

— Возможно ли полностью подготовиться к этому конкурсу? 

— Если человек идёт к цели, то реально всё. Конечно мы тогда цеплялись за любую возможность, искали литературу, общались дуг с другом, знакомились с умниками в группе программы, обменивались опытом, не смотря на то, что по определению должны быть конкурентами, такого не было. Мы читали конспекты друг друга, помогали, обращались к умникам прошлых лет, и они нам тоже оказывали помощь. Они даже подсказывали, какую литературу может выбрать сам Юрий Павлович. Выручало невероятно.
Но, конечно, всего охватить невозможно. Что-то мы упускали. Но подготовка перед программой должна быть очень глубокая и очень разноплановая, потому что всплыть может всё, что угодно, от общеизвестных фактов до тонкостей, известных только узким специалистам. Ну, вроде девичьей фамилии бабушки Лермонтова. конспект.jpg

— А откуда вы знали Девичью фамилию бабушки Леромонтова?

— Это всплыло при подготовке к программе. Одна из тем была «Жизнь и творчество Лермонтова». Пришлось изучать большое количество литературы, и соответственно запоминать все тонкости, связанные с его родными, историю создания произведений. Мало ли... Вот оно и всплыло! 

— У Вас настолько феноменальная память, что Вы можете запомнить такие вещи?

— Не то чтобы феноменальная. Запоминала достаточно много, но при подготовке лучше пользоваться конспектом. 

— Может быть дадите совет не для участников передачи, а для обычных людей, как запоминать большие объёмы информации? Или студентам, как готовиться к экзаменам?

— Обычно я стараюсь всё записывать, или представляла, что я не готовлюсь к экзаменам по программе, а как бы я рассказала эту тему своему другу. Словно говорю о любимом фильме или книге. Мы не воспринимали это, как что-то сухое, академическое. Это было близко нам, и нам этим хотелось поделиться. Ведь всегда интересно делиться тем, что близко тебе. так и тут. Дарья Персикова

— В жизни «умники» пригодились?

— Я бы сказала, что теперь это не отпустит никуда. Бывших умников не бывает. Опыт никуда не денется. И знания тоже. 

— Вы говорите, что хотели поступить в МГИМО. Но учились в НовГУ. Расскажите про карьеру? Как сложилось так, что Вы уехали из Новгорода и теперь живёте в Твери?

— Как финалисты «Умников» мы имели определённые преференции при поступлении. 14 человек поступали без экзаменов. Я тоже поступала на международные отношения. Был уже определён язык — норвежский. Но в самый последний момент, в августе, сложились обстоятельства самым драматическим образом, и пришлось вернуться в Новгород. Подала документы на наш факультет лингвистики и межкультурной коммуникации, так и отучилась четыре года на романо-германском отделении.
Говорят «не дай бог жить в эпоху перемен», а мы в неё попали. В 2015 году филологический факультет объединили с нашим, что не могло не повлиять на мои дальнейшие устремления. У меня были определённые научные наработки. Терять это всё не хотелось. А магистратуру в первую очередь открывали для германистов — английское и немецкое отделение. С Тверью всё вышло случайно. Однокурсница была оттуда. Она увидела наше состояние близкое к отчаянию, и полушутя бросила: «Попробуй поехать в Тверь». А я готова была уже цепляться за любую соломинку. Так и оказалось. Я уже три года там. Доучилась в магистратуре фундаментальной и прикладной лингвистики, которую закончила в прошлом году. Сейчас в аспирантуре.
Об участии в программе не хотелось там рассказывать. Тем более, что там был свой «умник». Но меня сразу узнали, расспрашивали. Ну, не прятаться же... Да, вот в биографии моей повод резонансный. Что теперь? Голову в песок прятать, как страус? 

— Как стали работать в «Правде»? 

— Как всё хорошее, вышло случайно. Когда я готовилась к диссертации — начинала преподавать. Начала сотрудничать с крупной гимназией и с нашей кафедрой родной. В какой-то момент при подготовке к занятиям я стала чувствовать, что мне тесно. Расти некуда. Я подошла к нашей руководительнице и вопрос решился сам собой. Она говорит: «Ну, что. Давайте пойдём в журналистику»? Я сперва восприняла это с недоумением. Какая журналистика? Но на следующий день, всё обдумав, поехала в редакцию, связалась с будущими коллегами и приступила... Не сколько не жалею.
Конечно, мне есть ещё чему учиться. Каждый из моих коллег — это человек-оркестр. Они чему-то учатся у меня, я у них. Творческие люди — это прекрасно. Как говорила Софи Марсо — жизнь прекрасна, когда человек творит её сам. А чем мы, журналисты, занимаемся? Мы формируем мнение наших читателей, зрителей, слушателей, о разных процессах, явлениях, людях, событиях, формируем картину дня, выражаясь профессиональным языком, то есть какой будет наша жизнь сегодня, завтра, как люди будут себя вести, что будут думать. Но не навязывая, а направляя, потому что мы не имеем права насильно что-то вдалбливать. У человека должна быть свобода совести. 

— Спросила про память, а теперь спрошу по интеллект. Как его развивать? Дайте совет читателям.

— Откровенно говоря никогда не задумывалась над этим вопросом. Но наверное всему, что у меня есть, я обязана в первую очередь книгам. Родители очень много читали. Я это видела и сама стала много читать. Это и художественная, и научная литература. Многие родители воспитывают детей сводя всё к утилитарным потребностям — чтоб было что поесть, чтоб не было двоек, чтоб были в порядке ботинки. Я считаю, что не нужно воспринимать ребёнка, как робота. Это живой, чувствующий, мыслящий человек. И такое восприятие возможно лишь благодаря книгам. 

— И сколько книг Вы прочитали за всю жизнь?

— Не считала. Но, если честно, не только книги развивают интеллект. Ещё кинематограф и музыка. Всё, связанное с искусством. Что из последнего очень впечатлило, это «И дольше века длится день» Ч. Айтматова и «Неаполитанский квартет» Э. Ферранте. Потрясающая эпопея о жизни двух подруг с пятидесятых годов до наших дней. Там и аутентичный темпераментный Неаполь, и университетская Пиза, и изысканная Флоренция... Одним словом Италия. А Айтматова давно собиралась прочитать. Хотя бы ради этой знаменитой сцены с манкуртами. Вот этими манкуртами быть ни в коем случае нельзя. И это зависит только от человека — будет он таким или нет. 

— А книгам на замену не могут прийти видеоролики, популярность Youtube, где куча обучающих программ? Или аудиокурсы, аудиокниги?

— Это всё хорошо. Но только, как дополнение. Начинать надо с чего-то более осязаемого. Книги! 

— Чем Вы сейчас увлекаетесь, и как проводите свободное время?

— Не удивлю. Стараюсь много читать, изучать языки, читать иностранные произведения в оригинале...

— Сколько языков знаете?

— Нормально ни единого. А по диплому французский, английский, начала изучать итальянский и польский, вспоминаю школьный немецкий, и приступила к румынскому — в нашей редакции не плохие связи с Кишинёвом. Мало ли пригодится. 

Очень люблю балет и оперу. Слежу за постановками. Особенно за театром Ласкала. Почему именно за ним? Этот вопрос мне попался на «Ва-банке». Провалила первый этап. А нужно было ответить «Что такое Ласкала, и где находится». А человеку, который с детства листал энциклопедические словари, юного зрителя, юного художника, это слово было впитано с молоком матери. И я, как из пулемёта: Миланский оперный театр. И Юрий Павлович с подколом: «Только оперный? Балета там нет»? Я говорю: «Балетный, конечно. Аналог Большого». Впечатлило очень открытие сезона 7 декабря, опера Умберто Джордано «Андре Шенье», с Анной Нетребко в главной роли. Потрясающая опера. Тяжела для исполнения. Сюжет разворачивается во время Великой Французской революции, главные герои оказываются на гильотине...

А из кинематографа что последнее впечатлило — «Ещё нет» Акиро Куросавы. Там уже состоявшийся профессор университета, преподававший немецкий язык, вышел на самоокупаемый уровень, поскольку было написано уже не мало работ. Они приносили хороший доход, такой, что можно было уже отказаться от университетской карьеры. Но студенты и дети бывших студентов, они не забыли его роль в их жизни. Ведь он был не просто штатной фигурой в их жизни. Это был друг, почти что отец, человек с большой буквы. Ну, как в некоторой степени для нас Юрий Павлович. И они его поддерживают до самых последних дней. А поскольку профессор был большим жизнелюбом, они припоминали ему его фирменную фразу: «Ещё нет. Я к смерти не готов. Мне ещё многое нужно сделать и многое рассказать». И каждый его День рождения они начинали с фразы: «Ну что, ты готов»? — А профессор: — Ещё нет. 

Так что цитируя героя Куросавы: — Ещё нет. Всё только начинается. 

— Хочу спросить про современную молодёжь. Как вам кажется, люди становятся умнее или глупее? В какую сторону движется общество?

— Я бы сказала, что сейчас идёт тенденция к повышению интеллектуального уровня. Я бы сказала, что быть умным, быть интеллигентным стало модным. Люди стараются посещать семинары, следить за книжными новинками, за искусством, за кино, а не только за техникой.
Хотя остался ещё стереотип, мол «умники — ботаники, ничего дальше собственного носа и книг не видят». Ещё встретила такой комментарий на одном из форумов: «Двоечники лётного училища: аэродинамику знают на пять — самолёт посадить не могут». Но это узкий, стереотипный подход, а мы люди творческие, развивающиеся. Мы в эти шаблоны не укладываемся по определению. И наш сезон тоже не исключение. Ведь совсем не обязательно Умник попадёт в МГИМО. Кто-то останется в своих регионах, кто-то в своей стране, например в Белоруссии. Кто-то пойдёт в МГУ, в СПБГУ. Из нашего сезона вышел один врач. Это моя тёзка, она закончила Бурденко.
А есть такие случаи, когда ребята совсем ничем не интересуются, даже не стремятся к этому, винить надо не их. Они подсознательно повторяют то, что видят во взрослых. Если их не приучили к этому в своё время, видеть что-то вокруг себя, если они видят потребительское отношение к жизни, к людям, это самое ужасное.
Хочется верить, что эта тенденция переломится, и таких недорослей и этого блаженного неведения будет меньше. Может это и наивно звучит, но хочется верить в лучшее. Вяземский Юрий Павлович.jpg

— Как Вы относитесь к ЕГЭ?

— Строго отрицательно. Сама хлебнула его. Я бы не сказала, что он покажет всё, на что абитуриент способен. ЕГЭ загоняет в Прокрустово ложе, где шаг влево, шаг в право — расстрел.
Но ещё есть куда идти. Были, конечно, бунты на тему «Зачем вернули сочинение?». А правильно вернули. Потому что сама видела, когда была на кафедре, среди вчерашних школьников — нынешних студентов, такая речь, от которой я прихожу в ужас. Такое косноязычие и незнание элементарных вещей, да ещё равнодушие к истории своего района, региона, страны... Я просто развожу руками. А так, хоть немножко из-под палки они пон6имают, что сочинение может сыграть определённую роль в их жизни, что-то начинают искать, читать, потому что начинают понимать что без этого никуда. Но... до первой сессии.
Хорошо, сдали экзамены, поступили... Но это совсем не означает, что можно начинать вести сладкую жизнь. Головокружение от успеха быстро проходит. И у нас был случай, когда медалисты вылетали в первую же сессию. Именно в этом полуэйфорическом настроении. 

— Немножко про Новгород. Вы сказали, что про ворота стыдно не знать... А какие факты о Новгороде должен знать каждый новгородец?

— Начиная с даты основания, затем про Памятник 1000-летию России, кто создал этот памятник, по какому поводу, хотя бы несколько персонажей, изображённых на нём, о Софийском Соборе хоть что-то... Чем известна София, почему на её кресте находится голубь... Знать надо и то, что Новгород был торговой столицей в своё время. Мы это узнаём на краеведении. Можно сказать, впитываем с молоком матери. Надо знать и то, что это археологическая столица страны, кто такой Онфим... Вещи, которые касаются твоей родины, это нужно знать обязательно. Это неуважение к прошлому, к будущему, а значит и к самому себе. Это нужно, чтобы не стать манкуртами. Не зная прошлого — не создашь будущего.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: