ГлавнаяСтатьиМоя удивительная история
Мы живем лишь однажды
Опубликовано 11.02.2018 в 12:15, статья, раздел Наследие
автор: ОК-журнал (Елизавета Бородина)
Показов: 288

Моя удивительная история

«Я хочу получить от жизни больше, чем я имею сейчас!» именно с такой позицией я жила до недавнего времени. Мне трудно объяснить, почему этот лозунг въелся в моё сознание. Возможно, на меня оказывалось давление со стороны сверстников, друзей и знакомых... Казалось, я совсем молода, но за мою жизнь произошло не мало. 

Осень сменялась зимой, зима — весной, мои мысли перерастали в цели, а сами цели становились результатом, незнакомцы на улице становились друзьями, а близкие друзья стали чужими незнакомцами, — все менялось и продолжает меняться. Сейчас мне есть, что сказать, но правда не всегда находятся те слова, чтобы всё описать и выразить откровенно...Моя удивительная история

Ранним утром я как обычно торопилась в школу. Шла не оглядывалась по сторонам. Слушая любимый трек и листая новости, я уединилась сама с собой. Меня никто не трогал, и мне было комфортно. Я всегда считала, что жизнь никогда не делится на чёрное и на белое, что в ней есть только положительные аспекты и вряд ли бывают тёмные. Рядом со мной в автобусе сидела старушка. Она была чем — то встревожена, обеспокоена. Мне хотелось спросить в чём дело, но подумав «а надо ли?», я предпочла ехать молча, слушая музыку. Когда подошел кондуктор, старушка не могла расплатиться за проезд, она долго пыталась найти кошелек, но эти поиски не оправдались успехом. На неё косо смотрели пассажиры, оскорбительно выражался и сам кондуктор в её адрес. К сожалению, за неоплату проезда, она должна была покинуть автобус. Закон прост: за неоплату проезда — плати штраф и выходи... Мне стало жаль её, и я посчитала, что будет разумно, если я заплачу за неё.
В наше время отношение людей зависит к тебе только от толщины твоего кошелька. Это уже всем известный факт. Ты будешь в центре внимания, если у тебя достаточно средств. Мне стало так противно от этого и абсолютно понятно, насколько жалок этот мир. Мы деградируем всё больше и больше. Мы растеряли всё самое дорогое, мы растеряли свои духовные ценности. У нас слишком мало времени, чтобы совершать ошибки. Мы живем лишь однажды, у нас нет второго шанса, что—либо исправить или что—либо сделать по—другому. Наше время — это всего лишь иллюзия. Оно забирает безмерно, но дарит намного больше. Закон бумеранга!
Мы долго ехали молча, нам не удавалось заговорить. В её руке был оборванный клочок фотографии, на которой был изображен молодой человек в форме:
— Это всё, что у меня осталось от сына — сказала старая женщина.
— Почему вы о нём говорите в прошедшем времени — едва шепотом спросила я.
— Он погиб в Афганистане в мае 1985 года — кротко ответила она.
Мне ничего не хотелось отвечать, на секунду я сама приняла на себя этот «материнский удар». Я видела, как по её щеке текла слеза, я это видела... Моя удивительная историяЯ видела, как бережно она хранит эту фотографию и поняла насколько этот клочок бумаги ей дорог. У неё нет никого, она совсем одна. Оставшуюся дорогу я ехала с мыслью о том, через что мог пройти в Афганистане ее сын. Мне известно, что в 1985 мотострелки пытались прорваться в так называемый Старый город, занятый моджахедами. Навстречу им наступала местная афганская дивизия, знаменитая тем, что половина солдат из нее дезертировала, а остальные предпочитали заниматься грабежом и мародерством, нежели подставлять свои непутевые головы под душманские пули. Подмоги, на которую очень рассчитывали в советском штабе, не предвиделось на этот раз.
А идея была заманчива: на максимальной скорости прорваться в глубину обороны противника, расчленить ее на отдельные очаги сопротивления и уже оттуда диктовать свои условия бандформированиям. Если бы этот «блицкриг» удался, его вполне можно было бы заносить в учебники по тактике. Но все на кривых, ухабистых улочках получилось совсем не так, как задумывали штабные стратеги. Танки и бронетранспортеры завязли в паутине кварталов. С оголенных флангов на них обрушился шквал огня бандитов, и атака захлебнулась.
Бронетранспортер, экипаж которого возглавлял младший сержант Шиманский, спешил на помощь к подорвавшемуся на мине танку и сам был остановлен выстрелом из гранатомета. Сорванная с места башенка боевой машины сразу же убила пулеметчика. И тут же снова БТР подбросило...

Читайте другие статьи в рубрике «Наследие»


«Мину поймали!» — понял младший командир. И поинтересовался у водителя: — Как мотор? — Тянет пока...
Но новый взрыв потряс машину, и это были последние слова водителя. А из десантного отделения уже кричали:
— Сдохли движки! Уходить надо, младший сержант, слышь.
Шиманский подхватил водителя с размозженной головой и перетащил тело в глубину салона. Попробовал рулевое колесо и по тому, как захрустел рассыпающийся подшипник, что, даже если удастся вернуть каким-то чудом двигатели к жизни, уехать куда-либо будет невозможно.
— Все на землю! — крикнул парень.
Под колеса машины их выбралось всего четверо, и практически сразу же пришлось вступить в бой. Экономили патроны, стреляя одиночными выстрелами, но врагов было слишком много. И они наседали. И надежда на атаку, на поддержку солдат афганской народной армии таяла с каждым мгновением. А огненное кольцо вокруг сжималось еще быстрее...
— Приказываю застрелиться! — прокричал в суматохе боя Шиманский, и воины, уже видевшие зверства «духов», особенно жестокие — в отношении пленных «неверных», сползлись вместе, обнялись. Каждый потом стрелял в себя сам. Последним пулю в висок пустил младший командир — девятнадцатилетний парень, как и другие ребята. Моя удивительная история
Я продолжала смотреть в окно и гонять мысли в голове. Повернувшись к ней, чтобы спросить, я увидела пустое место... Я не заметила, как старушка вышла из автобуса. Выбежав на следующей остановке, я пыталась её найти, но её не было нигде. Я бежала по снегу, я спрашивала у прохожих, но всё безрезультатно. Сопоставляя свои знания и ту информацию, что сказала мне старая женщина, я догадалась, что тот младший командир — девятнадцатилетний парень, который пустил себе пулю в висок — это и есть её сын. Я хотела ей сказать об этом! Я хотела ей сказать, что её сын герой, что он не продал Родину, он не предал её, как другие предают. Хотя, она его мать! Она итак это знает, ведь материнское сердце невозможно обмануть.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: