ГлавнаяСтатьиСтарорусское детство Вадима Шефнера
12 января 1915 года родился Вадим Шефнер
Опубликовано 11.01.2018 в 12:15, статья, раздел Наследие
автор: Арсений Великрадский
Показов: 734

Старорусское детство Вадима Шефнера

С произведениями Вадима Шефнера я познакомился ещё в школьные годы. Тогда я буквально зачитывался научной фантастикой: Стругацкими, Лемом, Снеговым, Азимовым и Кларком. Но фантастика Шефнера была выделена мною в особый вид литературы, относящейся к этому жанру.

Первой книгой Вадима Шефнера, которую я прочёл, были «Сказки для умных». Это сборник фантастических рассказов, отличающихся от всех предыдущих произведений, которые я прочёл ранее, особым, трогательным сюжетом, тонкой иронией, и удивительно мудрыми мыслями, выраженными лёгким и красивым языком. Для меня Вадим Шефнер навсегда стал любимым писателем-фантастом. Вадим Шефнер

Уже позднее я познакомился с другим Шефнером, которого знали советские читатели. Для большого количества людей Вадим Шефнер — это поэт, автор прекрасных стихов, в том числе и этих строк:

Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести.
Словом можно продать, и предать, и купить,
Слово можно в разящий свинец перелить.
Но слова всем словам в языке нашем есть:
Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь.
Повторять их не смею на каждом шагу,-
Как знамена в чехле, их в душе берегу.
Кто их часто твердит — я не верю тому,
Позабудет о них он в огне и дыму....

(В. Шефнер. «Слова» 1956 год)

Вадим Сергеевич Шефнер — участник Великой Отечественной войны. Он родился 12 января 1915 года в Петрограде, в семье пехотного офицера, который впоследствии станет помощником командира Полка Красной Армии, и будет переведён в Старую Руссу. В Старую Руссу переедет и семья Сергея Шефнера. Срарая Русса старое фото

В книге «Имя для птицы или Чаепитие на жёлтой веранде» Вадим Шефнер так описывает начало своего старорусского детства: «По переезде в Старую Руссу мы первое время жили в казарме, занимая угловую комнату в первом этаже. Странная то была комната: очень длинная и очень узкая, прямо коридор. Стены ее покрашены были темно-коричневой краской. Поперек, деля ее на две части и оставляя сбоку небольшой проход, стоял коричневый шкаф. К тыльной стороне этого шкафа отец собственноручно прикрепил большой плакат, на котором был изображен Николай Второй со всеми клейнодами и регалиями — но в виде паука. Я спал на диванчике, когда-то обитом красноватым шевро; кожу давно кто-то срезал, только ее ошмётки торчали по краям». 

Вскоре отец Вадима Шефнера умирает от туберкулёза. В то время, когда антибиотики ещё не были открыты, смерть от этого заболевания была весьма частым явлением.
Чтобы выжить в это нелёгкое время, мать будущего писателя устраивается на работу воспитателем в детский дом. Старорусский период детства Вадима Шефнера связан именно с этим учреждением. Детдомовцы двадцатых годов — особый вид людей. В книге «Имя для птицы или Чаепитие на жёлтой веранде» описаны судьбы многих обитателей старорусского детского дома. Срарая Русса старое фото

Описывается и сам город, его улицы, дома, жители. Рассказ о городе Вадим Шефнер начинает так: «Из первого старорусского периода моей жизни особенно запомнилось мне первое в моей жизни посещение кино („синема“ — как говорила мать). Кинематограф, как мне помнится, находился где-то недалеко от большой рыночной площади, посреди которой высилась красная кирпичная башня. Когда мы вошли в зал, там уже полно было взрослых и детей, но мы с матерью все же нашли себе два места слева от прохода. Едва мы уселись, свет погас. Мне даже почудилось, что нашего прихода ждали, чтобы сразу начать кино-представление». Вадим Шефнер

Вспоминает писатель и о своих старорусских приятелях: «Изо всех ребят, с которыми водил тогда компанию, запомнил я только одного: Кольку Кошачьего. Кошачий — это была его кличка. Одним глазом Колька смотрел как человек, зато другим — как кошка: зрачок был не круглый, как у всех людей на свете, а чечевицеобразный, продолговатый. Это очень меняло выражение лица и производило странное, загадочное впечатление. Мы, ребята, любили с каким-то жутковатым и жестоким вниманием заглядывать ему в глаза. Он стеснялся своего кошачьего зрачка и сердился на нас. Но сердился без злобы: это был добрый мальчишка. Вообще добрые люди сердятся чаще, чем злые». 

Образы Старой Руссы, своих друзей по детскому дому впоследствии станут прототипами ярких характерных персонажей фантастических рассказов, вошедших в «Сказки для умных» и другие сборники произведений писателя. Его творчество пришлось на пятидесятые-семидесятые годы, расцвет советского строя. Но в то время, когда большинство писателей-фантастов Советского Союза писали о героическом покорении космоса — тему актуальнейшую для того времени, Вадим Шефнер писал о простых людях, о тех, кого мы каждый день встречали на кухне в коммуналке, или в очереди за маслом. Герой произведений Шефнера — простой человек, который попадает в необыкновенные обстоятельства. Предположу, что прообразами всех этих людей стали старорусские детдомовцы, на долю которых выпало жуткое детство Гражданской, и ещё более жуткая Отечественная война, сломавшая их молодость. Срарая Русса старое фото

Удивительно, но даже описывая отрицательных персонажей в своих рассказах, Вадим Шефнер не испытывает к ним зла. Видимо этот талант развивается у тех людей, на долю которых выпало пережить слишком много бед и горя. Они видели такое, в сравнении с которым все наши проблемы — детские шалости.
В середине семидесятых годов писатель возвращается в Старую Руссу, чтобы побывать в тех местах, которые он помнил с детства. Но почти всё, что было ему дорого, оказалось разрушено войной. Не было ни домов, в которых ему довелось жить, ни людей, которых он помнил. Изменилось и очертание многих улиц. 

О Старой Руссе 1974 года, какую увидел писатель во время своей туристической поездки он пишет так: «Русса постепенно становится каменной, но в ней еще немало улиц — широких и тихих, — застроенных деревянными аккуратными домиками. Уже нет длинных дощатых, серых, недружелюбных заборов, которых прежде было так много; но нет и деревянных тротуаров-мостков, доски которых так приятно пружинили под ногами. Очень разросся курорт, там стоят многоэтажные здания; но нет уже трамвая с паровозиком, автобусы давно прогнали его, даже рельсов не осталось. Мы побывали в двух книжных магазинах, они содержатся в образцовом порядке, уютны — и в то же время в них много покупателей. Нынешняя Старая Русса производит впечатление города процветающего, динамичного, как теперь принято говорить. Однако, к счастью, нет нервной спешки, торопни: прохожие идут по тротуарам спокойно, не стремясь обогнать один другого. Мне показалось, что люди здесь — если брать на круг — стали не только зажиточнее, а и внимательнее друг к другу, добрее». Вадим Шефнер

Большую часть жизни Вадим Шефнер прожил в Ленинграде. Но старорусский период его детства, бесспорно повлиял на всё его творчество. Любил ли он этот город? Но, как бы тяжело нам не было в детстве, это самая любимая пора нашего возраста. Детство — возраст дорогой нашему сердцу. И уж если человек возвращается туда, где проходили эти годы, а после из-под его пера выходит целая книга, посвящённая Старой Руссе, разве можем мы думать как-то иначе? И Старая Русса может гордиться тем, что была любимым городом Вадима Шефнера, писателя-фантаста, поэта из Ленинграда.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: