ГлавнаяСтатьиЛитературный конкурс «Хранители Природы»: Рассказ Александры Зайцевой
Читальный зал:
такие рисуют единорогам, только у сайгаков их два
Опубликовано 26.03.2018 в 11:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: ОК-журнал (Александра Зайцева )
Показов: 191

Литературный конкурс «Хранители Природы»: Рассказ Александры Зайцевой

В адрес конкурса «Хранители Природы» продолжают поступать работы авторов из разных уголков России и русскоязычного зарубежья. Рассказ Александры Зайцевой из Астрахани примечателен тем, что в нём тесно переплетаются темы любви к природе и формирования человеческой личности в нашем таком сложном и порой жестоком мире. Рассказ — о мудрости и справедливости, написанный от лица двенадцатилетнего мальчика.
Александра Зайцева Александра Зайцева

1981 года рождения, живёт в Астрахани. Пишет прозу, стихи. Издаётся.


САЙГИ

Адилька сидел рядом с папой в стареньком «Жигуленке», который то и дело подпрыгивал на ухабах проселка. В открытые окна задувал горячий степной ветер, ерошил черные волосы мальчика, приносил запахи прогретой земли и горьких трав. Адиль смотрел вперед с интересом, унылый пейзаж не казался ему скучным. Это даже красиво: плоская, словно выглаженная утюгом равнина, серебристые колючки, редкие низкие кусты. Но главное — небо. Огромное, бесконечное, свободное. Его не подпирали крыши домов, не пытались уколоть телеграфные столбы. И ни одного дерева, только синий простор и раскаленный добела солнечный шар.
— Пап, скоро?
— Что «скоро», сынок?
— Речка. Мы же на лотосовые поля едем?
Папа неопределенно хмыкнул, и Адилька заподозрил неладное:
— Ты обещал! жигулёнок 2101
— Я помню. Но сегодня не получится. Нужно отвести ружье дяде Фаизу.
— А зачем ему ружье? Для охоты? Так здесь никаких зверей нету, — удивился мальчик.
— Ну, немножко есть. Дядя Фаиз будет защищать их от браконьеров.
— Это от других охотников? Мы ружье везем, чтобы в людей стрелять?!
Папа на секунду оторвал взгляд от дороги и посмотрел на сына. Рот мальчика приоткрылся от изумления, а черные раскосые глаза стали круглыми как у героя японского мультфильма.
— Нет, — натянуто улыбнулся папа, — в воздух, а не в людей. Чтобы они испугались и уехали.

Дядя Фаиз вышел из фанерного домика, похожего на большой сарай. «Жигуленок» только появился на горизонте, а ветер уже принес низкий гул его мотора. Солнце отсвечивало от стекол машины, слепило яркими бликами. Мужчина тревожно нахмурился, но вскоре понял, что едет друг.
С папой дядя Фаиз поздоровался за руку, и с Адилькой тоже. Мальчик чуть не лопнул от важности — приятно быть с взрослыми на равных.
— Привез?
— Да, как ты просил, — папа обошел машину и открыл багажник.
— Вот спасибо! — обрадовался дядя Фаиз. — Ты меня выручил. Я же и подумать не мог, что охотники так быстро вернутся.
— Сильно пакостят?
— Да как сказать? В нашем положении любой ущерб — это сильно.
— А какое у вас положение? — спросил Адиль.
— Бедственное, — тяжело вздохнул дядя Фаиз. — Знаешь что, надень кепку и беги за сарай. Там Гази, он тебе обрадуется.
Адилька сомневался, что сын дяди Фаиза будет в восторге. Гази уже исполнилось четырнадцать, не очень-то ему интересно возиться с мелкотой. Два года разницы — это много. И не важно, что Адиль такой же высокий, рослый и сильный. Гази намного умнее, потому что вырос по-настоящему, а не только вверх вытянулся. Как с ним говорить, о чем? сайгак
Сразу за сараем начинался большой загон. Часть его находилась в тени, под белым матерчатым тентом. Худощавый, почти черный от загара мальчик стоял у невысокого забора и тихо звал: «Сайги, сайги».
— Привет! — поздоровался Адилька, излучая бодрость и дружелюбие.
— Привет, говори тише, а то они испугаются.
— Кто?
— Сайги. Это я придумал. А правильно говорить — сайгаки, антилопы такие, — Гази показал рукой в дальний угол загона. — Вон там.
Адиль всмотрелся до рези в глазах. Сначала ему показалось, что в загоне странные рыжеватые козы. Только крупные. Мальчик прищурился. Нет, не козы. Ноги длинные и стройные, и вообще, они другие. Подобраться бы поближе.
— Они слишком далеко, — разочаровано протянул он.
— Погоди, скоро подойдут. Знают меня, я их угощаю. Возьми в сарае на столе капусту, может пригодится.
Примерно через полчаса так и вышло. Подошел самец, Гази объяснил, что рога бывают только у них. Удивительные рога, витые, как спиральки. И полупрозрачные. Адилька подумал, что такие рисуют единорогам, только у сайгаков их два. Еще больше мальчика поразил сайгачий нос, похожий на короткий мягкий хобот.
— Они и трубить умеют, почти как слоны, — похвастался Гази, будто сам научил животных диковинному фокусу. — А глаза, видишь, какие выпученные? Красивые звери, правда?
Адиль согласился, хотя сайгаки казались ему скорее смешными. Но и симпатичными тоже. Особенно два детеныша в теньке.
— Вы их разводите? — спросил Адиль.
— Вроде того. Эти приболели, папа лечит. Остальные где-то бегают, тут же на много километров заповедник.
— Твой папа сказал, что положение бедственное, — припомнил Адилька. — Из-за болезни, да?
Гази внимательно оглядел мальчика с ног до головы, будто раздумывая, стоит ли на него тратить время. Адиль приосанился и сделал честное серьезное лицо. Мол, я тоже большой, пойму. Гази грустно улыбнулся.
— Настоящая беда пару лет назад была. Почти все сайгаки погибли из-за эпидемии. Папу тогда чуть удар не хватил. Их ведь во всем мире почти не осталось. Мы так трудились, чтобы их стало больше, и все зря.
— Как не осталось, совсем?
— Ага. Вымирающий вид. В Казахстане есть немного, у нас в Калмыкии, мы вот из Астрахани приезжаем. Может еще где. Но сайгаков отстреливают, скоро всех убьют.
Адилька недоверчиво смотрел в непроницаемое спокойное лицо Гази. Как это? Кому помешали безобидные животные? Оказалось, что сайгаков губят из-за рогов, которые стоят много денег. Мясо можно есть, но оно не очень ценится, и шкура не лучший товар, а вот рога — это хорошая прибыль! Из них китайцы делают лекарство. Правда его можно получать из трав, например, или еще как, сказал Гази, а мертвых сайгаков не оживить.
— Мы привезли ружье, — доверительно шепнул Адиль.
— Это хорошо, — кивнул Гази.
Теперь и Адилька так думал. Ружье — это замечательно, и можно стрелять не только в воздух. Мальчика немного испугала эта мысль, но он посмотрел в загон и разозлился. Беззащитных антилоп надо спасать любой ценой.сайгак

Папа уже завел машину, но Адилька все не садился. Он пожимал руки незнакомым дяденькам, которые приехали в заповедник на ночное дежурство, прощался с Гази. На дядю Фаиза Адиль смотрел как на героя, робко и почтительно. Наконец, «жигуленок» тронулся в обратный путь.
— Папа, а мы хорошее ружье привезли?
— Нормальное, а что?
— Надеюсь, что дядя Фаиз хоть одного браконьера подстрелит. Тогда другие больше не сунутся и не станут убивать зверей.
— Адилька, — папа явно расстроился, — что за кровожадные мысли?
— Они — гады! — стоял на своем мальчик. — Сайгаки им ничего не сделали! А они их из-за денег! Разве так можно?
Папа помолчал, прикусив губу. Сказать или нет?
— Как думаешь, дядя Фаиз хороший человек?
— Конечно!
— А ведь он раньше браконьером был. И его отец. Только их называли «заготовители» в то время. А теперь дядя Фаиз одумался, пытается исправить ошибки, — папа посмотрел на сына и мягко добавил. — Не надо осуждать, ты ведь многого не знаешь.
— Но почему он это делал?
— Из-за денег. Но не от жадности, а потому что работать было негде. Как семью кормить? Одежду покупать, за жилье платить? Ты не думай, что все браконьеры — подлецы. У людей бывают разные трудности.
— Значит, они правильно поступают? Как же так?!
— Нет, — покачал головой папа, — не правильно. Но им приходится.
Адиль долго молчал. Пытался понять, но не мог, только голова заболела.
— Можно я пересяду назад? — спросил он.
— Конечно. Ляг, попробуй поспать. степь закат
Солнце налилось алым, опускаясь к линии горизонта. Совсем скоро небо станет темно-фиолетовым, звездным. Ему все равно, что происходит внизу, оно бессмертное и никогда не исчезнет. Может быть, уцелеют и сайгаки. Их стада еще бегут по пыльной степи, приминая узкими копытами сухие травы. Маленькие смешные антилопы. Грациозные. Вымирающие. А где-то рядом притаились их главные враги — люди. Беспощадные, но не жестокие. Охотники не виноваты, им нужно зарабатывать для своих детей. А кто виноват? Ведь это неправильно, Адилька точно знает, что нельзя лишать жизни или делать больно. Никому и никогда. Но с другой стороны получается, что можно? 

Мальчик закрывает глаза, путаясь в мыслях. Он еще не знает, что есть вопросы неразрешимые для любого человека, даже для взрослого и умного. Не догадывается и о том, что пытаясь найти ответ, становится старше. Ведь мы растем только тогда, когда сталкиваемся с трудностями.
— Защищать слабых, — шепчет он, — и никому не делать зла. Вот как надо.
Степь наполняется громким пением цикад. Сайгаки бегут. Земля вертится.


Группа конкурса ВК

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: