ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 17.02.2018 в 11:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 745

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5,  Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12,  Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18, Глава 19,

20. Мы мирные люди, но наш бронепоезд


СТОИТ НА ЗАПАСНОМ ПУТИ.

Когда Шурпа появилась в замке Кары, он, как и неделю назад, принял её с распростёртыми объятьями. Широко раскинув длинные кряжистые руки и ещё шире улыбаясь, этот незнакомый с горечью поражений воин шёл по широкому подворью к сестре и кричал жизнерадостно:
— Шурпа, душа моя! Как рад я видеть тебя после урегулирования маленького неприятного инцидента на нашей северной границе! Надеюсь, ты успокоилась, напившись тёплой крови оскорбивших тебя наглецов? Индия замок дворецИли у моей сестрёнки на уме ещё какая-нибудь шалость? Честно говоря, я ждал вас завтра в полном составе. Но вижу, что ты решила опередить моих мальчиков, верно? Ты торопишься в Ланку? Твой виман готов вылететь хоть сейчас! — с этими словами громогласный и счастливый Кара обнял Шурпу и, приподняв над землёй, как в детстве, когда она была ещё малышкой, а он уже взрослым парнем, покрутил вокруг себя, совершив несколько быстрых оборотов против часовой стрелки.

Поставив сестру на планету, Кара спросил:
— Наверное, ты проголодалась? Идём в пировальню — там найдётся и выпить, и закусить.
— Идём, — бесцветным голосом сказала Шурпанакха.
— Что-то не так? Тебе жаль этих никчёмных людишек? Пресыщение победами? Ничего! Вот завтра парни придут — и мы...
— Они не придут, — прервала словоизлияния брата демоница.
— Как так не придут? А куда же они на фиг денутся?
— Роман убил их.
— Что? Какой Роман?
— Тот, кого они должны были убить. Он убил их всех в течение одной минуты. Я даже не успела ничего понять.
— Подожди, — тряхнул головой Кара, словно отмахиваясь от наваждения. — Давай по порядку. Кто кого убил?Индия замок дворец

— Перестань меня обнимать, брат, — попросила Шурпа, серьёзно взглянув на него.
Кара разомкнул объятия и, не понимая услышанного, сказал:
— У меня, кажется, что-то с ушами. Такое ощущение, что ты говоришь одни слова, а я слышу другие — противоположные по смыслу.
— Ты слышишь те слова, которые слышишь, брат. Этот человек убил четырнадцать твоих непобедимых воинов. При этом учти, что я только и успела, что два раза вдохнуть и два раза выдохнуть. Понимаешь? Ты понимаешь, о чём я говорю, великий Кара — Сокрушитель Индры и прочих богов? Мы шли по тропе в ущелье. Был поворот. Мы вышли к факелу, воткнутому в скалу — и оказались на освещённом месте. Я поняла, что это — ловушка, крикнула, чтобы погасили факел. Вокруг все стали падать. Факел погас. Был короткий шум: кто-то дрался. Я увидела, как стало светло — в течение нескольких мгновений наступило утро. Ко мне подошёл этот человек. Роман. Он был один. Все наши лежали на земле. Они были мертвы.
— Так, — тяжело проронил Кара и глубоко шумно вдохнул. — Ничего, сейчас всё станет на свои места. — Помолчав, он спросил: — Что ещё?девушка слёзы
— Ещё? — из глаз Шурпы брызнули слёзы, её затрясло: — Ещё он сказал, что не воюет с женщинами и отпускает меня.

— Бред, — произнёс великий хан.
— Он — не человек, он — машина, созданная убивать!
Шурпа упала на колени и стала говорить. Она говорила горячо и убеждённо. Чувствовалось, что она знает цену своим словам:
— Я вижу, Кара, что ты хочешь идти туда. Не говори, что это не так! Я с детства знаю тебя: ты всегда был моим любимым братом! Даже Рави я не люблю так, как тебя! Но послушай женщину: что-то изменилось в мире. Я печёнкой чувствую... что-то произошло... этот Роман... Неделю назад я просила тебя дать мне воинов, чтобы убить его. Но сегодня я умоляю тебя на коленях: никогда не ходи туда, брат! Этот человек — не человек и не бог. Он — Судьба, брат! Он — Зеркало! Понимаешь?! Если ты придёшь к нему с мечом — ты погибнешь от меча. Но если ты придёшь к нему с добром — он станет тебе лучшим другом и покровителем!

— Ты сошла с ума, сестра! — Кара стал чернее угля, добытого в Донецком каменноугольном бассейне. — Великий хан Кара не нуждается в покровителях и ему дела нет до способностей какого-то отдельно взятого лучника. У меня под рукой — четырнадцать тысяч могучих воинов! Через месяц за перевалом растает снег — и мы выступим в поход. Мы уничтожим этого Романа и всех людей, которые живут по ту сторону хребта. А теперь мы будем готовиться к походу — и ты увидишь, Шурпанакха, как умеют воевать непобедимые ракшасы!Ракшас

— Это ты сошёл с ума, брат, — безвольно пробормотала Шурпа. Тут она обмякла и равнодушно проговорила: — Впрочем, поступай, как знаешь.
— Я убью этого человека! — твёрдо сказал Кара.
Из чёрной тучи вылетела молния. Длинно, оглушительно и раскатисто по небу прокатился гром. Хлынул страшной силы ливень. Забежавшие под крышу Кара, Шурпа и слуги, посмотрев друг на друга, увидели лица, покрытые частыми красными полосами: из тучи на землю лилась кровь.

В пустое небо посмотрел —
и не увидел в нём печали.
В рассвета розовом костре
печаль расплавилась свечами
под взором Матери моей.
Зорь сумерки — Её бровей
изгиб. Счастливая случайность
в очарованье чрезвычайном,
что не могло не зазвучать,
внутри Бессмертьем прорастая.
Неуловимая, простая,
во мне Покой рождает Мать.

И, сбросив страха скорлупу,
я птицей в Синеву взлетаю
и облаком в пространстве таю...
Пыльцой на Млечную Тропу
Небес, сияя, оседаю
под Материнскую Стопу.
Мать серебристыми следами
меня рассыплет на Пути
Ей ведомом. Лишь так пройти
возможно Путь. Мать созидает
меня и — Чистотой рождает,
Той Чистотой, Что мир простит...

Я буду Сын, Свидетель, Воин
и флейтой Кришны зазвучу.
И, став распятия достоин,
с Креста взирая, всех прощу,
увидев Матери Марии
в очах Любовь и Тишину.
А в Воскресение взгляну
в глаза Отца, в глаза родные.
Как в зеркало я в Них взгляну —
и отражу в Них Тишину.
Чтоб сын мой в Небо посмотрел —
и не увидел в Нём печали...



Продолжение следует....

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: