ГлавнаяСтатьиМихаил Мамедов: "Протянуть руку зрителю"
Опубликовано 19.04.2016 в 16:00, статья, раздел Сцена
автор: ОК-журнал (Даниил Аравушкин)

Михаил Мамедов: "Протянуть руку зрителю"

На прошлой неделе мы уже знакомили вас с московским режиссёром в материале "Формула успеха Михаила Мамедова". Сегодня, накануне премьеры его нового спектакля в Новгородском академическом театре драмы, мы предлагаем ещё одно интервью с Михаилом Григорьевичем, которое взял у него Даниил Аравушкин. Другой взгляд, другие вопросы, другой Мамедов...

Московский режиссер Михаил Мамедов спустя более 10 лет вновь приехал в Великий Новгород, чтобы подарить зрителям сразу две премьеры.

Михаил Григорьевич давно знаком новгородским театралам своими эксцентричными постановками. Изобилие комизма, игровая легкость, режиссерская проницательность – это о нем. И на спектаклях мастера всегда яблоку негде упасть. Такова благодарность зрителя.

О весенних премьерах, демократичном жанре комедии, зрителях и современном театре мы пообщались с самим Михаилом Мамедовым.

- Михаил Григорьевич, ваш спектакль «Мужчина в подарок» по пьесе Рея Куни прожил на сцене Новгородского театра драмы порядка 10 лет (с 2003 года). Мне довелось присутствовать на последнем показе весной 2014 года. Что удивительно - зрителей было достаточно много. На некоторые премьеры порой даже так не ходят. В чем секрет ваших постановок, постоянно собирающих множество зрителей, имеющих своих постоянных поклонников? Ставить комедии для вас - попытка осчастливить людей или что-то иное?

Остальные спектакли тоже жили. Просто разбегались актеры, и некому было вводиться. Они бы и дальше игрались. Правильно подмечена формула «осчастливить людей», я лишь уточню – протянуть руку зрителю и сказать «всё не так плохо». В жизни есть столько нелепого, смешного, и ради этого стоит жить, а не впадать в отчаяние. Как смех каждого человека неповторим сам по себе, так и жанр комедии человечество придумало, чтобы лечить себя и спасать от многих невзгод. Это великий жанр, но очень жестокий. Его ничем не прикроешь – либо смешно, либо нет. В драме, трагедии проще: где-то добавил музыку, создал ситуацию, где зритель разделяет несчастье героев. Многие режиссеры просто боятся браться за комедию, потому что дивидендов не будет, а лишь одни укоры критиков. Комедия относится к демократичному, очень доступному жанру. Она не может быть заумной, перегруженной метафорой, аллюзиями, символикой. Режиссеру себя в ней не проявить. В ней нужно рассказывать смешную историю. Я больше ратую за эксцентричную комедию, которая не опирается на смешной текст. Ведь, искусство это не «что», а «как». И вот «как» мне рассказать текст – главная задача.

- Вы можете назвать себя режиссером исключительно комедий?

Не поверите, моя стихия – драма. На фестиваль Достоевского в Старую Руссу я привозил в 2014 году «Преступление и наказание». Зал молчал. Там были одни старшеклассники. Никто даже телефон не включил. Им было интересно, что же будет дальше. А это - один из критериев успеха спектакля. Как мне один директор говорил: «Ты мне комедию поставь, а это уже потом как-нибудь». А комедий мало. Наши сегодняшние драматурги ее вообще не пишут. Ведь почему мы иногда хватаем английские, французские, итальянские комедии? Там это в чести. Самыми высокооплачиваемыми в Голливуде считаются сценаристы-комедиографы и режиссеры, которые ставят комедии. А мы хотим сразу в вечность плюнуть! Это же искусственный жанр. В комедии должны существовать нелепые, глупые, несуразные люди. Умному человеку в комедии делать нечего. Он не совершит то, что творит сборище этих глупцов. В комедии важны все детали. Темпоритм: нельзя дать героям задуматься, на них должен обрушиваться каскад ситуаций, в котором они нелепейшим образом существуют. Важно умение говорить – точно, ясно, понятно и стремительно. А иногда мне так хочется показать зрителю, как Мамедов ставит драму.

- Есть идеи на будущее?

Даже не задумываюсь. Я уже в таком возрасте, когда могу выбирать. Например, сейчас в Москве ставлю антрепризу.

- Многие считают антрепризу грубым средством зарабатывания денег.

Еще Карл Маркс постулировал, что в основе всех деяний лежит экономика. Если сейчас антреприза действует и в чем-то даже процветает, значит в ней есть потребность, и она ищет свою нишу. Если бы она не подкармливалась, то сама по себе умерла бы. Я не осуждаю актеров, которые пытаются с помощью этого заработать. Если позволительно, что иногда антреприза предлагает суррогат, а зритель его кушает, то это - беда обоюдная. Душить ее бессмысленно. Ведь она же не провозглашает себя высоким искусством, а ведет откровенный диалог. Хочешь, покупай билет и приходи. Это свобода выбора. И сегодня я многим говорю, что это конкурент. Так примите вызов и будьте конкурентными, станьте лучше, интересней для зрителя. И тогда скажут: «У нас есть свой театр, нам этого не нужно». Все выживают в конкуренции, начиная с растений, которые борются за место под солнцем. Забудьте сладкую подушку, которую вам стелило государство. Надо драться, надо с другой энергией трудиться, надо иначе ставить спектакли.

- То есть здесь возникает вопрос нравственности деятелей искусства?

Всегда на первом месте. Любой режиссер, любой актер, занимающийся душевной терапией (для чего и существует театр), делают удачную или неудачную попытку подлечить человека. Должно работать сердцем. Я не могу ни поставить, ни сыграть без этого. Можно быть высоконравственным и бездарным.

- Представим, что я прихожу на спектакль с громким классическим названием. Но он меня не задевает. В чем проблема – в зрителе или в спектакле?

Зритель всегда прав.

- Как и в торговле – покупатель всегда прав?

Извините, я заплатил деньги, пришел заточенным на разговор. А если его мне не предлагают, то создатели не правы. Это нужно записывать в анналы режиссера, это его клятва – оправдать доверие зрителей. Когда публику обвиняют – это вопиющее преступление. Если у тебя не получается, уйди из этой профессии. Должно быть жестко. Ведь кому-то даже создают благоприятные условия, но в итоге произведение не дышит и эмоционально не задевает. Т.е. не сердцем поставлено.

- Что вы предложите новгородскому зрителю сейчас?

Я не люблю говорить «про что» комедия. Потому что, когда режиссер начинает «про что», у него пропадает фантазия. Он себя загоняет в какой-то коридор умысла. Я отключаю голову и подключаю воображение и свою биологическую энергию. «Про что» – зритель сам решит. Не надо тыкать ему пальцем. Я же рассказываю историю. Главное, чтобы мы с ним были на одном дыхании, чтобы я четко понимал, что сейчас нужно публике. Тем более что юмор имеет свойство устаревать. То, над чем мы смеялись пять лет назад, сегодня уже не смешно. Поэтому я боюсь отстать, двигаюсь зачастую интуитивно. Любая публика хочет смеяться. Кроме критиков или критикесс с плохими прическами на головах. И вот весной мне хочется рассказать комичную ситуацию, в которой человек пытается спасти свое непростое положение, спасти семью. Чтобы удержать любимую жену, он начинает придумывать кучу нелепостей. В спектакле «Ловушка для любовников» по пьесе Раффи Шарта есть один принцип – «рожайте, размножайтесь и будьте счастливы». Людям нужно относиться к жизни легче. Сама пьеса («Мою жену зовут Морис») написана в 80-х. В основе – непредсказуемость поведения персонажей. Есть очень рискованные ситуации, которые нужно было выпрямлять, чтобы быть корректным по отношению к зрителю. Для меня есть очень много табу: мат на сцене, двусмысленности, курение, алкоголь, голые тела. Наверное, потому что я из советского. Думаю, что комедия будет занятная.

Теперь о второй премьере. Театр хворает, если в нем нет современной пьесы про нас. Никакой Шекспир не увидит современность так, как сам очевидец. Современный сленг, предметы вокруг, зритель. «Не оставляйте женщину одну» - это история о том, что без любви наша жизнь теряет смысл. Зачем жить, если ты никого согреть любовью не можешь, или тебя не любят. Вот про это, только в комической форме. Камерная история о простых людях, которые ругаются, ревнуют, ссорятся, влюбляются. Но, в конце концов, каждый их них обретает личное счастье. А счастье нельзя отнимать. Это должен быть близкий нашему человеку спектакль.

- С некоторыми новгородскими актерами вы уже были знакомы. Говорят, что с вами непросто работать.

Я ставил комедии в разных театрах, но в Новгородском нашел тех актеров, которые стали дышать со мной одним дыханием, понимая остроту рисунка комедии. Сейчас подавляющая часть – это новая волна. Актеры очень зависимые существа, им нужно привыкнуть к моему языку, приспособиться к почерку. Кроме того, я всегда задаю высокий темпоритм.

- Что такое «мамедовщина»? Как вы к ней относитесь?

В 90-е годы я работал в Ярославском театре. Успел поставить около восьми спектаклей. И тут выходит статья «Что такое мамедовщина и как с ней бороться?». В ней говорилось, что Михаил Мамедов развратил зрителей, которые стали приходить только на комедии. Я говорю: «Ребята, театру двести с лишним лет, а я работаю всего два года и уже успел развратить зрителя!». Просто в то время было угадано, что нужно публике. Меня это радует. Значит, есть лицо, собственный стиль. И, главное, отсутствие величия темы в моих спектаклях. Есть режиссеры, которые прячутся за тему, за ее величием. А «мамедовщина» – это о простом, о житейском. Я же не беру экзистенциальные, космополитические темы. И у меня есть своего рода режиссерская наглость, упорство, самоуверенность, даже штукарство. На первом месте у меня ремесло. И я этого не стесняюсь. Пусть лучше называют ремесленником, чем режиссером, на спектаклях которого засыпают.

- Что упускает современный театр? Что ему сейчас необходимо?

Театр должен иногда найти очень болевую, кровоточащую проблему. И это зацепит зрителя. Мне кажется, что наш театр, в силу многих причин, вообще отошел от социальных вопросов. Появилась масса режиссеров, которые самореализуются с помощью театра. Им плевать. Поэтому зритель и не ходит. Для самовыражения должны быть маленькие экспериментальные залы.

В нашу страну нельзя тащить европейский театр. Он строится по другим канонам, совсем иначе. Мы же по-своему консервативны и архаичны. Это обязательно нужно учитывать. Как можно строить театр, если он не обращен корнями к своей земле. Театру просто нужно вернуться к реальности. Многие режиссеры видят жизнь из окна автомобиля, офиса. Что нужно придумать, чтобы простой человек пришел в театр? Повернуться к нему. Ведь театр же для людей, а не для критиков и умников.

- Об этом говорит и Джорджо Стрелер в книге «Театр для людей».

Совершенно верно. Есть три столпа – театр, драматургия, зритель. Если убрать зрителя, что останется? Это основная доминанта. Возможно, я рассуждаю меркантильно, но мне кажется, что человеку, который платит деньги за билет, надо по-хорошему угодить. И очень опасно, когда зрителю что-то не понравилось. Потом его сложно привлечь. Всегда нужно угадывать его восприятие. В любом случае необходимо опираться на пласт культуры, ибо в нем начинаются истоки нравственности. Человек ведет себя пропорционально тому количеству и качеству информации, которая в нем есть. И комедия играет в диалоге театра со зрителем важную роль. Девиз таков - развлекая поучать. Ты попробуй развлечь зрителя, а выводы он сам сделает. Комедия должна быть обаятельной, искристой. Любой художник, прежде всего, должен любить людей по-человечески. Есть же такой сегмент режиссеров, которому во что бы то ни стало нужно бабахнуть по зрителю, вытащить какую-то грязь, уродство и т.д. Зачем констатировать то, что и так понятно? Ты вылечи, ты приподними человека! В мире есть столько прекрасного. Нужно говорить со зрителем об этом. Рождаются дети, они рождают других. Зелень, облака… Жизнь сама по себе – чудо и случайность. Ведь мы могли бы не родиться. Такова игра случая.

- И вы могли бы не стать режиссером.

Человек может вытерпеть голод, холод, но он не выдержит ощущения несвободы, если занимается нелюбимым делом. Любимая работа – это остров, скала, которая тебя защитить, прокормит и наполнит жизнь смыслом. Важно, чтобы дым личных пожарищ не застилал истинную реальность. Ведь самодовольство очень опасно. Я всегда готов служить своему зрителю. Он - мой кумир, судья и покровитель, причина моего вдохновения. И я никогда не стесняюсь признаваться ему в любви.

Комедию «Ловушка для любовников» уже можно увидеть на сцене театра, а премьера «Не оставляйте женщину одну» состоится 22 апреля в 19-00 и в другие дни. Смотрите в нашей Афише.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: