ГлавнаяСтатьиПоисковый отряд «Сокол». Возвращая из небытия
Сокол:
Я хотел бы, чтобы все знали: не было безымянных героев
Опубликовано 11.05.2018 в 16:51, статья, раздел Наследие, рубрика Сокол
автор: Арсений Великрадский
Показов: 409

Поисковый отряд «Сокол». Возвращая из небытия

Более семи десятилетий назад стихли последние выстрелы Великой Отечественной войны. Вернулись домой победители. Разрушенные войной здания и заводы восстановлены. В школах и ВУЗах изучают события начала сороковых годов прошлого века, как факты давно истории. Многое позабыто за давностью... Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (81).jpg

Но есть люди, для которых Великая Отечественная, как и Вторая Мировая, ещё не окончились. Ещё, временами, грохочут взрывы неразорвавшихся семь десятилетий назад снарядов. Ещё не извлечены из забвения имена героев той войны. Ещё не похоронен последний погибший солдат. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (91).jpg

Собираясь в командировку в марте, я уже знал, что поисковый отряд «Сокол» располагает данными о предполагаемом месте нахождения останков воинов, погибших во время Великой Отечественной войны на территории Новгородского района. Так же, мне было известно, что место, куда я собирался, в народе именуют «Долиной смерти». Название это закрепилось после того, как во время Любанской операции 1942 года бойцы Второй Ударной армии попали в окружение. Место это в прошлом имело дурную славу у местного населения по причине обилия неразорвавшихся боеприпасов, и большого количества не захороненных останков военнослужащих. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (97).jpg

Но это было давно. Ещё в советское время. Но оказалось, что и сейчас поисковикам есть чем заняться в легендарной «Долине смерти». Так началось моё знакомство с поисковиками отряда «Сокол». Того самого отряда, который создавал Николай Орлов — основатель всего поискового движения в стране.
Наш микроавтобус свернул с оживлённой трассы в районе деревни Витка. Примерно через полчаса мы уже были в назначенном месте. Хоть и выехала наша группа, по журналистским меркам, весьма рано, но поисковики уже на месте. Работа по возвращению из небытия погибших героев минувшей войны шла полным ходом.
Встретил нашу группу Евгений Антипов — командир одной из групп отряда «Сокол». Евгений Работает на ПАО «Акрон» мастером санитарно-технических работ. Он и стал моим собеседником в этой поездке. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (7).jpg
Место, где находится прах погибших воинов, было обнаружено при помощи немецкой аэрофотосъёмки, сделанной противником в годы Великой Отечественной войны. Но от этого у нас, непосвящённых в тонкости поискового дела, вопросов не убавилось, а скорее наоборот, захотелось расспросить о многом. 

— Евгений, каким образом стала доступна членам отряда «Сокол» немецкая аэрофотосъёмка времён Великой Отечественной войны?

— Большую часть архива немецкой аэрофотосъёмки забрали войска союзников. Они на платной основе предоставляют поисковым объединениям эти материалы. Весь архив находится в Библиотеке Конгресса США. Гражданину США эти документы предоставляются бесплатно, а все иностранные граждане должны платить.Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (96).jpg

— Как появился выход на эту библиотеку у отряда «Сокол»?

— У нас один товарищ контактирует с одной немецкой организацией, которая перезахоранивает останки своих погибших воинов. Там получают в помощь эту аэрофотосъёмку. Ну, и на этих снимках видны воронки и укрепления, где могут находиться останки погибших бойцов, как немецких, так конечно и наших. Ну, и эти материалы стали распространяться. Многие поисковики ими пользуются для обнаружения самолётов и боевой техники. Это очень удобно. Можно наложить на современную карту, и всё привязать к координатам. Очень облегчает поиск.  

— Много ли в таком деле приходится работать с документами и сколько приходится копать?

— Ну, к сожалению, в советское время, все литературные издания, затрагивающие вопросы боевых операций, проходили цензуру. Много информации было вырезано и не допущено к печати. Мы ездим в архив Министерства Обороны, используем сайты, на которых опубликованы архивные документы. В прошлом времена были жёсткие, и люди, опасаясь за свою жизнь, не всю правду писали в официальных донесениях. И вот что-то берётся из воспоминаний ветеранов, что-то из архивных данных. Это занимает очень много времени. Поисковики всю зиму читают мемуары, работают в архиве. Получают информацию. А во время летнего сезона проверяем, что наработали за зиму. И не всегда при останках бойца находится медальон с его данными. Бывает, что имена восстанавливаем по номерам орденов и медалей. Так же бывают и ложки и котелки подписанные. А списки личного состава регулярных частей у Министерства Обороны есть. И это очень помогает.  Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (1).jpg

— Как будут осуществляться работы по этой воронке? 

— Вручную не представляется возможным разработка этой воронки, потому что сейчас зима, и в воронке вода и лёд. Экскаватор снимет верхний слой. И потом уже тонкая работа будет проводится вручную. 

— А почему эти работы не проводятся летом?

— Летом эта высоковольтная линия находится в воде. Откачать весь промежуток ЛЭП не представляется возможным. И технике будет невозможно добраться до нужного места. Зимой всё же почва крепче. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (47).jpg

— Что ожидаете найти?

— Останки погибших военнослужащих. В первую очередь, советских, и, быть может, немецких, поскольку территория не раз переходила из рук в руки. 

— А откуда взялся экскаватор?

— Это дружественная нам организация оказала помощь. 

— Мы видели, как обрезаются кусты. А какая дальше технология выборки воронки?

— Этот вал, который тянется вдоль высоковольтной линии, образовался после чистки санитарной зоны. Тут повсюду лёд и вода. Место заболочено. Подъедет трактор, который уберёт обрезки деревьев, сделает углубление. Мы откачаем воду, насколько возможно. И потом уже будем вскрывать площадь воронки. Это примерно 7-8 метров в диаметре. И слой за слоем будем снимать грунт. А по окончании работ нужно будет всё засыпать, чтобы не оставлять под линией электропередач каких-то ям и не огорчать энергетиков. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (109).jpg

— А такие случаи, как сейчас, это единичные?

— Нет. Просто так совпало, что неподалёку проводятся работы дружественной нам организации. Они согласились нам помочь. Ведь без техники, вручную выбрать такую воронку тяжело. Да и не всегда погода позволяет. Порой просто опускаются руки и сил не хватает это сделать. Нужна большая масса людей, тут одной земли перекидать сколько надо. Эта воронка будет ориентировочно около четырёх-пяти метров глубиной. При этом в верхнем слое останки тоже могут попадаться.

— И теперь, если строят дорогу, то обязательно будет проверка на останки бойцов и боеприпасы?

— Конечно. Там, где проходили боевые действия, теперь всегда проводятся изыскания. А раньше убирали просто боеприпасы, чтобы люди могли спокойно ходить в лес. Не было цели такой, чтобы территорию очистить от останков. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (58).jpg

— Как тщательно обследована эта территория на сегодняшний день?

— В этой местности с поверхности земли и сантиметров на 50 вглубь территория очищена примерно на 80%. Остались только гильзы от патронов. Всё остальное вывезено и уничтожено. Поисковые работы ведутся давно. Нашему клубу в апреле этого года исполняется 50 лет. За эти полвека здесь стало намного спокойнее. 

— Это что касается боеприпасов. А останки?

— В этих краях очень большая влажность. Торфяная и кислая почва очень быстро растворяет кости. Здесь очень много болот. В болотах костей практически нету. Единственное, что сохраняется на поверхности — это одежда, военная форма. Когда её находишь и раскрываешь, она содержит куколки насекомых, которые поедали плоть. И они всплывают, когда трогаешь, например, шинель. Тогда понимаешь, что это был человек, а не просто вещмешок брошен кем-то. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (95).jpg

— Сколько за 50 лет «Соколу» удалось вернуть к памяти бойцов?

— Лично я статистику никогда не вёл. Нашёл — хорошо. Когда я начинал свою деятельность, директором музея была Мишина Вера Ивановна. Она занималась перепиской с родственниками и Министерством Обороны. Сейчас руководителю нашего музея этими вещами заниматься времени не хватает физически, потому что на неё возложена не только эта работа. Но наверное за 50 лет тысячи полторы людей поднято и захоронено. Плюс у нас вторая группа занимается активным поиском самолётов. Там проще. По номеру самолёта можно определить,Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (53).jpg кто летал и когда был сбит. 

Рассказывая это, Евгений торопился. Начиналась тяжёлая и серьёзная работа по раскрытию воронки, в которой могут быть останки советских военнослужащих, погибших, защищая наше право на жизнь.
Около десятка взрослых мужчин, уже имеющих семьи, в собственный выходной раскрывают миру имена героев, некогда совершивших подвиг, во имя нашей сегодняшней жизни. Так же, как и в годы войны, нынешние мужчины, забыв о своём здоровье, стоят по колено в воде и грязи в только что вскрытой воронке, и перебирая лопатами землю, выбирают по крупицам, немые свидетельства подвига советских бойцов. Это и части оружия, детали боевой техники, ящики от боеприпасов, и многое другое, что уцелело за семь с лишним десятилетий. Поисковой отряд Сокол в Мясном Бору 2018 (80).jpg

Люди работали, не сетуя на усталость, не обращая внимания на ледяную воду, заполнявшую воронку, подбадривая друг друга шутками. Как тогда, в сороковых. Никто не дрожит за свою шкуру. Все делают общее дело, понимая его важность. И может быть, пока в нашей стране есть такие люди, мы непобедимы.

Фото: Александр Ермолаев, Марина Чупракова.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: