ГлавнаяСтатьи Часть 1. Немного истории
Опубликовано 13.04.2016 в 16:15, статья, раздел Арт, рубрика Профессиональное искусство Великого Новгорода

Часть 1. Немного истории

Сегодня мы начинаем цикл статей кандидата искуствоведения , ведущего научного сотрудника Новгородского государственного объединённого музея-заповедника Татьяны Владимировны Володиной об истории и сегодняшнем дне профессионального новгородского искусства. Проект выходит совместно с Новгородским отделением Союза художников России.

Немного истории

Новгород ассоциируется, прежде всего, с древнерусской культурой. И это вполне справедливо. Памятники архитектуры, монументальной и станковой живописи, произведения ювелирного искусства XI – XVII вв. сохранились здесь, не смотря на разрушения последней войны. Именно они делают привлекательным город для российских и зарубежных туристов.

Однако потребности здесь и сейчас живущего человека не могут быть ограничены исторической значимостью места. Они ориентированы не только на сохранение и восприятие старого, но преимущественно, на создание нового, другого, созвучного современным идеалам, ритмам и техническим возможностям. Взаимоотношение и соотношение этих двух составляющих всегда непросты, но нередко плодотворны. Этот историко-культурный феномен нельзя не учитывать, размышляя о развитии современного искусства любого исторического города и Новгорода в том числе.

О развитии профессионального искусства Новгорода 1920-х – 1930-х гг., когда он входил в состав Ленинградской области, известно немного. Сохранились документы о выставках местных художников, которые устраивались при поддержке музея, известно, что в город приезжали на этюды такие мастера, как Игорь Эммануилович Грабарь, Петр Петрович Кончаловский, Константин Сергеевич Петров-Водкин, Константин Федорович Юон.

В летние месяцы здесь проходили архитектурную практику студенты художественных ВУЗов. Работал театр. Значительную роль в экономике края играли предприятия, выпускавшие фарфор, в том числе и художественный. В 1920-е гг. на них короткое время работали ленинградские художники Сергей Васильевич Чехонин, Зинаида Викторовна Кобылецкая, Михаил Михайлович Адамович.

Во время оккупации 1941 – 1944 гг. Новгород почти полностью разрушен. Погибли многие памятники культуры мирового значения. Городу предстояло возродиться из руин и пепла.

Новгород вошел в число 15 городов, подлежавших первоочередному восстановлению. Комиссия Комитета по делам архитектуры при СНК СССР, возглавляемая И. Э. Грабарем, выдвинула конкретные предложения по восстановлению Новгородского кремля. В результате были приняты важные правительственные решения: в 1945 г. создано особое строительно-монтажное управление и специальная проектно-реставрационная мастерская (НСПРМ).

Наркомпросу РСФСР вменялось в обязанность восстановление и открытие в Новгороде всех отделов краеведческого музея. Воплощение в жизнь этих директив привело к тому, что в Новгороде начали работать архитекторы и реставраторы, некоторые из них параллельно с основной профессиональной деятельностью рисовали, делали акварельные наброски памятников, городских кварталов, окрестностей Новгорода. Одной из значительных фигур новгородской школы архитектурной реставрации был Григорий Михайлович Штендер. Он же постепенно занял ведущее место в изобразительном искусстве Новгорода второй половины 1950-х гг. Именно его акварели были включены в экспозицию выставок произведений художников РСФСР в Москве в 1954 и 1957 гг. Он же представлял Новгород на Первой республиканской художественной выставке «Советская Россия» в 1960 г. Некоторые его коллеги (Леонид Егорович Красноречьев, Любовь Митрофановна Шуляк и др.) так же активно участвовали в выставочной жизни города, создавали ту живую художественную среду, без которой невозможны большие достижения в искусстве.

И хотя большинство произведений этих авторов оставались на уровне добротного любительства или являлись непосредственным продолжением основной профессии, их роль в становлении профессионального искусства в послевоенном Новгороде нельзя не отметить. Сходные процессы проходили и в других организациях. Илья Иосифович Кушнир, В. И. Казаков, В. В. Тарасова из Управления Главного архитектора, Антонина Михайловна Мантейфель, Сергей Борисович Мантейфель, Т. Н. Гиппиус, Семен Иванович Пустовойтов, Василий Маркович Чехонадский, участвовавшие в оформлении новых экспозиций музея и реставрации его экспонатов, Н. С. Изнар и Б. М. Никитин, художники Областного театра драмы, - были постоянными экспонентами городских и областных художественных выставок. В 1960-е гг. двое из них – Пустовойтов и Чехонадский – сформировались, как вполне самостоятельные, узнаваемые художники со своей темой в искусстве и одними из первых среди новгородцев были приняты в Союз Художников (СХ) СССР.

После восстановления разрушенных во время оккупации корпусов новгородские предприятия по производству стекла и фарфора начали стабильно работать. Архивные документы говорят о том, что уже вначале 1950-х гг. там сложились постоянные коллективы художников, получивших специальное среднее и высшее образование. Имена В.С. Тоота, В.С. Соколовой, З.В. Алексеевой, И.П. Колонистова, А.И. Гориной – фарфоровый завод «Пролетарий», С.К. Моисенко – стекольный завод «Восстание» были хорошо известны среди профессионалов – мастеров декоративно-прикладного искусства (ДПИ), поскольку они не только получали постоянные поощрения за разработку новых образцов, но и участвовали в крупнейших отраслевых и международных выставках-ярмарках, на первой послевоенной Всемирной выставке в Брюсселе в 1958г.

Именно эти художники десятилетием позже составили ядро секции ДПИ в новгородском отделении Союза Художников (НОСХ) РСФСР. Однако, в 1950-е гг. при первых попытках создания самостоятельной творческой организации в области этот мощный ресурс не учитывался. Более того, на первых областных выставках профессиональных художников Новгородской области в 1956 – 1957 гг. художники с предприятий участвовали как живописцы и графики и выглядели не всегда достаточно убедительно. Однако, надо заметить, что некоторые художники – исполнители, например, Владимир Степанович Рябов и Василий Фокович Филипченко, раскрылись на этих выставках как перспективные живописцы и в начале 1960-х гг. были приняты в СХ СССР.

Документы и публикации 1950-х гг. позволяют определить ситуацию, сложившуюся в это время в художественной жизни области, как весьма непростую. Ростки профессионального искусства едва просматривались среди бьющего не умением, а числом самодеятельного творчества (на одной из выставок участвовало более 3000 авторов, показавших свыше 5000 работ). Массовость выдвигалась в качестве главного критерия оценки выставки. Но постепенно ситуация меняется. Этому способствовали следующие обстоятельства. Во-первых, Новгородский музей стал уделять внимание современному искусству. В частности один из сотрудников музея – А. С. Павлюченков поднял в печати вопрос о профессиональном уровне участников выставок, о необходимости отбора произведений для экспонирования. Во-вторых, в качестве методиста дома народного творчества в 1959 г. начал работать выпускник Ленинградского института живописи, архитектуры и скульптуры имени И. Е. Репина Дмитрий Власович Журавлев.

Он проводил консультации, отбирал работы на районные и областные выставки, делал экспозиции, говорил о важности кропотливой работы с натурой, о решении проблем композиции, рисунка, колорита, то есть о профессионализме. В-третьих, определилась группа художников, работы которых отвечали современным критериям профессионализма. Все это в конечном итоге привело к разделению самодеятельного и профессионального творчества и на выставках, и в восприятии зрителя и критики, а затем и к решению задачи создания собственной творческой организации в Новгородской области.

Продолжение следует...

Репродукции и фото предоставлены Новгородским отделением Союза художников РФ.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: