ГлавнаяСтатьиMetallica – Nothing Else Matters
Опубликовано 27.03.2016 в 14:30, статья, раздел Звук, рубрика Алхимия звука
автор: Андрей Алексеев
Показов: 767

Metallica – Nothing Else Matters

Это должно было рано или поздно случиться. Должен был наступить момент, когда стоит рассказать о песне, повлиявшей лично на меня. Этот блог начинался со статей, рассказывающих об очень известных, даже легендарных песнях. Однако сам я эти песни услышал, будучи уже довольно взрослым.

Никак нельзя сказать, что я вырос на рок-музыке 70-х – поскольку в 80-х я только родился. А вот песню Nothing Else Matters услышал в 13-летнем возрасте, как раз когда формировались музыкальные предпочтения. Поэтому сейчас не то чтобы имеет место трепет, но некоторое волнение всё же присутствует. И всё-таки попробую.

Когда я услышал эту песню, вернее, когда более-менее осознал, что я услышал, у меня была одна мысль: «это совершенное произведение». Позднее я понял, что наверное на меня произвело такое действие полное минорное трезвучие в трёх четвертях, с которого начинается песня – но ведь дело не в этом. Дело в ощущении. Ощущении совершенства.

Песня Nothing Else Matters (далее, да простят мне такую фамильярность, я буду для краткости называть её NEM) была выпущена группой Metallica в 1991 году на альбоме..хм.. Metallica. Да, вот так вот. Все группы как группы, именуют по названию коллектива дебютный диск – а вот Metallica это сделала на пятом. Правда, среди поклонников этот диск быстро приобрёл (по цвету обложки) другое название – Чёрный альбом.

NEM была написана фронтменом группы Джеймсом Хэтфилдом. Хэтфилд вспоминает, что написал эту песню во время разговора по телефону с его тогдашней подругой. В левой руке он держал телефонную трубку, а правой перебирал струны. Получилось полное Ми-минорное резвучие, которое в итоге и составило первые такты. Песня придумывалась в дороге, в течение долгого гастрольного тура, поэтому неудивительно, что в тексте доминирует тематика тоски по близким, находящимся далеко.

Вот что Хэтфилд сказал об этом в 2008 году журналу Mojo: «Речь идёт о дороге, о нехватке кого-то, кто остался дома. Однако написание её связано с таким количеством людей, что это не просто песня о мужчине и женщине – она о связи с высшей силой и многом другом. Я помню, как ходил в клуб Ангелов Ада В Нью-Йорке, и они показали мне фильм, в котором вспоминали одного из павших братьев – и они грали Nothing Else Matters. Это значит намного больше, чем «мне не хватает моей крошки», не так ли? Это братство. Это очень мощно».

Любопытно, что поначалу Хэтфилд воспринимал NEM просто как лирическую песню, которую он написал для себя. Он не собирался играть её с группой.

«Сначала я не хотел играть её ребятам, - говорит он. - Мне казалось, что это очень личная песня, к тому же для Metallica она не подходит. Мы пели о разрушении, битье головой, крови для толпы, что бы это ни было. До сих пор мы не пели про девчонок и быстрые машины, даже если нам это и нравилось. А это была песня о девушке. Но когда Ларс услышал её, то заинтересовался. Так мы стали работать над NEM – и она выросла в довольно большую песню».

Наверно, стоит немного сказать и об альбоме. Начиная с этого диска, Metallica начинает работать с Бобом Роком в качестве продюсера. Боб очень много привнёс в звучание группы, это касается и NEM.

Ларс Ульрих вспоминает:

«За девять месяцев до начала записи альбома у нас закончился тур Justice. Нас охваило странное желание сеть и попытаться написать более простые песни, более простые, чем те, что мы писали раньше».

Возможно, NEM служит самой яркой иллюстрацией этой идеи. Ведь она проста. В то время рок-команды редко писали песни в трёх четвертях, этот размер ассоциировался прежде всего с классической музыкой. Но в даном случае вальсовый размер, возможно, послужил простоте воприятия NEM. И по исполнению эта песня не была сложной, по крайней мере, если сравнивать с другими вещами Metallica.

Есть ещё одна любопытная деталь. NEM – одна из немногих песен Metallica (наряду с Pulling Teeth и The Ecstasy of Gold), в записи которой не принимал участия Киирк Хэммет. В случае с NEM Хэммет заявил, что не понимает, что в этой песне играть. Сначала, дескать, её надо обкатать в концертных турах. Вот так получилось, что и ритм- и соло-партии в этой песне были записаны Джеймсом Хэтфилдом.

Но не Хэтфилдом единым была жива Metallica - был ещё продюсер Боб Рок. И он предложил записать в NEM камерный оркестр. В целом эта идея музыкантам поравилась, однако Хэтфилд опасался, что не сможет адекватно донести до оркестрантов то, что им нужно играть. «Я понятия не имел, как это сделать. Мне было немного неловко, потому что я понятия не имел, как записывать музыку.»

Однако Боб знал человека, способного примирить Металлику и оркестр. Звали этого человека Майкл Кэймен.

Как вспоминает сам Майкл, он был весьма удивлён, когда с ним связались и предложили написать аранжировку для дной из песен Metallica. Он не был поклонником этой группы, но представлял, что они играют. Поэтому когда ему прислали балладу, Майкл понял, что может просто продублировать основную прогрессию – и получится здорово! Однако это было бы скучно, поэтому он добавил несколько дополнительных мелодических линий, основанных на вокальной партии. Майкл отправил получившийся результат ребятам из Metallica, но «как настоящие рокеры, они не ответили».

Metallica использовали получившуюся оркестровую аранжировку, но на записи довольно сильно её «утопили», так что оркестра слышно почти не было. Чуть позже, на вручении премии Грэмми, Metallica сыграли NEM, после чего к ним в гримёрку зашёл находившийся в зале Кэймен и сказал: «Привет, я Майкл, я написал аранжировку для NEM. Жаль только, что на записи оркестра почти не слышно». Вместо ответа Metallica вытащила из закромов диск, на котором была записана версия песни, где играли только Хэтфилд и оркестр. После чего состоялся такой примерно диалог:

- Вы классные музыканты, вам надо играть с оркестром, - сказал Майкл.

- Что, целый концерт!?

- Ну да.

А через восемь лет в квартире Майкла Кэймена зазвонил телефон. Результат этого звонка вы можете увидеть ниже:

Мне довелось как-то читать книгу про Metallica, автор которой, ярый, по-видимому, приверженец true-trash-metal, сильно ругался по поводу NEM и вообще почти всего, то Metallica выпустила в тот период. Не знаю. Было ощущение, что в понимании автора быстро и агрессивно - значит хорошо. Возможно, это и есть «настоящий» trash-metal. Но для меня композиции, выпущенные на Чёрном альбоме (да и на последующих двух дисках) – очень музыкальные.

К тому же надо сказать, что именно Чёрный альбом донёс творчество Metallica до широкого круга слушателей. Подтверждением этого служит тот факт, что этот диск – самый продаваемый не только в дискографии Metallica, но и в истории металла. Для приверженцев «настоящего» trash-metal это, очевидно, сродни «опопсению». Однако, не будь этого бума, огромное количество людей не узнало бы про Metallica, не услышала бы Чёрного альбома, а я не встретил бы NEM, что, конечно, было бы очень печально.

Каждому времени – свои кумиры. Это нормально. Для кого-то откровением стали The Beatles, кто-то (как Джоэл Макайвер) считал «настоящей музыкой» ранний trash-metal. А для меня одной из главный песен моей юности стала Nothing Else Matters.

Фото из открытых источников.

Остальное здесь:

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: