ГлавнаяСтатьиНаследник Василия Шукшина
издательство "Союз писателей"
Опубликовано 2.02.2018 в 13:40, статья, раздел Наследие
автор: ОК-журнал (издательство "Союз писателей")
Показов: 395

Наследник Василия Шукшина

Двадцать первый век — век информационных технологий. Жизнь похожа на калейдоскоп с постоянно мелькающими картинками. Человек, который по своим психологическим и физическим способностям не отличается от предков, живших столетия назад, вынужден приспосабливаться к нескончаемому потоку сообщений. 

Он учится делать десять дел одновременно, забывая, что далеко не каждый рожден Юлием Цезарем. Испытывает колоссальное давление и в итоге стресс. Наверное, именно этим объясняется засилье легкой, отвлекающей литературы на полках магазинов. Найти современную серьезную книгу сегодня не просто трудно — практически невозможно. Но значит ли это, что новому поколению не нужна пища для ума вместо информационной и эмоциональной «жвачки», приносящей больше вреда, чем пользы?Василий Шукшин

Роман алтайского писателя Александра Коломийцева «Становление» по праву может быть назван исключением из общего правила. Написанный сегодня, он создавался согласно канонам классической русской литературы. Некогда земляк автора Василий Шукшин, чей талант неоспорим, обращаясь к своим коллегам, сказал: «Макай свое перо в правду». Следуя этому завету, Александр Коломийцев рисует нам не красивую и бессмысленную сказку, а совершенно другую историю, непривычную обывателю, предпочитающему коротать часы за сериалами. Он использует личный опыт, знание жизни, понимание людей, чтобы отражать на страницах исключительно реальность. Рельефно выделяет все аспекты бытия и особенности эпохи, умело создает внутренний конфликт, присущий не только героям, но и читателям.
Сюжет книги возвращает нас в прошлое. В так называемый период брежневского застоя, когда старые идеалы уже начинали постепенно отмирать, но не настал еще момент для революционного рывка. «С западным ветром, лезшим во все щели, помимо сырости и дождей прилетало поветрие новых, американизированных европейских идей. Сырость разъедала гранит набережных, американизированные европейские идеи — человеческий гранит. В американизированном европеизме не было места русскости, советскости. Для них в новом перерождающемся европеизме были приготовлены лишь язвительность и презрение». Василий ШукшинАлександр Коломийцев, окончивший Ленинградский горный институт и большую часть сознательной жизни проведший в экспедициях, помещает героев произведения в знакомые ему не понаслышке условия. Молодой специалист, прибыв на первое место службы, с ужасом осознает, насколько устарели технологии, как закостенело руководство в своих примитивных и неэффективных методах работы. Именно он должен попытаться изменить ситуацию к лучшему, доказать свое право называться настоящим профессионалом и наладить взаимодействие с обществом и отдельными людьми. Одним словом, пройти сложный, полный препятствий этап становления.
Каждая проблема, поднимаемая автором, актуальна и сегодня. Как и в былые времена, молодежь должна определиться со своим будущим и научиться сопротивляться давлению, неизменно создающему помехи даже на самом прямом пути. Но прежде всего необходимо найти себя, понять, кем ты являешься и кем никогда не сможешь стать. Преодолеть пропасть между юношеским максимализмом и зрелым восприятием реальности. И на примере героя романа Александра Коломийцева можно определить для себя верный путь по этой тернистой тропе самопознания, самосовершенствования. И, когда первые плоды титанических трудов будут получены, настанет черед следующего шага, ибо процесс созидания собственного «я» бесконечен. «Прошел почти год его самостоятельной трудовой деятельности. Он не просто работал, он руководил. Пусть подначальный коллектив был небольшим, всего восемь человек, но жизнь этих восьмерых не в малой степени зависела от его способностей, трудолюбия и, не в последнюю очередь, от склада его души. Какой он: злой ли, сострадающий чужим проблемам, отзывчивый или черствый, признающий только собственное мнение, — все его качества имели влияние на судьбы подчиненных ему людей. Посещавшая его порой мальчишеская горделивость, ликование даже, тем обстоятельством, что ему подчиняются люди вдвое старше его, сменилась пониманием тяжести бремени руководителя».Алтай
Противодействие нового и старого, созидательного начала и болотной трясины, воспринимаемой многими как покой и постоянство; борьба того, что легко, и того, что правильно, — вот основные конфликты, разгорающиеся на страницах романа. Эта драма, где есть и психологизм, и романтизм, и идеализм, содержит в себе философский смысл, позабытую многими человечность, неравнодушие и глубокую любовь к своему народу, своему делу, своей Родине. Чувство патриотизма звучит в каждом слове. В характерах персонажей. В мелочах, позволяющих раскрыть широту легендарной русской души: «Да ты чо! Кто ж за ведро картошки деньги берет? Тем более знают, что приезжий. Ты на этот счет не сомневайся. Всяк понимает: человек приезжий, ни кола ни двора; чо не помочь-то?». В пейзажах, что служат фоном для разворачивающихся событий: «Белесый небосвод обмелел, пологие скаты его застила дымка, на которой проступало бесформенное льдистое пятно, испускавшее безжизненный блеклый свет. Лес замер в мертвой тишине, но смерти не было, лес жил. Под толстым покровом в нем хранились ростки и искорки жизни. Пихты оделись в добротные тулупы, полнотелые лиственницы закутались в опушенные снегом хламиды из осыпавшейся хвои, космами висевшей на ветвях. 85e1d0215efe9323448d0fbe0b12061a.jpegЛишь легкомысленные осинки выставляли напоказ стройные ножки и теперь обиженно вскрикивали, когда мороз, посмеиваясь, ласкался, касаясь колючей щетиной». Сдобренные емкими метафорами и яркими эпитетами, красочные описания вызывают желание покинуть каменные джунгли и отправиться к дальнему горизонту. Туда, где ждут добрые, отзывчивые, душевные люди, не успевшие погрязнуть в ворохе проблем и добровольно одеть свои сердца в непробиваемый кокон, заменив духовное материальным.
Роман Александра Коломийцева «Становление» — это глоток живительной влаги в иссушенной пустыне, где каждая песчинка — еще одна «бульварная» история. Читать это произведение, как книги классиков, можно десятки раз и неизменно открывать для себя что-то новое. На страницах живет правда, все еще имеющая значение. Между строк чувствуется дыхание эпохи, отголоски которой слышны и сегодня. В каждый абзац вложена сила, берущая начало в душе автора и развитая в характере его героя.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: