ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 30.12.2017 в 11:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 1359

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5,  Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9, Глава 10, Глава 11Глава 12


13. Свинчатки мы носили в карманАх -
ТАКАЯ ЗЛАЯ КАРМА, нах...

Сначала всё шло чин чинарём. Даже всегда уравновешенный Ромка слегка заскучал.
Неразговорчивый Харон, разгребая туман вёслами, довольно быстро достиг противоположного берега, с которого свешивался над водой край непролазного леса. В кудрях прибрежных ракит перевозчик быстро нашёл одну из редких проплешин и, причалив, без излишних сантиментов высадил троицу молодых людей на берег. И не прощаясь, нырнул обратно в непроглядную белизну над водой.
Лес, казавшийся из лодки непролазным, на самом деле был достаточно прозрачным и приветливым на вид. Лишь шеренга ив на границе с кромкой реки стояла, сомкнув строй, будто желая оградить от взглядов проплывающих мимо маленькие лесные тайны и красоты. Женский был характер у леса: целомудренный, скрытный и, как позже выяснилось, непредсказуемый.Харон

Поднимающееся всё выше над землёй солнце съело туман. Сквозь редкие просветы в кронах берёз до покрытой шёлком травы земли кое-где добирались прямые солнечные лучи. Чередование светлых и тёмных полос придавало пространству странный вид. Казалось, что пространство не является единым, а состоит из множества прилепленных друг к другу фрагментов.
Путники сначала решили пойти навстречу встающему солнцу и углубились в чащу, но очень скоро наткнулись на извилистую тропу, которая сама притянула к себе уставшие продираться сквозь траву ноги. Тропа привела на небольшую круглую поляну.
На поляне никого не было. Сбросив рюкзак под ноги, Роман помог освободиться от ноши Светичке. Они сели в траву. Алексей остановился и устроился рядом.

— Надо бы определиться, куда путь держать, — сказал Роман.
— Слышал я, — ответил Лёха, — что в лесах здешних отшельники живут. Неплохо было бы кого-нибудь из них найти, да послушать совета умного человека: где да как обосноваться.
— Хорошо, если кто-то из волхвов встретится, — согласился Роман. — Однако, на встречу надейся, а сам не плошай. Точно могу сказать одно: место надо найти тайное да неприметное, потому как здесь не только богомольцы обитают. Есть и другая братия.
— Не поминай лихо, пока оно тихо, — произнесла дочь Всеведущего Джона.
Да поздно уже было. Лихо притаилось в двух шагах.
На поляну вывалился здоровенный детинушка с рябой мордой. Растопыренные «козой» пальцы на обеих руках недвусмысленно свидетельствовали о его духовном и интеллектуальном уровне. Несло от аборигена как от животновода после трудового дня. Единственное, что оставалось непонятным: как ему удалось приблизиться незамеченным, ведь дышал он оглушительно громко, словно загнанный безжалостным всадником конь. Впрочем, разбираться, почему молодые воины проворонили приближение опасности, было некогда: детинушка схватил Светичку и на руках, как ребёнка, бегом потащил в лес.лес

Роман с Лёхой стремглав бросились следом. Алексей даже успел лук с колчаном прихватить, но выстрелить прицельно долго не удавалось. Бежали что есть сил и почти не отставали, хотя шаг у ракшаса был вдвое длиннее. Наконец, лес поредел, и великан выскочил на край неожиданно открывшегося обрыва. Он обернулся, поставил Светулю на ноги впереди себя, закрывшись от возможных выстрелов Лёхи, и проревел:
— Стойте!
Преследующие его братья остановились в трёх десятках шагов. Отступать похитителю было некуда. Роман ощутил недоумение по поводу действий ракшаса: знающий местность вряд ли стал бы преднамеренно загонять себя в ловушку. Впрочем, вполне возможно, злодей не сомневался, что разделается с братьями, и специально для этого привёл их на край обрыва.
Ракшас отдышался и сказал:
— Я — Вира, Непобедимый Воин! Ваша самка понравилась мне и станет моей женой. А вы убирайтесь туда, откуда пришли. Вам всё понятно?
— Если ты — Непобедимый Воин, имеет ли смысл прятаться за спину слабой женщины? — спросил Роман.

Ракшас засмеялся. Голос его был на удивление мелодичным и приятным.
— Хорошо, — закончив смеяться, сказал он, — пусть она отойдёт в сторону.
— Светичка, отдохни в сторонке, пока мы с товарищем Вирой беседуем, — спокойно попросил Ромыч.
Светуля на негнущихся ногах отошла на почтительное расстояние. Надо признать, что с лица её за всё время этого приключения не сходило выражение бесстрастного равнодушия к происходящему, хотя, наверное, чтобы оставаться в покое, ей приходилось-таки прилагать некоторые усилия.
Когда Светичка отошла подальше от своего похитителя, Лёха — простая душа, почти не целясь, выпустил в супостата свою фирменную стрелу, натянув тетиву изо всех сил. Стрела ударилась в грудь Виры, отскочила и упала в траву. Лёха выстрелил ещё раз с тем же результатом. Разница заключалась лишь в том, что вторая стрела отпружинила от левого глаза гиганта, стоящего на краю обрыва. Алексей опустил лук в полном недоумении.

Ракшас улыбнулся широко-широко и произнёс:
— Попробуй ещё раз, мальчик. Только учти: я щекотки не боюсь. А перед тем, как убить вас, так и быть, открою секрет. Видите ли, дело в том, что я очень люблю молиться Богу и совершать аскетические подвиги в его честь. А Бог такой справедливый парень! Ему всё равно: ангел его хвалит или чудовище вроде меня. Бог, он как солнце, светящее всем без исключения. И если его от всего сердца просить о чём-нибудь, он обязательно исполнит просьбу просящего.Ракшас
Вира минуту молчал, а в завершении добавил:
— И только потом, получив требуемое, просящий начинает понимать, что, как правило, оно ему было не нужно. Такая вот байда, мальчишки. Я попросил у Брахмы неуязвимости. Я сказал ему: «Господи! Сделай так, чтобы меня не могло убить или ранить никакое оружие». Ему что? Он исполнил просьбу, удовлетворившись моими многолетними молитвами. И вот я стою перед вами неуязвимый и практически бессмертный. За годы, в течение которых я обладаю даром Всевышнего, мне довелось столько кровушки пролить, что настроение моё окончательно и навсегда испортилось. А поскольку у меня плохое настроение, я вас сейчас убью. А завтра и девчонку вашу убью. — Вира вздохнул и пожаловался: — Скучно!

— Врёшь ты всё, — сказал Ромка и, не давая ракшасу времени отреагировать на свои слова, развил мысль: — И Богу ты молиться не умеешь!
— Чего? — не на шутку обиделся Вира. — Да я, на фиг, всю Ригведу наизусть знаю!
— Ни фига ты не знаешь! — не смутился Ромыч и подошёл к ракшасу почти вплотную. — Тоже мне ведун нашёлся!
— Сомневаешься? — прищурился Вира. — Ну, спроси меня о чём-нибудь! Спроси! Я отвечу — и тебе станет стыдно за то, что ты возводишь на меня напраслину! Экий ты, право, клеветник!
— Да ты не то, что Ригведу не знаешь. Я уверен: ты даже не в курсе, как правильно по модернизированному канону Солнцу поклоняться.
Вира смутился и сказал растерянно:
— И правда не знаю...
— Не проблема, — подбодрил его Ромыч, — ты у меня спроси.
— Как? — спросил Вира.

— Смотри! — Роман на секунду закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, потом широко раскинул руки над головой, потом склонился, коснувшись ладонями земли, и что есть силы подпрыгнул вверх.
Непобедимый Воин как зачарованный следил за действиями собеседника.
— Запомнил? — нахмурившись, спросил Роман. — Теперь объясняю: сначала ты обращаешь руки и лицо к Солнцу, чтобы оно заметило, что ты молишься именно ему, а не какому-нибудь другому небесному объекту.
— Так, — понимающе кивнул Вира.
— Потом ты кланяешься Солнцу, чтобы оно видело, что ты его, типа, уважаешь.
— Понял, не дурак, — Вира улыбнулся и похвастался: — Про уважаешь я, слышь, в натуре, сам допёр. Понял?
— А то! — кивнул Ромыч.
— А вот про прыжок я чевой-то не тово, — честно признался ракшас.
— Ну, это просто! — с готовностью продолжил инструктировать Роман. — Прыгая к Солнцу, ты, типа, говоришь: Солнце, ты, конкретно, висишь так высоко, что никто не может быть выше тебя, а значит, ты — выше всех.
— Крутая молитва! — глаза Виры заблестели от неистовой веры. Казалось: минута-другая, и он достигнет духовного экстаза.
— Так и быть! — Ромыч махнул рукой, показывая, что решил открыть собеседнику самое сокровенное: — Чтобы молитва попала в точку без понтов и отмазок со стороны Солнца, надо подпрыгнуть сто восемь раз. — Роман с сомнением посмотрел на Непобедимого Воина и покачал головой: — Вряд ли у тебя это получится.
— Чё?! — возмутился ракшас. — Да я знаешь как прыгаю?
— Как? — спросил Ромка.
— Вот так! — ракшас подлетел метра на три вверх.
Роман отступил на пару шагов назад.
Ударившись о землю, Вира обрушил край обрыва и исчез из вида, увлекая за собой песок и камни.Вира

Подошедшие Светуля и Лёха посмотрели вниз.
— Да, — произнёс Алексей, — от падений с такой высоты Брахма его не заговорил.
— Я думала, что нам конец, — бестрепетно призналась дочь Видехи.
Ромка тоже глянул вниз:
— Странная история, вам не кажется? И вообще этот парень был мне почему-то симпатичен.
— Он был хороший актёр, — раздался за спиной незнакомый голос.
Молодые люди резко обернулись. Второй раз за день не заметить приближение незнакомца на расстояние вытянутой руки — это уже слишком!
Но в настоящий момент, похоже, опасности не было: рядом стоял худощавый старик с длинными белыми волосами. Такие же белые борода и усы доходили ему до пояса. В руках старика красовался посох высотой с человеческий рост.
Неплохое оружие, подумал Роман.
— Агастья, — представился подошедший.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: