ГлавнаяСтатьиХолокост в Старой Руссе (глава из новой книги)
Старая Русса была освобождена 18 февраля 1944 года частями Первой Ударной армии
Опубликовано 17.02.2018 в 12:15, статья, раздел События
автор: Дмитрий Асташкин (Борис Ковалев, Сергей Кулик )
Показов: 1437

Холокост в Старой Руссе (глава из новой книги)

Многонациональный характер населения Советского Союза в предвоенных планах нацистов оценивался чаще всего лишь с той точки зрения, что межнациональные противоречия в СССР настолько велики, что он представляет собой «колосс на глиняных ногах». В условиях подготовки плана молниеносной войны никакой серьезной и продуманной политики по отношению к различным народам России не планировалось. Если и готовились какие-либо планы, то они касались полного или частичного уничтожения «недочеловеков», в первую очередь евреев и цыган.

20 июня 1941 года Альфред Розенберг заявил: «Россия никогда не была национальным государством, а всегда являлась государством многонациональным... Все народы оставались враждебными русским... Задача нашей внешней политики представляется мне следующей: в разумном и целенаправленном виде учесть стремление к свободе все этих народов и облечь их в определенную форму государственности. Это значит: на огромной территории Советского Союза органически нарезать государственные образования и настроить их против Москвы, чтобы на ближайшие столетия освободить германский рейх от дурного давления с Востока»[1]. Однако большинство нацистских бонз отрицательно относились к идеям о каких-либо независимых национальных государствах на территории покоренного III Рейхом Советского Союза.немец на танке

Одной из форм деятельности немецко-фашистской оккупационной политики было разделение населения по национальному признаку. Южные районы псковщины входили в «черту оседлости Российской империи», где традиционно проживало большое количество еврейского населения.

В современной научной литературе и публицистике преследование и уничтожение евреев в 1933 – 1945 гг. нацистами и их союзниками обозначается термином «Холокост». Это слово переводится с древнегреческого как «всесожжение», «уничтожение огнем»[2].

Все без исключения старосты и коменданты на оккупированной территории Псковской области в августе-сентябре 1941 года получили распоряжение, из которого следовало, что они обязаны в кратчайший срок известить германское командование о наличии в районах их проживания «иностранцев и жидов». Задачу по очищению территории от «нежелательного национального элемента» офицеры вермахта возложили на карательные отряды, находящиеся при военных комендантах. Все они были сформированы из жителей Эстонии и Латвии.

Евреи обязаны были носить на одежде особые знаки: во Пскове и Острове на спине и груди жёлтые и белые звезды, в других местах – повязки на рукавах. На территории Псковской области гетто были созданы в Пскове, Опочке, Невеле, Великих Луках, Порхове, Пустошке и Себеже. В Пскове в гетто находилось около 1000 человек[3]. По решению военных властей в гетто выдавалось по сто граммов хлеба в день на человека, при этом за малейшую провинность изымалось и это.

В конце августа — осенью 1941 г. прошли казни около 60 евреев (до войны их было свыше полутора тысяч) в Великих Луках, оккупированных нацистами 19 августа 1941 г. Более 50 человек было уничтожено в Локне. 120 евреев было уничтожено в 1941 — начале 1942 г. в гетто Бежаницы. Несколько сот еврейских семей (около 1000 человек) расстреляли в Бежаницком районе. Одними из первых жертв на территории современной Псковской об­ласти стали евреи Невеля, оккупированного 16 июля 1941 г[4].немецкие регулировщики у поворота на Невель Отечественная война

Всего в Невеле было уничтожено, по советским данным, более 2000 евреев. Город Порхов находился под нацистской оккупацией с июля 1941 по февраль 1944 г. По приказу гестапо евреи стали носить на спине и на груди шестиконечную, жёлтую звезду. Все их имущество было конфисковано в пользу германских войск. Мужчин и женщин каждый день гоняли на работу, которая никак не оплачивалась. Они питались лишь за счет подаяний своих русских соседей.

В партизанская газете «Порховская правда» от 19 июля 1942 г. было написано: «Теперь в г. Порхове евреев не стало, ни взрослых, ни малолетних: они все расстреляны в лесу близ совхоза «Полоное». Грудных детей палачи одной рукой держали над головой, а другой в упор расстреливали из пистолета.

«Стараясь посеять рознь между русскими и евреями, захватчики отвлекают от себя ненависть порабощённого населения. Но эта ненависть к убийцам растёт. Отцы и матери! Если вы хотите, чтобы ваши дети остались живы – истребляйте детоубийц!»[5].

Весной 1942 года в этом же городе было забито насмерть палкой больше 20 человек из местного гетто карателем из батальона СС «Шелонь» «Васей-скобарем». Под этой кличкой скрывался Василий Васильевич Васильев. После войны он смог эмигрировать в Канаду, в Торонто. Там успешно занимался бизнесом. Не исключено, что его первоначальный капитал составили вещи, которые он награбил у мирных советских граждан. Скончался преуспевающий предприниматель в 1989 году[6]. Всего в Порхове было уничтожено около 70 человек местного еврейского населения.

С приходом немцев в город Опочку в июле 1941 года, вскоре были арестованы все евреи, заключенные в концентрационный лагерь. Всего в Опочке было уничтожено более 200 евреев.

В городе Печеры, который находился под оккупацией с июля 1941 по июль 1944 года, еврейское население было уничтожено местной эстонской полицией. Вот как вспоминали очевидцы: «А какие зверства чинились над беззащитными семьями евреев… Их зимой 1941 – 42 гг. превратили в рабочий скот и заставляли в мороз и непогоду сгребать снег с тротуаров и дорог и на себе свозить его, а также все нечистоты города, на свалочные места… В конце зимы все евреи вдруг исчезли из города». По предположению местных жителей все они, более 30 человек, были расстреляны.евреи холокост

Таким образом, «еврейский вопрос» на Псковщине был «решен» в основном в первые месяцы оккупации, когда было уничтожено более 80% оказавшихся здесь евреев.

Всего же на территории Псковской области нацисты и их пособни­ки, включая местную и эстонскую полицию, уничтожили более 5000 местных, эвакуированных и депортированных из Европы евреев. Лишь незначительное число из узников гетто удалось спасти советским подпольщикам путём отправления их в партизанские отряды[7].

Геноцид против евреев нацисты могли осуществлять лишь при содействии или хотя бы при сочувственном отношении к этим акциям со стороны местного населения. Поэтому не было ни одного направления в идеологическом воздействии на жителей России, оказавшихся под немецкой оккупацией, в котором бы не присутствовали антисемитские сюжеты. Основная задача этой политики заключалась в том, чтобы доказать: у немцев и русских есть общий враг – евреи.

Начальник полиции в городе Старая Русса Александр Кютт, арестованный чекистами после войны, на допросе показал: «Вскоре после того, как меня утвердили начальником Старорусской городской полиции, т.е., примерно в середине октября 1941 г., по указанию немецких властей все материалы, добытые статистическо-регистрационным отделом по учету и регистрации населения, были Скориным И.И. переданы в мое распоряжение. К этому времени у меня со Скориным установились деловые отношения по работе в полиции.Срарая Русса старое фото

Дело в том, что Скорин И.И., по его словам, имел высшее юридическое образование, полученное им до Октябрьской революции. Он хорошо знал работу по следствию, поэтому я к нему часто обращался за консультацией по организации следственной работы в полиции.

Скорин И.И. охотно мне помогал, давал ценные указания, как производить расследование по заявительным материалам, в частности, по доносам на советских патриотов.

Кроме того, Скорин И.И. уже в то время устно и письменно мне доносил на ряд лиц, неблагонадежных для немцев. Таким образом, к этому времени Скорин был моим доверительным человеком, т.е. моим агентом.

Возвращаясь к вопросу о приеме дел из статистическо-регистрационного отдела, я должен сказать, что Скорин тогда мне передал весьма ценные материалы, полученные при регистрации.

Наряду с общими списками жителей, оставшихся в городе, Скорин мне передал также отдельный список евреев и список лиц, политически неблагонадежных для немцев.

Помню, что из этого списка политически неблагонадежных для немцев советских людей Скорин красным карандашом выделил «особо опасных». По этим «особо опасным» лицам по моему указанию полиция проводила расследование, а затем некоторые из них были арестованы»[8].

Полиция, занималась не только арестами советско-партийного актива и лиц еврейской национальности, но и собирала вещи, оставшиеся без хозяев в городе. Собирались они в один склад, после чего распределялись между сотрудниками управы и полицейскими. Частично вещи отправляли в Германию.

Немалое содействие полиции оказывали добровольные помощники из числа обывателей. Многие из них, обиженные советской властью или желавшие выслужиться перед оккупантами, добровольно приходили в городскую управу, гестапо или полицию и доносили на членов ВКП (б) и комсомола, не успевших эвакуироваться, а также на лиц еврейской национальности.евреи холокост

В первое время трудоспособные евреи привлекались к принудительным работам. При этом специально оговаривалось, что «оплата труда не должна соответствовать выработке, но лишь поддерживать существование работника и нетрудоспособных членов его семьи с учетом и других средств, имеющихся в его распоряжении».

Так как город Старая Русса в 1941 года находился в прифронтовой зоне, «окончательное решение еврейского вопроса» было решено провести в самые сжатые сроки. Евреи, жители города Старая Русса, в октябре были все одновременно арестованы. Аресты проводила немецкая жандармерия при активном участии русской полиции. В октябре все арестованные были расстреляны. Все их вещи конфисковались в пользу оккупантов, однако часть из них была позднее передана городской управе для поощрения наиболее активных работников.

Из протокола допроса Александра Кютта: «Вопрос: Скажите, сколько было арестовано советских патриотов аппаратом полиции?

Ответ: В еженедельных отчетах урядники мне докладывали, сколько ими произведено арестов советских патриотов, евреев и партизан, сколько задержано по подозрению в связях с партизанами, сколько и у кого производились обыски, у кого производилось изъятие имущества. Однако я сейчас за давностью времени затрудняюсь сказать, какое же количество аппаратом полиции было произведено арестов и кого персонально, но, во всяком случае, это выражалось не единицами, а несколькими десятками»[9].

Из допроса бывшей сотрудницы Старорусской полиции Тамары Финагиной: «Мне также известно, что под руководством Кютт полицией в декабре месяце 1941 годы было арестовано до тридцати человек евреев, которые в начале прихода немцев были оставлены, так как у них были жены или мужья русские, поэтому в августе и сентябре 1941 г. были уничтожены немцами еврейские семьи, где не было русских. Все эти евреи сгонялись полицией и с жандармами в монастырь и в разбитых стенах расстреливались немцами и жандармерией. Это говорили мне полицейские, фамилий которых я не помню»[10].

Из показаний арестованной бывшей сотрудницы Старорусской полиции Зинаиды Шпиндлер (в девичестве Иванова): «До Отечественной войны 1941 – 1945 гг. я проживала в гор. Ленинграде, муж работал на Кировском заводе, я была домохозяйкой.

В июле 1941 г. я с сыном, в возрасте одного года выехала из Ленинграда к родственникам, проживавшим в городе Старая Русса, там же проживали брат и мать моего мужа.

12 августа 1941 г. немцы временно оккупировали город Старую Руссу и эвакуироваться я не смогла.Старая Русса старые фото

Вопрос: Расскажите, что Вам известно об арестах и расстрелах еврейского населения гор. Старая Русса?

Ответ: Мне известно, что евреи, жители гор. Старая Русса, в каком количестве я не помню, в октябре месяце 1941 года были все одновременно арестованы. Аресты проводила жандармерия, участвовали и полицейские.

В декабре месяце все они были расстреляны, в том числе и мать моего мужа Тамара Борисовна Шпиндлер и ее сын Матвей. Где именно они расстреляны, мне неизвестно. О том, что евреи расстреляны говорили в полиции, кроме того, я ходила на квартиру к матери мужа Тамаре Борисовне Шпиндлер (она жила на Пушкинской улице) и мне сказали, что ее арестовали и все ее вещи конфисковали, а позднее передали, что она расстреляна в числе других евреев, жителей гор. Старая Русса.

Старая Русса находилась в оккупации до 18 февраля 1944 года. В результате боевых действий город был полностью разрушен.Старая Русса 1941—1942 Подбитый танк PzIII

31-го декабря 1944 года Старорусская городская комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в составе Ицкевича Я.Е. (председатель), Становой Л.А., Изотова В.Н., Кулешовой Н.И. (члены комиссии) составили акт № 9, в котором говорилось следующее: «В первых числах сентября месяца 1941 года немецкие военные власти объявили регистрацию всего еврейского населения, проживающего в городе Старая Русса, после чего всех евреев независимо от возраста обязали носить белые повязки на рукаве.

Спустя две недели после регистрации, немцы арестовали всех евреев, в том числе женщин, детей и стариков, и посадили часть в тюрьму, а часть в приспособленное здание под тюрьму в монастыре. По ночам из здания тюрьмы доносились крики истязуемых немецкими палачами ни в чем неповинных женщин детей и стариков. Немцы расстреливали целые семьи лишь только за то, что они принадлежали к еврейской национальности. Немцами расстреляны Борушкин Михаил и его отец, Зеликман, муж и жена, Борушкина Зеля, 80-летняя старушка Борнштейн Софья Борисовна, Филькинштейн с двумя малолетними детьми и др.

Остальные арестованные евреи, после истязания в тюрьме, немецкими палачами вывозились на автомашинах и дальнейшая судьба этих несчастных жертв неизвестна, т. к. никто из арестованных в настоящее время в город не вернулся.

Проведенной немцами операцией в городе истреблено до 2-х тысяч мирного еврейского населения.

Правильность указанных в акте фактов подтверждается личными заявлениями и протоколами опроса жителей города Старая Русса – Шпиндлер Зинаиды Ивановны, проживающей ул. Дубовицкая, дом № 8, Андерсон Варвары Федоровны, проживающей ул. Бетховена, дом № 35, Лапшиной Ираиды Ермиловны проживающей ул. Клары Цеткин, дом № 12, Сухаревой Анны Павловны, проживающей ул. Пушкинская, дом № 15.

О чем и составлен настоящий акт».

28 и 29 октября 1944 года Комиссией была произведена эксгумация трупов в районе улицы Бетховена. Из акта эксгумации следует:

1. Территория городских огородов по ул. Бетховена служила для фашистов местом закапывания в землю трупов замученных ими советских граждан.

2. В здании бывшей тюрьмы, с момента захвата фашистами Старой Руссы, заключены были граждане города, преимущественно евреи; всего около 1500 человек. По заявкам вернувшихся из немецкого плена, в течение длительного времени ежесуточно, около 2 ч. ночи, из тюрьмы слышались крики, плач и рыдания, редкие выстрелы и выезжали закрытые автомобили. <…>

При досмотре городских огородов по ул. Бетховена обнаружена площадь размером 120 х 90 м. <…>

Экспертная комиссия произвела раскрытие двух ям – могил и в четырех местах раскрыла смежное со рвом осевшее пространство земли, оказавшееся братской могилой.Старая Русса Отечественная война немцы и повешенный

Извлечено было и исследовано 34 трупа. <…>

Второе обследование местности и здания, произведенное Комиссией, относится к тюрьме и ее окрестностям. Здесь при самом тщательном осмотре Комиссией подвалов, стен с внутренней и наружной стороны, двора, огородов, околостенных пространств и более отдаленных мест по так называемого Соленому ручью, подозрительных мест, напоминающих провалившиеся могилы не обнаружено. <…>

Заключение

<…>7. Обследование зданий тюрьмы и ее окрестностей, в которой содержалось около 1500 человек, главным образом евреев и исчезновение всего этого количества советских граждан, дает основание установить факт отсутствия могил вблизи тюрьмы. Заключенные в тюрьме грузились на автомашины и увозились для уничтожения (ибо из заключенных фашистами в тюрьму, еще никто до сего времени не вернулся в г. Старую Руссу) в более отдаленные от тюрьмы пункты, но эти пункты точно еще не установлены»[11].

Однако в показаниях граждан, указанных в актах ЧГК в качестве свидетелей, факты, говорящие об уничтожении 2 тысяч человек еврейского населения, отсутствуют. Все свидетели были допрошены старшим уполномоченным Старорусского ГО НКВД Комаровым.

Так в показаниях З.В.Шпиндлер говорится о следующем: «С начала оккупации я проживала в г. Старая Русса и знаю следующие факты зверств, чинимых немецкими войсками, а именно:

В первых числах сентября 1941 года немецкие военные власти объявили регистрацию всего еврейского населения, проживающего в Старой Руссе. Как происходил процесс регистрации и где я не знаю, но хорошо знаю, что происходил, т. к. моя свекровь Шпиндлер была еврейкой и она тоже ходила на регистрацию. Недели через две после проведенной регистрации всех евреев на машинах увозили в городскую тюрьму, а затем увозили неизвестно куда, имущество их было немцами разграблено, так было сделано с моей свекровью, она увезена, а имущество ничего не оставлено, все взято. Количество забранных (арестованных) евреев сказать не могу, но после этой проведенной немцами операции в городе не осталось ни одного еврея. Какая дальнейшая судьба этих несчастных людей мне неизвестно. Никто из арестованных до настоящего времени не вернулся».

Из показаний Лапшиной Ираиды Ермиловны: «Оставшись проживать на оккупированной территории в гор. Старая Русса, я была очевидцем нижеизложенных фактов преступлений немецких захватчиков и их пособников.

В октябре 1941 г. на территории военного городка в полку около собора происходили массовые расстрелы русских военнопленных. Почти ежедневно расстреливались большими партиями, так что учесть количество расстрелянных не представляется возможным. Трупы расстрелянных хоронили на берегу реки Полисть против улицы Бетховена, где и по настоящее время есть большие ямы-могилы, которые я могу показать. Изложенные мною факты я лично видела сама, т. к. жила по соседству.

В том же году осенью в Старорусском монастыре расстрелены мирные жители города Старая Русса:

1. Комендант горсовета Леонтьев, имени не знаю.

2. Семья Зеликмана – муж и жена.

3. Борушкина Зеля.

4. Борштейн София.

5. Архиповы, муж и жена, до войны работал плотником в стройконторе.

6. Филькинштейн с двумя малолетними детьми, эвакуированная семья из-под Ленинграда.

Все перечисленные лица расстреляны на территории монастыря, яму-могилу я также знаю и могу показать.

Имущество расстрелянных было немедленно разграблено немецкими солдатами и местной полицией. Это я также лично видела. <…..> ».

Из показаний Сухаревой Анны Павловны: «Я гражданка Сухарева А.П. заявляю в комиссию о том, что я была свидетелем чинимых зверств над мирным населением и военнопленными в городе Старая Русса немецко-фашистскими захватчиками. <….>Старая Русса Отечественная война немцы и повешенные

5. Все еврейское население немцы обязали носить белые повязки, затем они постепенно из города стали пропадать. Гр-ка Матвеева однажды спросила: «Куда вы деваете евреев?», ей немец ответил, что «везем в хорошее место», а затем я уже слышала от населения, что их расстреливали в тюрьме…»

Из показаний Андерсон Варвары Федоровны: «…Особенно плохо немецкие захватчики относились к еврейскому населению. Был издан приказ, по которому все евреи в городе обязаны были носить на рукаве белые повязки. Кроме того, я слышала, что в здании бывшей тюрьмы было заперто много евреев, в том числе дети и престарелые. Несколько дней из здания тюрьмы доносились крики посаженных туда евреев. По разговорам всех заключенных впоследствии расстреляли. Из числа расстрелянных евреев я лично знаю Борушкина Михаила и его отца…».

Никакой другой информации об уничтожении нацистами и их пособниками еврейского населения в городе Старая Русса в показаниях свидетелей, на которых ссылаются в актах ЧГК, нет.

Но кроме этого есть материалы, собранные сотрудниками органов государственной безопасности.

Так в секретном сборнике материалов о немецких разрушениях и зверствах, деятельности разведывательных и контрразведывательных органах противника в районах Новгородской области, подвергавшихся оккупации, который был издан Управлением НКГБ СССР по Ленинградской области в 1944 году, о Холокосте в Старой Руссе говорится следующее: «С первых же дней прихода немцев в г. Старая Русса было установлено зверское отношение к еврейскому населению. Евреям было приказано на левом рукаве носить белую отличительную повязку. Был случай, когда собрали все еврейское население и публично расстреляли 25 человек разного возраста.   Позднее было расстрелено все еврейское население в один день»[12].

Советские органы Государственной Безопасности, получая информацию о положении на оккупированной территории, выделяли информацию о злодеяниях гитлеровцев. Так агент <….>, находившийся о сентябре – ноябре 1941 г. в Старой Руссе, сообщил следующее: «Все еврейское население города собрано в тюрьме. По ночам из нее раздаются крики. По рассказам местных жителей там находилось больше 100 человек».

Выявляя пособников гитлеровцев, сотрудниками органов государственной безопасности были допрошены многие жители города, проживавшие в нем во время оккупации.

Из протокола допроса А.В.Львова:

«Вопрос: Что вам известно о массовых расстрелах   на территории тюрьмы русских граждан и еврейского населения?

Ответ: В период моей работы на территории тюрьмы и складе с октября 1941 г. по апрель 1943 г. мне ничего не известно. Еврейское население было расстреляно, в каком количестве я сказать не могу, до октября месяца, до начала моей работы на складе (располагался во дворе тюрьмы – Б.К.).

Вопрос: откуда вам известно, что еврейское население было расстреляно на территории тюрьмы в этот период времени?

Ответ: О том, что еврейское население было расстреляно на территории тюрьмы, я знаю со слов Новоселова, который до меня был заведующим складом зерна. Он мне показывал огромных размеров могилу, земля на ней была еще свежая. Показывая могилу, он сказал: «Вот могила расстрелянных евреев, но учти, это говорить никому не надо, это секретное дело». Сколько человек было расстреляно евреев, и кто производил расстрел я не знаю, но утверждаю, что в этой могиле было большое количество расстрелянных евреев и могилу эту я видел сам».фашисты расстрел

Что касается захоронения в районе улицы Бетховена то имеется ряд показаний, в частности М.М.Королевой, которые говорят о том, что там закапывались тела советских военнопленных: «С сентября месяца и примерно до середины октября я работала при городской управе в качестве рабочей похоронного бюро.

Каждый день я выходила к 8 утра на работу к помещению городской управы. К этому времени из немецкой комендатуры приходило несколько жандармов и нас в количестве 60 – 80 человек по распоряжению Богачева, работавшего в отделе кадров городской управы, направляли на закапывание трупов военнопленных красноармейцев. Трупы хоронили между улицей Бетховена и берегом реки Полисть. В день мы закапывали до трехсот трупов. В основном мы привозили трупы из лагеря русских военнопленных, находившегося в здании бывшей казармы».

В ее показаниях есть и информация об уничтожении еврейского населения: «В октябре или ноябре месяце 1941 года все население города Старая Русса проходило регистрацию. Регистрация проводилась в помещении бывшей аптеки на Советской улице. Я видела, что немецкими солдатами была приведена группа евреев в количестве 20 – 30 человек, под конвоем куда-то отведенных.

Через некоторое время после этого, работая в поле на уборке капусты, недалеко от городской тюрьмы, к нам прибежали несколько женщин (фамилий их не знаю) и сказали, что немцы из тюрьмы поведи на расстрел евреев. Мы работавшие совместно с немцами, на уборке капусты, хотели сходить посмотреть, но немцы нас не пустили. Через некоторое время я отчетливо слышала автоматные выстрелы. На второй день я ходила смотреть на то место, где были расстреляны евреи. Трупы их были убраны и зарыты в две большие ямы»[13].

Материалы, полученные органами государственной безопасности, использовались для привлечения к уголовной ответственности пособников гитлеровских оккупантов. Однако в ЧГК они переданы не были.

24 – 25 июля 1941 года евреев, жителей Новгорода вызвали в НКВД и предложили им в течение 2 – 3 дней выехать из города на восток. Большинству из них удалось успешно эвакуироваться в советский тыл.

Город Сольцы находился в условиях немецкой оккупации с 14 июля 1941 по 21 февраля 1944 г.

Согласно акта ЧГК: «В июле месяце 1941 года немецкие захватчики в городе Сольцы собрали всех евреев, которым на рукавах одежды сделали белые повязки с надписями «иуда», а через несколько дней их всех собрали   в одно место, в т. ч. и детей их семей у кого имелись и последних расстреляли. Из расстрелянных комиссией удалось установить фамилии только 5 граждан.

Расстрел проводил немец из жандармерии – Отто»[14].

Из показаний П.Н.Красавина: «По существу заданных вопросов поясняю, что во время оккупации города Сольцы немецкими войсками, когда немцы в июле 1941 года заняли город, то сразу же стали проявлять зверства к оставшимся евреям. Каждому взрослому еврею сделали на рукавах белые повязки в отличие от русских и назвали их «иудой». Потом в один день евреев собрали вместе с детьми, посадили на машину, отвезли в лес и расстреляли взрослых и детей.фашисты отечественная война оккупация

Как мне известно, расстреляли следующих евреев:

1. Бернат Борис Егорович, 40 лет, его жена Бернат Алек., 40 лет, их двое малолетних детей – две девочки школьного возраста.

2. Авербух Абрам Тимофеевич, 60 лет, его жена около 60 лет.

3. Гришкевич Осип – 70 лет.

4. Зарецкая Евгения – 40 лет.

5. Донда – 28 лет.

Их всех зарыли в общую яму. Расстреливал все время жандарм Отто»[15].

Город Холм был оккупирован гитлеровцами со 2 августа 1941 г. по 21 февраля 1944 г.

В политдонесении политотдела 33 стрелковой дивизии начальнику политотдела 3-й ударной армии о зверствах немецких оккупантов в городе Холм приводятся свидетельские показания Валентины Осиповны Козловой: «Немцы расстреляли все еврейское население нашего города»[16].

Осуществление политики массового геноцида еврейского населения на оккупированной территории было бы невозможно без пособничества гитлеровцам некоторой части местного населения. Под влиянием нацистской пропаганды, желая выслужиться перед новыми хозяевами, бездумно и осмысленно выполняя приказы нацистов коллаборационисты принимали активное участие в уничтожении еврейского населения. Следовательно, они несут полную ответственность за это преступление против человечества.

И в небольших деревнях, в Новгороде и Пскове, в пригородах Ленинграда[17] на протяжении нацистской оккупации шло целенаправленное уничтожение еврейского населения. Этот геноцид осуществлялся исключительно по национальному признаку.

 




[1] Цит по: Гилязов И. А. На другой стороне (Коллаборационисты из поволжско-приуральских татар в годы второй мировой войны). Казань, 1998. С. 18.


[2] Альтман И.А. Жертвы ненависти. М., 2002. С. 546.


[3] Государственный архив Псковской области (далее – ГАПО), Ф. Р-903, Оп. 3., Д. 1., Л. 75.


[4] Там же, Ф. Р-481, Оп. 2, Л. 65.


[5] «Порховская правда», 19 июля 1942 г.


[6] Ковалев Б.Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России. М., 2004, С. 250.  


[7] Из беседы автора с комиссаром 5 ПБ Сергуниным И. И. 12 марта 1993 г.


[8] АУФСБНО. Д. № 43689. Т. 2, С. 119 – 121.


[9] АУФСБНО. Д. № 43689, Т. 1, С. 87 – 90.


[10] Там же, С. 123 – 127.


[11] АУФСБНО. Д. № 43689, Т. 1, С. 221.


[12] АУФСБНО, Ф. 7, Д. 33. Л. 57.


[13] ГАНО, Ф. Р–1793, Оп. 1, Д. 129, Л. 89.


[14] Там же, Ф. Р–1793, Оп. 1, Д. 30, Л. 56.


[15] Там же.


[16] «И ничто не забыто…», Новгород, 1996. С. 89.


[17] Подробней см. Плоткин К. Холокост у стен Ленинграда. СПб: Новая еврейская школа,2004. 104 с.



Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: