ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 13.01.2018 в 11:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 516

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

 

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5,  Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12,  Глава 13Глава 14


15. Их дети сходят с ума от того,

ЧТО ИМ НЕЧЕГО БОЛЬШЕ ХОТЕТЬ.

Шурпа зашла в апартаменты Императора и, не обращая внимания на толпящихся замов и помов, спросила напрямую:
— Па, ну, я те дочь или где?

Равана оторвался от годового или какого-то другого финансового отчёта, с которым к нему так некстати, по мнению Шурпы, припёрся главный банкир, он же до кучи министр финансов и пахан теневой экономики Инок Энтий, и, абстрактно взглянув на дочку, честно признался:
— А кто ж его теперь разберёт, девочка.
— Не, ну ты чё, па, ваще, в натуре?
Равана наморщил лоб, искренне пытаясь что-то вспомнить, но за последние 456 лет своего августейшего, по единогласному мнению всех без исключения подданных, правления, в течение которого он, кроме вступления в многочисленные счастливые браки, неизменно заканчивающиеся разводами, имел честь лично участвовать в неисчислимых победоносных войнах, столько всего произошло, что такую мелочь, как имена своих дочерей, он запомнить просто физически был не в состоянии. благовонияТочно так же, как автор настоящего опуса не в состоянии дважды на память воспроизвести предыдущее предложение.

— Ну, не помню я! — Равана, словно оправдываясь, развёл руками.
— Тогда срочно вспоминай! А то у меня дело к тебе — первейшей важности!
— Что за тон?
— А чё? Нормальный тон! Я к тебе пришла или зачем!?
— Дочка! Не выводи меня из себя!
— Значит, всё-таки, дочка? — оскалилась Шурпа.
— Это я так, с твоих слов. Не мешай! Видишь, я работаю?
— Значит, работа для тебя важнее, чем родная дочь?!

Равана заревел от бешенства и, чтобы хоть чуть-чуть успокоиться, нанёс стоящему рядом с годовым отчётом в руках Иноку Энтию хук правой с разворотом. Энтий хрюкнул, упал на спину и скончался в страшной агонии.
— Назначьте нового министра финансов, да поживее! — распорядился светлейший император.
Место Инока Энтия, с которым мы на этом месте и распрощаемся (и навсегда!) занял невзрачного вида мужчина в роговых очках и бухгалтерских нарукавниках. Он патриотично щёлкнул костяшками деревянных счётов, украденных, очевидно, при бандитском налёте на отдалённое сибирское райпо, и пробормотал:
— Я здесь, мой император!
— Молодец! — похвалил его Равана.
— Служу императору и короне!
— Короне можешь не служить!
— Слушаюсь! Корону вычёркиваю, — произнёс новый минфин и в рабочем порядке произвёл запись в амбарной книге.
Шурпа подошла вплотную и воткнула длинный нож для колки льда новоявленному минфину в основание черепа. Тот упал навзничь. нож для колки льдаАгония этого министра финансов была даже более страшной, чем у предшественника.
— Назначить!.. — хотел было крикнуть Равана, пока охранники за ноги уволакивали из апартаментов два свежих трупа, но претендентка в дочери перебила его:
— Па, ну, не выпендрёживайся! Так мы с тобой только кучу народа зазря положим, а мы же не отморозки какие-нибудь, правда?

— Это точно, ваше высочество! — раздался весёлый жизнерадостный голос из толпы приближённых. За фразой последовал здоровый смех молодого, полного сил и энергии и хорошо вымуштрованного смеяться придворного.
Шурпа резко обернулась и выстрелила наугад. Из дула кольта лениво выползла струйка дыма. Пока дочка Раваны привычно продувала ствол оружия, в толпе раздался звук упавшего наземь тела. И тут же прозвучал язвительный голос:
— Вы не того пристрелили, мэм!
Шурпа выстрелила на голос. Упало ещё одно тело. Поскольку комментариев больше не последовало, девчонка весело озвучила своё умозаключение:
— Похоже, на этот раз того!

— Дочка! Ты срываешь государственное совещание, — капризным голосом произнёс Равана.
— Па, знаешь, как надоели эти твои примочки? Из-за твоих бесконечных совещаний простая рублёвская девчонка не может 5 минут с родителем поговорить!
Подданные сочувственно загудели.
— Вот видишь, па? И народ меня поддерживает. 5 минут — и парься дальше со своими министрами.
— Ладно, что там у тебя?
— Па, я замуж хочу.
— Так выходи! Какие проблемы?
— Па, меня в этой стране замуж больше никто не берёт!
— Так не выходи! Какие проблемы?
— А я хочу, понимаешь? Чтоб по-настоящему, чтоб жили долго и счастливо — и умерли в один день.
— Ну, вторую часть просьбы могу выполнить хоть сейчас. Кто из присутствующих тебе нравится?
Шурпа обиженно подобрала красивые пухлые губки и сказала:
— Ну и шуточки у тебя, папочка! Тем более, при посторонних!
— Так! — заорал Равана. — Всем срочно заткнуть уши!девушка

Он принялся с пристрастием смотреть на приближённых, которые всем своим видом и талантом устремились демонстрировать, как тщательно они могут затыкать уши. Выстрел прозвучал не неожиданно. Глядя на упавшего, Шурпа произнесла:
— Мне показалось, что этот подслушивал, — потом оглядела барабан, крутанула его пальцем и с сожалением сказала: — Блин! Патроны кончились!
По залу пронёсся единый вздох облегчения.
— Обманула-обманула! — радостно закричала Шурпа и стала разряжать обойму в толпу. Насколько ни были дисциплинированными приближённые величайшего из императоров, но и они утратили профессионализм государственных служащих и в панике побежали вон из апартаментов.

Шурпа игриво повернулась к отцу и сказала, заговорщически подмигнув:
— Ну вот, теперь можно нормально поговорить, папуля!
Равана вышел из себя и заорал:
— Ты что себе позволяешь, дура?! Это же — лучшие из лучших! Кого ты мочишь, скотина? С кем я работать буду?
— Ладно, па, расслабься!
— Нет! Я тебя накажу!
— Как? Пальчиком погрозишь? Или в угол поставишь?
Равана схватился за сердце и, громко задышав, пробормотал:
— Где валидол?
— На фиг тебе валидол? — в бешенстве заорала Шурпа. — У тебя же нет сердца! Дочь, можно сказать, умирает, а он... Валидол!
— От чего дочь умирает?
Шурпа мгновенно сменила настроение и, всхлипнув, пожаловалась:
— От любви!
— От какой, на хрен, любви?!
— Если бы я сама знала! — в этом месте Шурпа безутешно разревелась, упав отцу на грудь.

Равана с минуту стоял ошарашенный. Потом стал гладить её по красивым чёрным волосам, приговаривая:
— Ну, будет, дочка! Не плачь! Щас папка что-нибудь придумает.вимана
Вдруг глаза его радостно заблестели и он воскликнул:
— Ура! Придумал! Вот тебе, доченька, ключики от вимана «666». Заводи его — и лети на север, да подальше. Там тебя ещё мало кто знает: авось, какой-нибудь сердобольный мужичонка и отыщется.
— Какой ты у меня молодец, папусик! — просияла Шурпа, схватила ключи от самолёта, поцеловала родителя и стремглав бросилась на улицу.
— А ты, правда, моя дочка? — успел спросить вослед император.

Уже в дверях Шурпа остановилась, повернулась на длинных стройных смуглых обалденных ногах и честно призналась:
— Вообще-то, я тебе — родная сестра, Рави. А так классно выгляжу только потому, что профессионально занимаюсь фитнесом и хатха-йогой.
— Ну, ладно, — успокоился Равана, — всё равно близкая родственница, — и, чтобы замять неловкость, добавил: — Об этом я просто так спросил, без подоплёки.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: