ГлавнаяСтатьиНужны ли зоопарки?
Опубликовано 12.03.2016 в 08:00, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 624

Нужны ли зоопарки?

Нужны ли зоопарки?

Для меня такого вопроса не существует: однозначно нужны! Скажу больше: город, даже маленький, а тем более региональный центр, не имеющий зоопарка, не может считаться полноценным.

Центр эмоционального притяжения

Однако уж сколько раз твердили и по сию пору продолжают твердить миру: «Зоопарки — позорный пережиток прошлого, жестокое развлечение, тюрьма для несчастных животных. Необходимо закрыть их раз и навсегда, а зверей и птиц показывать на картинках, по телевизору и в природе».

Заявление эмоциональное и скорее дилетантское, хотя выглядит правдиво. Но как в каждой шутке есть доля шутки, так и в каждом правдивом утверждении зачастую лишь доля правды. А сама правда где-то по соседству.

Зоопарки, заметил я в прошлый раз, это не развлечение для детского возраста, как полагают многие, но серьезное явление мирового масштаба. Они имеют долгую историю — от античной до новейшей — и обширную географию. Им присуща собственная, специфическая архитектура с особыми инженерными решениями. С давних пор зоопарки существуют, комплексно сочетая в себе зоологию, зоотехнию, просвещение, озеленение, а теперь уже и высокие технологии.

Поэтому те, кто продолжает считать современные зоопарки зрелищем на уровне ярмарочного балагана и называть их зверинцами, проявляют элементарное невежество, не признавая или не замечая эволюции, которую эти учреждения прошли как минимум с середины 18-го века до наших дней.

Один мой московский коллега журналист как-то признался: «Для меня зоопарк гораздо больше, чем просто парк с животными. Это место общения и настроения. Туда я приходил с родителями в детстве, туда я теперь прихожу со своими детьми, а потом приду и с внуками. Когда ссорился с девушкой, куда шел? В зоопарк! Когда мирился, где мы встречались? Опять же в зоопарке. Получается, это центр эмоционального притяжения».

Пожалуй, лучше и не сформулируешь. И секрета в этом никакого нет. Зоопарк — одно из самых демократичных учреждений, придуманных человечеством. Для посещения картинной галереи, театра, даже стадиона надо обладать хотя бы элементарной культурной подготовкой, разбираться в правилах игры. Для посещения зоопарка ничего этого не нужно. Здесь, как в бане, все равны. Академик и дворник, бизнесмен и солдат, инженер и поэт, пионер и пенсионер, мужчина и женщина — каждый чувствует себя здесь свободно и выносит отсюда то, что нужно именно ему. И каждый взрослый в зоопарке всегда немного ребёнок.

Уже слышу возмущенные вопросы: «Да, но почему же это всё должно достигаться за счет ни в чём не повинных животных? Кто спросил их, хотят ли они ради нас томиться в неволе? И нет ли тут банального зарабатывания денег, наживы за счет несчастных бессловесных созданий?»...

Вопросы резонные и отчасти справедливые. Давайте разбираться.

Свободу попугаю?

Только сначала вопрос встречный. Почему человечество до сих пор убивает и поедает миллионы коров, свиней, овец, лошадей, верблюдов, буйволов и прочих домашних тварей? Кто спросил согласия этих «братьев наших меньших»? Никто, говорят мне. Так исторически сложилось. Такова уж их участь, определенная свыше.

«Софистика, пастор, софистика!». Демагогия чистой воды.

Тогда, говорят, потому, что не может человечество без мяса. Животный белок нужен нашему организму. Потребность такая имеется.

Вот! Это уже честный деловой разговор.

Если за сотни и даже тысячи лет содержание диких животных в неволе прошло эволюцию до современных высот, значит, потребность в том имеется. Не найду примера, чтобы какой-нибудь зоопарк был создан, что называется, из вредности, по причине чьего-то особо лютого отношения к зверям и птицам. Зоопарки ведь создаются не для животных, которых лишают свободы за некие преступные деяния (медведь задрал корову), и не для сотрудников зоопарков, которые больше ничем не хотят заниматься, как клетки чистить. Зоопарки создаются для людей и во имя людей.

Да, правда, было время, тот самый период зверинцев, когда их устраивали сначала для повышения статуса правителя, потом — действительно, в чисто коммерческих целях, на потеху публике. Но очень скоро к потребности зрелищ добавились научные потребности. Когда лучшие зоологические коллекции создавались не только для развлечения и отдыха горожан, но в значительной степени для того чтобы учёные могли даже не наблюдать поведение (какое уж естественное поведение в тех условиях!), а хотя бы реально представлять внешний облик зверя и птицы, рептилии и рыбы.

Потом организаторы и руководители зоопарков стали думать об эстетических потребностях. Людям уже недостаточно было смотреть на льва, из-под палки рыкающего в тесной клетке, они хотели видеть гордого царя зверей. И появился Карл Гагенбек с его зоопарком нового типа, где на смену клеткам пришли открытые вольеры, огороженные рвами. И скучный систематический принцип демонстрации животных (птицы в ряд за птицами, хищники с хищниками, копытные с копытными и т.д.) сменился географическим: животные Африки занимали свою территорию, обитатели Америки свою, а посетители совершали воображаемое кругосветное путешествие, не выезжая за пределы города. Одновременно улучшались условия содержания обитателей зоопарка. Одни перемены тянули за собой следующие. Животные превращались из действительно печальных узников в полномочных представителей своего вида среди людей. И люди уже начинали относиться к ним иначе, постепенно воспринимая их как личности.

Удивительно, но именно с улучшением условий для животных антизоопарковское движение, дотоле хилое и больше эпатирующее, начало пухнуть как на дрожжах. «Распахнуть клетки! Свободу попугаю!»...

Никого из этих активистов особенно не интересовало, что чувствуют сами животные. Хотят ли они свободы, особенно те, которые в клетке родились и в натуре век воли не видали? Юные науки зоопсихология, этология, биология зоопарка только делали первые шаги. Но любому здравомыслящему человеку было ясно, что привыкшие к жизни в неволе существа вряд ли адаптируются к вольной жизни. «Ничего! — бодро возражали оппоненты-зоопаркофобы. — Если они погибнут, то и пусть! Зато они погибнут свободными!».

Пять условий для животного

Процитирую известнейшего зоолога и писателя Джеральда Даррелла: «Беспокойство публики о животных, содержащихся в неволе, похвально, однако чаще всего основано на заблуждениях. Люди редко, очень редко осуждают в зоопарке то, что и впрямь заслуживает осуждения, зато готовы поднимать страшный шум из-за вещей, которые не играют ровным счетом никакой роли для животного».

Возражать таким, мол, птицы не люди, бесполезно до сих пор. Пусть многим животным подвластны чувства — радость и подавленность, страх и привязанность, обида и нежность, которые они могут проявлять, и мы это видим, но наши понятия добра и зла, свободы и несвободы им неведомы. Волк убивает овцу не потому что он злой или мстительный, а потому что если он вовремя не поест, то подохнет с голоду, а зарезать овечку существенно проще, чем догнать зайца или завалить лося.

Животные способны нас удивлять, но на 99,99% они предсказуемы, и требования их ограничены. Собственная территория, еда, вода, партнер для размножения — вот почти всё. Ради этих вещей они тратят энергию. В зоопарке и то, и другое, и третье, и четвертое зверь получает с доставкой на дом. Да еще учтём, что за его здоровьем следит ветврач, продлевая срок жизни до максимального... Куда энергию девать? На развлечения, игру — пятое требование. Самый страшный враг животного, особенно с развитой психикой, в неволе это скука. Из-за нее обитатели зоопарков начинают попрошайничать, ощипывать на себе перья, швырять в посетителей собственным помётом и развлекаться их реакцией. Когда это стало понятно, в зоопарках появилось отдельное направление работы — обогащение поведения и среды обитания животных.

Одновременно с этим передовые зоопарки начали создавать своим жителям так называемые условия, максимально приближенные к естественным. За ними потянулись и другие. У каждого зверя или птицы свои требования. Но тут имеются в виду не только площадь вольера и подходящий корм, но и его декоративное наполнение: скалы, водопады, коряги и брёвна, живая растительность. И соответствующие климатические условия — температура, влажность, вентиляция. Уголок пустыни. Таёжный бурелом. Джунгли под куполом. Крытый кусок антарктического побережья. Иной раз, чтобы увидеть животное в таких «естественных» условиях, нужно провести у вольера немало времени. Мало ли куда оно спряталось и с комфортом отдыхает! А есть вольеры-павильоны «с погружением», куда ты можешь войти, и где животные ведут себя поистине как в природе: ящерицы бегают в лесной подстилке, птицы порхают в ветвях, обезьянки качаются на лианах, а если захотят, могут сесть тебе на голову. Узниками, несчастными пленниками здесь и не пахнет. Мировой зоопарковский опыт ушел от клетки с решеткой на немыслимое расстояние.

Конечно, содержать современный зоопарк намного дороже, чем зверинец. И то, что для этого им приходится зарабатывать деньги — как иначе? Ничего плохого тут нет. И совершенно не согласен я с покойным Умберто Эко, в одном из своих эссе назвавшим сложные зоопарковские экспозиции Диснейлендом, эксплуатирующим животных. Потому что деньги, заработанные передовыми зоопарками на высокой цене входного билета, сегодня тратятся не только на поддержание должного уровня самого зоопарка и его развитие. А еще и на работу по сохранению редчайших животных. Причем уже не только в зоопарке, но и на их родине, непосредственно в природе. На организацию экспедиций, транспортные расходы, оплату труда егерей из местного населения, жильё и питание волонтёров, приобретение научного оборудования и т.д. и т.п. Зоопарки начали возвращать долги природе, от которой раньше они только брали.

Сегодня тоже берут, но уже значительно меньше. Огромное количество зоопарковских животных, особенно млекопитающих, давно и хорошо размножается, образовав целые невольные популяции, подчас намного превышающие численность этих животных в природе. Таковы, например, амурские тигры и дальневосточные леопарды. А такие виды как зубр и бизон, лошадь Пржевальского, олень Давида и антилопа аравийский орикс, и многие другие мельче размерами не исчезли с лица Земли, были спасены от полного истребления исключительно благодаря сохранению и разведению в неволе с последующим выпуском в природу.

Родимые парадоксы

К сожалению, большой путь, проделанный зоопарками в своём развитии, особенно в прошлом столетии, до сих пор затронул не все из них. По разным причинам — экономическим, религиозным, политическим… И до сих пор существуют — и даже до сих пор создаются! — зоопарки, недалеко ушедшие от своих ярмарочных предшественников-зверинцев. Это горькая правда.

Не будем «кумушек считать трудиться». Оборотимся сразу на себя. Сколько действительно хороших, достойного уровня зоопарков насчитаем мы в России и странах бывшего Советского Союза? Положа руку на сердце — едва ли десяток из примерно сотни заметных зоологических коллекций. И то — на уровне постсоветского пространства. До среднего европейского уровня дотянет хорошо если 5-6 из них, до мирового, даже не лучшего — ни одного, как ни пыжься. Ни по условиям для животных, ни по внешнему облику.

Грустно? Да.

Объясняется такая ситуация обычно одним и тем же: денег нет! При коммунистическом руководстве страной денег хронически не хватало, при капиталистическом их стало еще меньше. Ну, да так везде. Всем, не только зоопаркам, советуют: изыскивайте резервы, оптимизируйтесь, вводите дополнительные платные услуги, ищите инвесторов. А фактический хозяин — государство в лице муниципальных образований — умывает руки. На зарплату и оплату коммуналки средства худо-бедно отпускает, на корма уже не всегда, на развитие и покупку животных извольте искать сами.

При этом наши достижения в работе по разведению очень многих видов, в том числе редкостных, уникальных, в мировом зоопарковском сообществе общепризнанны.

Парадокс? Нет! Поясню, почему.

Для того чтобы размножить определенное животное, необходимо сложить для него сумму определенных требований, я об этом написал выше. Но сумму эту (своё пространство, еда, вода, партнер, развлечения и лечение) можно собрать и в самых простых условиях, и не обязательно в экспозиции, предназначенной взгляду требовательного посетителя. На служебной территории, например. Или в питомнике за городом. Змеи и многие беспозвоночные прекрасно себя чувствуют в закрытых пластиковых контейнерах — и спариваются, и приносят потомство.

А вот чтобы создать современную высокотехнологичную экспозицию — тут нужны большие деньги. Которых, говорят, нет. Впрочем, если объективно, нет по-разному. Всё зависит от возможностей города. В Москве и Петербурге их намного больше, чем, допустим, в Липецке или Ярославле. Но возможностями дело не ограничивается. Необходимы желание и воля местной власти. Которые, пожалуй, важнее денег.

В Москве волей бывшего мэра Лужкова была проведена полная реконструкция зоопарка, поднявшая его на новый качественный уровень. И она продолжается до сих пор. Уже не так бурно, но всё же идет, не придерешься.

А Ленинградскому зоопарку повезло меньше. Денег он получает в разы меньше столичного собрата. Правда, и территория его втрое меньше. Но здешнее руководство, периодически сменяясь, долгие годы — вот уже скоро 100 лет из его 150-летней истории — мусолит вопрос о строительстве нового большого зоопарка на питерской окраине. И потому зоопарк, конечно, реконструируют, чтобы не рассыпался, но не спеша, в час по чайной ложке, в ожидании возможного переноса. По наследству передавая эту досадную для местной власти ношу как эстафетную палочку вместе с другими городскими проблемами.

Липецк с Ярославлем города почти равнозначные по возможностям. Вот только в Липецке созданный в советское время небольшой зоопарк в центре города в 1990-е едва не был закрыт местной властью и сохранился лишь благодаря неистощимому энтузиазму нового директора, пришедшего туда 20 лет назад. А большой зоопарк в Ярославле был выстроен на месте пригородной пустоши семь лет назад при энергичном участии мэра Виктора Волончунаса. Как подарок ярославцам за два года до 1000-летия города. И сегодня официально позиционируется как главная туристическая достопримечательность древнего города.

Вы можете привести другой пример такого же отношения к зоопарку по родной стране? Я — вот именно такого же — не могу. Хотя, например, зоопарк в Ижевске (на фото), построенный одновременно с Ярославским, также смог появиться только благодаря инициативе и железной воле здешнего главы, удмуртского президента Александра Волкова. Причем на бюджетные средства, без привлечения копейки со стороны, что я слышал от самого Александра Александровича. Но вот главной туристической аттракцией этот зоопарк не величают, хотя и могли бы.

Время туриста

А теперь заметьте, где на нашей планете зоопарки развиты лучше? Где в них животные не чувствуют себя узниками, получая максимум возможностей, а посетители уходят с ощущением радости, а не жалости и сострадания? Грубо говоря, в странах с демократической государственной системой и (или) высокоразвитой экономикой. США, Германия, Швейцария, Великобритания, Нидерланды, Австралия, Сингапур... Технологически высокоразвитая Япония отдает предпочтение масштабным океанариумам. Коммунистический Китай поднялся экономически — пошли там на подъём и зоопарки, понемногу, но пошли. Бывшие страны Восточной Европы помахали рукой социализму, и теперь зоопарки Чехии, Польши, Венгрии не узнать по сравнению с тем, какими они были 20 лет назад, лично свидетельствую. Хотя экономика там пока не догнала немецкую или швейцарскую.

В странах с сильным религиозным влиянием — католических, исламских, где к животным привыкли относиться без особого пиетета, зоопарки по-прежнему в загоне. Это правило, из которого есть исключения. Католическая Испания после правления Франко принялась создавать современные даже не зоопарки, а биопарки, и реконструировать старые — требование Евросоюза. Исламские, экономически продвинутые Малайзия и Эмираты приглашают западных спецов для развития своих зоопарков. Почему? Да очень просто — ради туристов. Чем больше достопримечательностей, тем лучше, а хороший зоопарк — замечательный турпродукт. Жаль, что по всей России это пока поняли лишь руководители Ярославля.

Огромный тропический павильон «Гондвана (Gondwanaland)» в Лейпцигском зоопарке стоил около 70 млн. евро и строился в целях повышения туристической привлекательности города. Циклопических размеров комплекс для содержания африканских слонов (около 20 млн. злотых) в зоопарке Познани создавался точно под тем же лозунгом. Вот лишь два относительно свежих примера, которые я лично видел, и они весьма показательны.

Времена настали другие. И зоопарки волей-неволей должны идти с ними в ногу. Они должны зарабатывать деньги для города, должны быть любимы не только горожанами, но и приезжими, должны быть включены в сферу турбизнеса. Что совсем не мешает, а помогает зоопарковским животным, и пора прекращать вопли об их «жестокой коммерческой эксплуатации». Строя сегодня новый зоопарк, его создатели в первую очередь должны думать о его туристической привлекательности и экономической состоятельности, альтернативы нет.

Реально ли это? Ведь всю жизнь мы слышим одну и ту же нудную песню: зоопарк дело невыгодное, не может окупать своё существование. На самом деле, всё реально, если захотеть. И тому есть примеры, тому есть варианты, но об этом как-нибудь в другой раз.

Другое дело, что уже существующий паршивый зоопарк, если он паршивый, должен не закрываться, а меняться даже не в лучшую, а в до неузнаваемости лучшую сторону. Самим зоопаркам такое не по силам, поэтому местная власть, желающая развивать не только себя любимую, а еще и свой регион, должны помогать им в этом деле. Кто хочет, делает, кто не хочет, ищет причину не делать. Этот постулат на примере зоопарков особенно нагляден.

Сегодня важнейшей ролью зоопарков в целом продолжает оставаться рекреация, отдых населения. Недаром в любящих спорт США общая годовая посещаемость зоопарков значительно превышает посещаемость всех вместе взятых матчей по футболу и бейсболу и теннисных турниров. Но теперь не менее важны просветительная, научная и экологическая задачи. «Идеальный зоопарк, — определил Джеральд Даррелл, сам, между прочим, создатель зоопарка, — это комплексная лаборатория, учебный центр и звено в системе охраны природы».

Идеальных зоопарков нет, и вряд ли когда-нибудь они появятся. Но важно ведь не столько достижение идеала, сколько стремление к нему, верно? Как-нибудь мы с вами вернемся к этой теме. А пока свой следующий пост я планирую посвятить рассказу о Джеральде Даррелле.

До встречи через неделю!

Фото автора.

Читайте также:

ZOOметки натуралиста: Профессиональный посетитель зоопарков

"В эфире животных" - онлайн-трансляции из зоопарков мира

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: