ГлавнаяСтатьиАлександр Даргомыжский. Великий учитель музыкальной правды. Часть 2
Опубликовано 4.03.2018 в 11:03, статья, раздел Искусство, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах
автор: Наталья Серова
Показов: 262

Александр Даргомыжский. Великий учитель музыкальной правды. Часть 2

Читайте 1 часть рассказа.

Родился Александр Сергеевич Даргомыжский 2 (14) февраля 1813 года в селе Троицком Белёвского уезда Тульской губернии, где семья во время войны 1812 года жила у родственников. 

После изгнания из России наполеоновской армии, Даргомыжские вернулись в своё родовое имение Твердуново в Юхновском уезде Смоленской губернии, которое находилось недалеко от Вязьмы и принадлежало матери будущего композитора — урождённой княжне Марии Борисовне Козловской.

Мать Драгомыжского в молодостиПортрет справа — Мать композитора в молодости

 Замуж за Сергея Николаевича Даргомыжского она вышла против воли родителей. Они не считали хорошей партией для своей дочери мелкого чиновника почтового ведомства. Однако, именно место работы влюблённого в Марию Сергея позволило ему похитить свою невесту и обвенчаться, т. к., почтовое ведомство дало ему возможность на почтовых лошадях ускакать от преследования. Сергей Николаевич был незавидным для родителей невесты женихом ещё и потому, что был рождён вне брака от потомственного дворянина В. П. Лодыженского. Свою фамилию Сергей Николаевич получил от названия села Даргомыж, которым владел его приёмный отец полковник Николай Иванович Боучаров. Отец композитора получил образование в Университетском Благородном пансионе в Москве. Он был умным, честным и трудолюбивым человеком. Именно эти качества стали основой включения его в 1816 году в состав комиссии по расследованию злоупотреблений при распределении правительственного пособия разорённой Смоленской губернии. За работу в комиссии Сергей Николаевич получил чин коллежского секретаря и орден св. Анны 3-й степени. Затем последовало приглашение на службу в Петербург в Государственный коммерческий банк, где с 1817 год он стал управляющим канцелярии и продвинулся до чина надворного советника. Позже он получил место чиновника по особым поручениям при Министерстве императорского двора. Дворянство было пожаловано Сергею Николаевичу в 1829 году.

Родители ДрагомыжскогоСправа — Родители А. С. Даргомыжского

Мама композитора была хорошо образована, писала стихи, которые печатались в альманахах и журналах. Некоторые стихотворения, написанные ею для своих детей, большей частью наставительного характера, вошли в сборник «Подарок моей дочери». В семье, где было шестеро детей, любили музыку. Один из братьев Даргомыжского прекрасно играл на скрипке, а одна из сестер хорошо играла на арфе и сочиняла романсы. Александр был вторым ребёнком в семье. В детстве он много болел, в результате чего говорить начал лишь в возрасте пяти лет, а ходить с двух лет. Поздно сформировавшийся голос остался навсегда писклявым и хрипловатым, что не мешало ему, однако, впоследствии трогать до слез выразительностью и художественностью вокального исполнения многих слушателей музыкальных собраний.

Образование Даргомыжский получил домашнее, но основательное. Он прекрасно знал французский язык и французскую литературу. Играя в кукольный театр, сочинял для него небольшие пьески-водевили, а в шесть лет начал учиться играть на фортепиано. Его первой учительницей была Луиза Вольгеборн, а затем Адриан Данилевский, который был весьма суровым человеком. Он не поощрял влечения своего 11-летнего ученика к сочинению и уничтожал его композиторские опыты, считая, что писать музыку неприлично для русского дворянина. Позднее Даргомыжский совершенствовался в фортепианной игре у австрийца Франца Шоберлехнера — пианиста-виртуоза, ученика самого Гуммеля. Пению учился Даргомыжский у Бенедикта Цейбиха, который дал своему ученику основы теории музыки. Заметив увлечение сына музыкой, родители пригласили ещё одного учителя — скрипача крепостного оркестра П. Г. Воронцова, стараниями которого, Александр быстро овладел игрой на скрипке и альте, и с 14-летнего возраста участвовал в домашних квартетах. Настоящей системы в музыкальном образовании Даргомыжского не было, и своими теоретическими знаниями он был обязан, главным образом, самому себе. Самые ранние его сочинения, написанные в 1820-х годах — рондо, вариации для фортепиано, романсы на стихи Жуковского и Пушкина — не найдены в его бумагах, но известно, что ещё при его жизни они были изданы. В 1830-е годы Даргомыжский был известен в музыкальных кругах Петербурга как «сильный пианист», а также как автор нескольких фортепианных пьес блестящего салонного стиля и романсов.

Однако, музыка для Александра Сергеевича была приятным досугом, отдушиной и волшебным миром творчества. Ведь в возрасте 14 лет он поступил на службу в Министерство императорского двора, где служил в канцелярии. Первые два года ему жалование не платили, правда, и работал он лишь несколько часов в день, что давало возможность много времени уделять музыке и общению с друзьями. Однако, в послужных документах Даргомыжского отмечалось его усердие, в связи с чем его постоянно повышали в должности: в 1829 году (в возрасте 16 лет!) он стал коллежским регистратором, через три года — губернским секретарём, а вскоре — младшим помощником контролёра. Затем, Даргомыжский перешел а ведомство Министерства финансов — канцелярским чиновником Государственного казначейства. Закончил службу в 1849 году, выйдя в отставку титулярным советником.

В Петербурге Даргомыжский быстро сблизился с кругом творческой интеллигенции. Так, он был вхож в дом писателя и музыкального критика В. Ф. Одоевского. На его вечера приходили дипломаты, учёные, писатели, государственные деятели и музыканты. В. А. Соллогуб вспоминал: «...Пушкин слушал благоговейно Жуковского, графиня Ростопчина читала Лермонтову своё последнее стихотворение, Гоголь слушал светские речи, Глинка расспрашивал графа Виельгорского про разрешение контрапунктических задач, Даргомыжский замышлял оперу и мечтал о либреттисте». Соллогуб писал и о салоне историка и писателя Н. М. Карамзина, где «собирался кружок, состоявший из цвета тогдашнего литературного и художественного мира. Глинка, Брюллов, Даргомыжский, словом, что носило известное в России, в искусстве имя».

Со многими интересными людьми познакомился молодой, начинающий композитор. Однако, важнейшей для души Даргомыжского и его дальнейшей творческой жизни стала его многолетняя дружба с Михаилом Ивановичем Глинкой, с которым он познакомился в 1834 году. (О жизни и творчестве Глинки читайте статью рубрики «Рассказы о музыке и музыкантах») О первой их встрече Глинка с капелькой юмора вспоминал: «Приятель мой, огромного роста капитан, любитель музыки, привёл мне однажды маленького человечка в голубом сюртуке и красном жилете, который говорил писклявым сопрано. Когда он сел за фортепиано, оказалось, что этот маленький человек был очень бойкий фортепьянист, а впоследствии весьма талантливый композитор — Александр Сергеевич Даргомыжский». Музыканты быстро подружились, и Глинка убедил Даргомыжского всерьёз заняться теорией музыки и оркестровкой. Для этой цели он передал ему 5 тетрадей, содержавших записи лекций известного немецкого теоретика Зигфрида Дена, у которого он занимался сам в Берлине. 

 Даргомыжский в 30-е годыСправа — Даргомыжский в 1830-е годы

После премьеры оперы Глинки «Жизнь за царя» 27 ноября 1836 года, Даргомыжский укрепился в своём решении написать оперу. Сначала, в 1837 году, он начал работать над оперой «Лукреция Борджиа» по одноимённой драме Виктора Гюго. Но в 1838 году обратился к роману Гюго «Собор Парижской Богоматери», которым в те годы зачитывался весь Петербург. Опера сочинялась на французский текст по либретто, написанному самим Гюго для французского композитора Луизы Бертэн. Русский перевод был сделан Даргомыжским уже после сочинения музыки. Сочинение оперы длилось около четырёх лет и закончилось в 1842 году. Премьера состоялась лишь в 1847 году а Большом театре в Москве. Восторженная публика вызывала автора на сцену восемь раз, однако, не всё в постановке «Эсмеральды» нравилось Даргомыжскому. Опера была поставлена ещё несколько раз и была снята с репертуара. Через три года она прозвучала в Петербурге, не вызвав к себе большого интереса. В 1859 году в письме к своей бывшей ученице, певице Любови Ивановне Беленицыной, композитор самокритично писал: «В последнем письме моём я уведомлял Вас, что занят постановкою „Эсмеральды“. Теперь она идёт и идёт весьма успешно. Вы знаете, что я писал эту оперу на 22 — 24 годах моей жизни. Музыка неважная, часто пошлая..., но в драматических сценах уже проглядывает тот язык правды и силы, который впоследствии я старался развить в русской своей музыке».

В 1838 году начались регулярные симфонические концерты в Павловском вокзале, которые проводил со своим оркестром немецкий дирижёр Й. Гусман. Часто звучала и русская музыка, например, «Вальс — фантазия» Глинки. На одном из концертов было исполнено «Болеро» Даргомыжского — первый его опыт в области симфонической музыки, жанры которой, тем не менее, не стали характерными для его дальнейшего творчества. 


В 1844 — 45 годах композитор совершил своё первое заграничное путешествие. Он побывал в Австрии, Германии, Бельгии и Франции. Везде он интересовался фольклором, ходил в театры и на концерты, знакомился с композиторами и музыкантами, среди которых Доницетти, Обер, Мейербер, Вьетан и другие.
Возвращение на родину знаменует новый этап творчества Даргомыжского — этап творческой зрелости. В 1848 году композитор начинает работать над оперой «Русалка» по незаконченной поэме Пушкина, над которой он трудился с 1829 по 1832 год. Творческий импульс Даргомыжский получил от концерта в 1853 году, на котором с огромным успехом были исполнены его произведения, а сам он был награждён серебряным капельмейстерским жезлом, украшенным драгоценными камнями. Весной 1855 года опера была закончена, но премьера её состоялась лишь в мае 1856 года в Петербурге на сцене Мариинского театра. Хотя композитор не встретил препятствий в деле исполнения своей новой оперы, но спектакль был поставлен небрежно, с купюрами, которые искажали некоторые сцены, и со старыми декорациями и костюмами от спектакля «Русская свадьба», выдержавшего 60 представлений. Кроме того, дирижёр Константин Николаевич Лядов (отец композитора Анатолия Лядова) самовольно менял темпы, сокращал некоторые номера, плохо поработал с певцами, среди которых лишь Осип Афанасьевич Петров, исполнявший роль Мельника, создал яркий и убедительный его образ, покорив слушателей своим голосом. Тем не менее, отношение публики к «Русалке» оказалось двойственным. Музыка её стилистически существенно отличалась от привычной итальянской (ведь итальянские оперы преобладали в репертуарах театров), велика была её связь с народными песнями, некоторые из которых композитор цитировал.

Даргомыжский в 1853 году 

Справа — Даргомыжский в 1853 году

Вниманию и любви Даргомыжского к фольклору посвящены многие музыковедческие труды. В течении всей своей жизни, в том числе и во время работы над оперой «Русалка», он часто приезжал в родовое имение Твердуново, где от своих крепостных крестьян записывал мелодии. Песни, записанные им на Смоленщине, он использовал в этой знаменитой опере. Кроме того, некоторых представителей высшего света возмутил сюжет произведения, в котором рассказывается о том, как Князь соблазнивший дочь старого Мельника Наташу, оставляет её, несмотря на то, что она ждёт их ребёнка, и женится на Княгине — ровне себе. Наташа от горя бросается в реку, Мельник сходит с ума. Однако, по прошествии лет, Князь, не любя жену, тоскует по Наташе, приходит на берег Днепра к развалившейся мельнице, где встречает свою дочь Русалочку. Девочка рассказывает о матери, о том, что она любит и ждёт Князя. Услышав из глубины днепровских вод голос Наташи, Князь устремляется в воду и тонет. Так Наташа — Русалка мстит за измену.

Демократические круги общества с энтузиазмом приняли новое сочинение Даргомыжского. Глинки в день премьеры не было в городе, но в письме он просил у автора «Русалки» прощения за своё отсутствие и уверял в любви, уважении и вере в успех премьеры.
В прессе были разные отзывы об опере. В защиту произведения с большой статьёй о «Русалке» выступил композитор и музыкальный критик А. Н. Серов, который сделал подробный анализ произведения, доказав его большую художественную ценность.

Либретто оперы Даргомыжский написал сам, дописав конец незаконченного произведения Пушкина. Поэма заканчивалась встречей Князя с маленькой Русалочкой и фразой «Откуда ты, прелестное дитя?» Очень часто в музыковедческой литературе, посвящённой «Русалке», идея оперы представлена однобоко: Князь, как символ правящего сословия, безнравственен- и точка, и в опере поднимается проблема социального неравенства.

Однако, Даргомыжский имел умеренные, не революционные, политические убеждения, но был при этом прекрасным знатоком человеческих душ. Не случайно жанр оперы определяется как лирико-психологическая бытовая музыкальная драма. В опере, как и в произведении Пушкина, поднимаются проблемы условностей общественных предрассудков, их губительности для судеб людей. Реалистично раскрываются и характеры людей, их поступки и их последствия. Любил ли Наташу — дочь Мельника, весьма зажиточного и авторитетного среди крестьян человека? Любил, безусловно! Ведь он приезжает с ней проститься, чего мог бы и не делать; ищет слова, чтобы смягчить печальную весть о своей женитьбе, но Наташа сама догадывается об этом; все 12 лет после разлуки с любимой Князь тоскует по ней, забыв жену — красавицу Княгиню и, наконец, очертя голову, бросается в воду на зов Наташи. Почему же произошла трагедия? Причина тому безволие Князя, его малодушие и неспособность противостоять правилам жизни, которые придумало общество. В результате поломаны судьбы всех героев: погибла Наташа, сошёл с ума от горя её отец, несчастлива Княгиня — постоянное одиночество в браке, нет детей, страдает и гибнет Князь. А общество продолжает диктовать свои правила жизни, порицать оперы, раскрывающие его порочность и лицемерие.
Верный своему принципу музыкальной правды, Даргомыжский особенностями вокальных партий ярко рисует каждого героя. Напевные темы Наташи, сменяют сбивчивые фразы речитативов её в сцене объяснения с Князем, а затем, когда она становится Царицей днепровских вод, в её партии появляются властные широкие интонации. Мельник в начале оперы показан немного комично — он расчётлив, весел, немного ворчлив, что отражается в комическом приёме скороговорки, заимствованном из итальянских опер. Разительно меняется его вокальная партия в сцене с Князем через 12 лет. Мельник безумен. В оркестре и вокальной партии пародия на весёленькую польку, которая, кстати, является лейтжанром оперы и меняется в зависимости от ситуации от беспечной до трагической. В партии безумного Мельника широкие скачки, подвижный темп. Лишь тогда, когда в разговоре с Князем, он вспомнит Наташу, к нему на короткое время вернётся рассудок, появится плавная мелодия, полная неизбывного горя, а потом снова речь безумца. Реалистично показана маленькая Русалочка. Она не поёт, но проговаривает свои слова. Партия Князя чутко реагирует на его состояние. В объяснении с Наташей напевность чередуется с настороженными речитативными интонациями, но в сцене на берегу Днепра его вокальная партия просто плачет вместе с ним. Реалистично выстроены так называемые сквозные сцены, где нет чередования арий или ансамблей, но где реплики героев звучат так свободно чередуясь друг с другом, как это было бы в живом разговоре. Хор в опере не только выполняет декоративную функцию — хоры крестьян, свадебные хоры, хоры русалок, но и принимает живое участие в событиях, реагируя на них — сцена ссоры Наташи с отцом и гибель её. Безусловно, «Русалка» стала новым этапом развития русской оперы. Предлагаю вашему вниманию, уважаемые читатели, фильм — оперу «Русалка». 


После того, как «Русалка» в 1857 году после 11 постановок была снята с репертуара, Даргомыжский, тяжело пережив это, а также, смерть своего друга М. И. Глинки, стал редко появляться в обществе, ограничив круг общения несколькими близкими друзьями, которые собирались у него дома, где музицировали, читали стихи, разговаривали об искусстве.

В конце 50-х годов в письме к Беленицыной композитор пишет: «Большинство наших любителей музыки и газетных писак не признаёт во мне вдохновения. Рутинный взгляд их ищет льстивых для слуха мелодий, за которыми я не гонюсь. Я не намерен снизводить для них музыку до забавы. Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды. Они этого понять не умеют...»
В.С. КурочкинИзвестный карикатурист Николай Степанов, муж сестры Даргомыжского, познакомил его с поэтом и переводчиком Василием Степановичем Курочкиным, который в 1859 году вместе со Степановым основал сатирический журнал «Искра».

Справа — В. С. Курочкин

Композитор с удовольствием принял участие в работе журнала, и на протяжение почти пяти лет, писал статьи в рубриках, посвящённых музыке и искусству, консультировал других авторов публикаций. На стихи Курочкина Даргомыжский написал немало вокальных миниатюр (см. 1-ю часть статьи).

Тяжело переживая смерть отца, ушедшего вслед за супругой, Александр Сергеевич решил снова отправиться за границу. На этот раз, с ноября 1864 по май 1865 года, он посетил Польшу, Германию, Бельгию и Францию. В Брюсселе состоялся концерт из его произведений, которые были восторженно приняты публикой. Во многих газетах были опубликованы статьи, восхваляющие композитора и его музыку. Справа — Даргомыжский в 60-е годы

Даргомыжский в 60-е годыПолный новых сил, Даргомыжский вернулся на родину в Петербург, где принялся за общественно-музыкальную деятельность. Дело в том, что в 1866 году умер один из членов дирекции Русского музыкального общества (РМО) М. Ю. Виельгорский, а в следующем году А. Г. Рубинштейн, отказавшийся от руководства обществом в пользу работы со студентами консерватории, открытой впервые в России в Петербурге в 1861 году, рекомендовал Даргомыжского в члены дирекции и председателем Петербургского отделения РМО. Весной 1867 года Александр Сергеевич принял на себя руководство отделением, почти сразу пригласив на место дирижёра симфонических концертов М. А. Балакирева (см. статью о Балакиреве).

С 1861 по 1867 год композитор создаёт произведения для симфонического оркестра: «Баба Яга», «Украинский казачок» и «Фантазия на финские темы» («Чухонская фантазия»), продолжая в них традиции симфонической музыки Глинки — основа на народной музыке, рисующей народные образы. 


В 60-е годы Даргомыжский сближается с композиторами «Могучей кучки», с которыми познакомился ещё в годы работы над «Русалкой». Он с удовольствием посещает собрания молодых музыкантов, знакомится с их произведениями, даёт советы, принимает их у себя дома. Кучкисты считали Даргомыжского своим вторым отцом, опекали его, ласково называя его между собой: Дарго, Даргун, Даргунчик, Даргомажи, Даргопех, Даргомион, Даргомиско, Даргомиоки и даже колдунья Александра! Один из членов «Могучей кучки» Цезарь Антонович Кюи писал: «Ценили мы в нём, особенно в его романсах и в речитативах «Русалки», великолепного, талантливого декламатора, что было особенно ценно и дорого нам, ратовавшим за свободу оперных форм, за равноправие текста и музыки, за полное слияние текста с музыкой. Даргомыжский осознал правду этих теорий, увлёкся ими и решился их применить в своём «Каменном госте».

Последним, незаконченным произведением композитора стала опера «Каменный гость» по одной из «Маленьких трагедий» Пушкина, замысел которой возник у Даргомыжского в 1863 году. Это произведение, которое автор считал своей лебединой песней, можно назвать оперой — экспериментом. Оставив в неприкосновенности пушкинский текст, Даргомыжский целиком переложил его на музыку, создав оперу, основанную на одних лишь речитативах. Исключение составляют две песни Лауры, которые были написаны раньше. Работа над произведением была начата в 1866 году. Через год были созданы уже многие сцены, которые исполнялись в доме композитора под рояль его друзьями, среди которых был Модест Петрович Мусоргский и сёстры Пургольд, одна из которых, пианистка Надежда, станет женой Римского-Корсакова. Работа над «Каменным гостем» была прервана смертью Даргомыжского, давно страдающего тяжёлым заболеванием сердца. Композитор скончался 5 января 1869 года. 9 января на панихиде в Симоновской церкви на Моховой улице с Даргомыжским прощался весь музыкальный Петербург: его ученики, студенты и преподаватели консерватории, композиторы, слушатели художественная интеллигенция. До кладбища Александро-Невской лавры гроб несли на руках. Вскоре после похорон петербуржцы почтили память Даргомыжского исполнением Реквиема Моцарта, а позже, 21 марта в клубе художников состоялся концерт Бесплатной музыкальной школы, в котором звучали вокальные произведения и фрагменты из опер почившего композитора.

памятник на могиле ДаргомыжскогоВ соответствии с его просьбой, работу над «Каменным гостем» закончили Кюи и Римский — Корсаков. В 1872 году, благодаря стараниям кучкистов, опера была поставлена в Петербурге на сцене Мариинского театра.
В 1961 году на могиле Даргомыжского в некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры был установлен памятник, выполненный скульптором А. И. Хаустовым. Этот памятник, изображающий пастушка, играющего на свирели, символизирует глубокую связь композитора с русским народным творчеством.

Справа — Памятник на могиле Даргомыжского 

В Вязьме имя Даргомыжского носит детская музыкальная школа, рядом с которой находится памятник композитора. Справа ниже — Памятник Даргомыжскому в Вязьме
памятник Даргомыжскому в ВязьмеВ 2013 году в связи с 200-летием композитора Банк России выпустил памятную серебряную монету номиналом 2 рубля в серии «Выдающиеся личности России».

Значение творчества А. С. Даргомыжского невозможно переоценить, как невозможно представить без него развитие русской музыки, русской оперы. Будучи смелым новатором, он стал основоположником критического реализма в музыке, показал новые пути музыкального искусства в области образного содержания и средств его воплощения в звуках. Традиции великого учителя музыкальной правды получили развитие в творчестве Мусоргского, Шостаковича, Щедрина.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: