ГлавнаяСтатьиСтрах перед неизвестным: борясь с пугающими стереотипами
Жизнь в семантическом потоке:
Свои страхи у каждого
Опубликовано 30.01.2018 в 11:15, статья, раздел Технологии, рубрика Жизнь в семантическом потоке
автор: Илья Пожидаев
Показов: 386

Страх перед неизвестным: борясь с пугающими стереотипами

Чего мы боимся? У каждого, понятное дело, свои страхи — и всегда они сообразны конкретным жизненным обстоятельствам. Кто-то боится потерять работу, кто-то боится вылететь из института, кто-то боится в старости остаться никому не нужным и у разбитого корыта, а кто-то боится смерти близкого человека...

Все это в общем-то частности. Суть проблемы — в том, о чем нам многотомно писал дедушка Фрейд. Мы, правда, предпочитаем воспринимать дедушку Фрейда как персонажа, маниакально «повернутого» на сексе. А зря.Зигмунд Фрейд
У Зигмунда Фрейда есть две замечательнейших книжки: первая — «Я и Оно», вторая — «Недовольство культурой». Честно говоря, замечательнейших книг у Фрейда, конечно же, намного больше, чем две, — и в том числе по рассматриваемой тематике. Просто именно в этих двух книгах максимально подробно и понятно раскладываются по полочкам природа и истоки наших страхов. Можно по-разному относиться к Фрейду и к фрейдизму, но факт тот, что сделанные отцом психоанализа выводы — донельзя актуальны применительно к нашей повседневной жизни.

Если вкратце, то смысл фрейдовского учения, о котором много кто слышал, но которым почему-то мало кто интересуется, состоит в том, что все наши страхи — они родом из детства (это вроде как всем нынче известно), а также обусловлены культурой (это уже знает, к сожалению, не каждый). Проще говоря, все наши страхи (в общем-то фактически без исключения) обусловливаются нашими детскими, максимально ранними, переживаниями, после чего железобетонно закрепляются разнообразными «можно» и «нельзя» (которые, в свою очередь, и задает та самая культура). мама запрещает
Наши страхи проистекают, главным образом, из совокупности «нельзя», «заботливо» внушенных нам и заложенных в нас воспитанием. Нас с раннего детства убеждают, что «нельзя» — это плохо, пагубно и разрушительно, так что с этими самыми «нельзя» нам лучше вовсе не связываться. Нельзя получать «двойки», потому что иначе никуда не поступишь и станешь дворником (правда, практически никто из двоечников так и не становится дворником, но не суть — все равно «нельзя», просто «нельзя» — и все тут!). Нельзя выходить замуж поздно, потому что иначе понарожаешь дебилов (опять-таки с тем же, и даже большим, успехом дебилы могут родиться и у молодой, но, скажем, пьющей мамаши, но это опять-таки неважно — снова просто и незатейливо «нельзя»!). И так далее, и так далее, и так далее...

Нашим далеким-предалеким предкам, как известно, не был знаком наш теперешний бытовой комфорт, да и проблемы тогда, много-много веков и тысячелетий назад, были совершенно другими. Нужно было добыть мамонта так, чтобы при этом данный мамонт ненароком не затоптал, а еще чтобы точно также ненароком охотника не сожрал саблезубый тигр. страхи Под все эти дела выстраивались свои, сугубо специальные, «можно» и «нельзя». В мозги наших предков, по понятным причинам, воспитанным в значительно большей строгости, соответствующие «нельзя» въелись и вбились куда крепче — настолько, что передались нам — сквозь многие и долгие тысячелетия. Боязнь животных, темноты, незнакомой местности, замкнутого пространства и прочие подобные боязни — все они именно оттуда.
Совершенно без разницы при всем при этом, чего именно боится человек: нападения медведя в лесу, ссоры с мамой, инопланетян в тарелках или нависающей над головой сосульки. Природа всех этих страхов абсолютно идентична: человеку определяется перечень «нельзя» — и человек начинает от этих самых «нельзя» всячески шарахаться, стремясь всеми возможными и невозможными путями их обойти, чтоб, упаси Бог, не зацепило. Реальные свойства «опасного» предмета не имеют никакого значения: если младенцу будут внушать, что смертельно опасны, ну, скажем, кубики сахара — он, повзрослев, станет относиться к этим самым кубикам сахара как к чему-то, не в пример более убийственному, чем разовая доза героина. Если, конечно же, боящийся не начнет-таки жить своим умом (а ведь далеко не каждый начинает!). кошмары
Старая, добрая и народная рекомендация вышибать клин клином как нельзя лучше подходит к тем ситуациям, когда мы кого-то или чего-то боимся. Страх закладывается в нас, как правило, искусственно (так сказать, воспитательно) — с тем, чтобы мы даже не смели сталкиваться с тем, что нам в силу каких-то причин запрещено. Для этого запретное делается неизвестным. Лучше вообще не идти на это «что-то», чем сталкиваться с ним. Но нам нужно. Нужно идти на собеседование или на свидание (даже несмотря на то, что нам легко могут влепить «двойку»), нужно иногда уметь дать отпор даже высокому по должности «зверю» и так далее. В таких случаях есть только один выход: решительно и размашисто двинуться навстречу страхам (хотя для нашей психики, для нашего «Оно» — все это ровно то же самое, что и, скажем, прыгнуть в костер или броситься в пасть саблезубого тигра).
Страх — это на самом деле и есть не более чем реакция на неизвестность. страхи Неизвестность всегда пугает, предсказуемость пугать не может по определению. Каким образом может напугать то, что банально и привычно? Между категориями «страх» и «неизвестность» в общем-то даже с полным правом можно поставить знак равенства, и единственный действенный способ перестать бояться — это сделать предмет своего страха понятным, желательно — привычным. Конечно же, не стоит после этих слов дразнить опасных животных и совать пальцы в розетки, но с надуманными страхами (типа страха получить «двойку» или страха одиночества) можно и побороться — разумеется, через их безжалостное дезавуирование.
В общем, штудируйте «озабоченного» дедушку Фрейда, уважаемые читатели!

Другие статьи автора

Подписывайтесь на наши социальные сети: