ГлавнаяСтатьиПавел Желтов: «История перестала быть пыльной»
Временные увлечения:
Забытый подвиг
Опубликовано 13.12.2017 в 15:40, статья, раздел Наследие, рубрика Временные увлечения
автор: Юлия Добровольская
Показов: 672

Павел Желтов: «История перестала быть пыльной»

Вспоминая о самых значимых культурных событиях уходящего года, нельзя пройти мимо военно-исторического фестиваля «Забытый подвиг — Вторая Ударная армия». За пять лет небольшая реконструкция событий Любанской операции 1941 года стала местом притяжения тысяч неравнодушных жителей со всей России, СНГ и Прибалтики. А недавно стало известно, что проект стал победителем в конкурсе президентских грантов.Павел Желтов

Как превратить небольшой рабочий поселок в креативный туристический центр, пригласить на мероприятие танк или даже самолет, не представив трагическую историю как очередное шоу, рассказал автор идеи и руководитель оргкомитета фестиваля «Забытый подвиг — Вторая Ударная армия» — Павел Желтов.

Ю: Здравствуйте, Павел! Небольшой рабочий поселок «Тёсово-Нетыльский», ранее неизвестный за пределами региона, прогремел на всю страну как место проведения самого крупного военно-исторического фестиваля. С чего все началось и почему была выбрана именно эта территория?

П: Добрый день! Если смотреть правде в глаза, в этом поселке мне удалось объединить два своих хобби: одно связано с изучением военной истории, другое — с сохранением исторического и технического наследия. Поселок Тёсово-Нетыльский известен сохранившимся там небольшим участком узкоколейной железной дороги, некогда огромного Тёсовского транспортного управления. Мы с товарищами стали приезжать туда еще с 2001 года, будучи воспитанниками Малой Октябрьской (детской) железной дорогу. Сначала мы приобрели дрезину, а спустя годы смогли построить собственный участок пути, где стали коллекционировать и выставлять технику. Сейчас наше хобби превратилось в один из самых крупных частных железнодорожных музеев страны.

Ю: Узкоколейная техника использовалось в боях, если я не ошибаюсь?

П: Да, все верно. История меня интересовала с детства. Сначала это было чтение исторической литературы и воспоминаний, потом занятие поисковой деятельностью. Так история перестала быть пыльной, стала визуализироваться, пусть и в таких очень неприглядных моментах, связанных с останками бойцов и командиров РККА, оставшихся не погребенными на поле боя. Затем меня привлекла военно-историческая реконструкция. В какой-то момент захотелось хотя бы на долю секунды почувствовать какой ценой досталась победа в Великой Отечественной войне. Что такое даже просто идти в этом снаряжении, с этим оружием, стремиться к свободе и независимости нашей Родины... Так удалось хобби объединить. Я считаю, в этом была некая жизненная предопределенность, даже фатализм. История Второй Ударной армии очень плотно связана с точно такой же узкоколейно железной дорогой, которая проходила от поселка Мясной бор, а это горловина прорыва 2 Ударной, до поселка Финёв луг. Это окраина нынешнего поселка Тёсово-Нетыльский.Команда основателей музея Тесовской узкоколейной железной дороги

Ю: Это история той самой «преданной армии»?

П: Да, даже дважды преданной. Уже несколько лет достаточно плотно занимаюсь изучением истории 2УА и однажды мне стало окончательно ясно, что те ярлыки, которые сформировались, в том числе в отрочестве и у меня в сознании, несколько не соответствуют реалиям. Многие до сих пор считают, что генерал Власов сдался в плен не один, а увел с собой армию, а в районе Мясного бора лежат только предатели. А это не иначе, как влияние пропаганды сорока или даже почти пятидесяти лет.

Вторая Ударная армия шла в направлении осажденного Ленинграда, стремясь освободить город. Но была дважды предана. Первый раз это сделало свое собственное командование, которое завело бойцов в эти гиблые места и не приложило достаточных усилий для деблокады и вывода солдат из окружения. Второй раз их предали, забыв в этих лесах, никаким образом не увековечения их подвиг, не рассказывая о том, что это те же самые защитники и герои, которые стремились снизить давление на блокированный город, стремились прорвать Блокаду гораздо раньше, чем это произошло.Мирное населеление на поле боя в Тесово (Виктор Седов)

Ю: Почему же так произошло, что про бойцов забыли? И есть ли какое-то особое ощущение в том, чтоб играть роль «забытого бойца»?

П: Сорок второй год даже в отечественной историографии считается таким.... «учебным годом» для Красной армии, то есть ошеломление от первых потерь сорок первого года прошло, уже есть успехи, связанные с битвой за Москву, с освобождением Тихвина. Войска, которые сражались на Волховском фронте, уже имели опыт успешных наступательных операций. Сталин предполагал, что в сорок втором году мы окончательно должны выгнать врага с нашей земли и разгромить в его берлоге. Но Красная армия ещё не имела достаточно средств, сил, вооружения и техники чтобы осуществить все это в задуманном объеме. Вторая Ударная армия не соответствовала термину «ударная». Большая часть подразделений, в первую очередь артиллерийских, даже не имели боекомплекта, необходимого для наступления. Не было в достаточном количестве средств связи, зимнего снаряжения и даже провизии. Армия просто не могла выполнить задачу, поставленную сверху.
Второе предательство — это замалчивание и сознательное сокрытие потерь. Никто не хотел брать на себя ответственность за такое катастрофическое поражение. Потерять двести тысяч человек — это страшно, тем более на локальном участке фронта. Видимо кому-то наверху в сороковые годы пришла такая интересная мысль: «а давайте скажем, что во всем виноват Власов, он же предатель, он же все-равно себя запятнал и уже повешен, никто ничего не докажет».

Ю: Павел, вернусь к теме ощущения, которые испытывает реконструктор. Знаю, что вы занимаетесь серией военно-исторических фестивалей, и все эти фестивали объединяет одна тема — тема некого забытого подвига. Возможно ли вывести параллель, что ваши фестивали открывают нам горькую правду на историю замалчиваний на фронтах, историю волюнтаризма военачальников, по тем или иным причинам, не желающим докладывать о реальном положении дел в Москву. Например, история Невского пятачка в сорок первом году отчасти отражает такую же картину...

П: Когда мы провели первый военно-исторический фестиваль, посвященный памяти 2УА, который тогда получил название «Забытый подвиг — Вторая Ударная армия», мы с ужасом для себя осознали, что таких забытых историй, массовых, связанных с героизмом именно под Ленинградом, огромное количество. К тому же, в учебной программе вся история битвы за Ленинград дается как одно сражение от начала до снятия Блокады, иной раз люди даже не знают, что было пять попыток прорвать окружение города.Павел Желтов на реконструкции в Тесово (Александра Бенцман)

Цель и личная задача каждого участника нашего небольшого коллектива показать то, какой ценой нам досталась Победа в Великой Отечественной войне, сохранять память о подвиге тех, в первую очередь, кто погиб при попытках прорыва Блокады Ленинграда. В рамках нашей серии мы говорим о сражениях, о которых, на наш взгляд, все должны знать: это Невский пятачок, это Вторая Ударная армия, это Битва на дальних рубежах Ленинграда, на Красногвардейском рубеже, это оборона города еще на более дальних подступах, связанных с линией Сталина. В будущем мы надеемся запустить исторические проекты, связанные с Лужский рубежом, с Карельским перешейком.

Это если мы говорим про некие личные ощущения. Можно сказать, что для нашего коллектива, это стало если не смыслом жизни, но определенной путеводной звездой, которая помогает развиваться. Когда ты лучше понимаешь историю, ты начнешь по-другому относится к современным процессам, можешь прогнозировать определенные события. Не зря же существует очень хорошее утверждение, что история — это политика, опрокинутая в прошлое.

Ю: Павел, я понимаю, как люди приходят в реконструкцию, почему идут в поисковое движение, но как хобби вдруг становится организация военно-исторических фестивалей? Как люди к этому приходят? Кто эти люди?

П: Да, во многом военно-исторический фестиваль, военно-историческая реконструкция за последнее десятилетие стали таким массовым популярным развлечением, к сожалению, но большая часть из них не несет в себе никакой идеологической подложки. Реконструкцию превращают в некий собирательный образ: вот вышли красноармейцы и немцы, побегали, постреляли, а что именно произошло, так никто и не понял.Применение пиротехники на фестивале в Тесово ( Дарья Кочетова)

Наш коллектив состоит из пяти человек. Я не могу сказать, что наш коллектив идеален, нам тоже не всегда хватает сил и возможностей более подробно рассказывать и визуализировать теоретический материал. Но мы стремимся к тому, чтобы человек, который впервые попадает на наши проекты, понимал причины происходящего, мог познакомиться с определенными историческими материалами, на интерактивных площадках увидеть быт бойцов, посмотреть оружие, медицину, технику, а потом уже все увидеть в действии. Команда у нас абсолютно разнообразная, в обычной жизни никто из нас не занимается организацией мероприятий. У нас есть железнодорожники, инженеры, журналисты, пиарщики. Отсутствие такого опыта позволяет более трезво смотреть на определенные моменты, учиться и развиваться, и я должен сказать, что за 5 лет коллектив стал очень профессиональным.

Ю: В реконструкторских сообществах в интернете сталкивалась с обсуждением проблем, связанных с организацией фестиваля. И вот совсем недавно стала известна новость о поддержке проекта президентским грантом. Позволит ли эта победа снять хотя бы часть вопросов, с которыми неизбежно сталкивается любой организатор мероприятий такого масштаба?

П: Мы должны сказать о том, что в рамках фестивалей ещё несколько лет назад, перешли от уровня просто проведения реконструкций к этапу комплексного развития территории. Можно сказать, что во многом, фестиваль в Тёсово, стал таким регионально-федеральным брендом, то есть до федерального, конечно, его еще крутить и крутить, но уже определенные наметки есть.

Если же мы вернемся вопросам проведения мероприятия в наступающем году, то надо сказать, что, несмотря на победы в президентском гранте, оно до сих пор находится в неком подвешенном состоянии. Мы надеемся, что поддержку окажет регион и мероприятие не придется делать «народным», как это было в прошлом году.Эвакуация мирного населения. Фестивал в Тесово (Дарья Кочетова)

Ю: Павел, я надеюсь, что поддержку регион окажет, понятное дело, что это не обязательно деньги. Но, наверное, простому обывателю интереснее узнать, как простому гражданину, а я знаю, что вы долгое время работали в журналистике, коммуникациях и далеки от армии, удается привезти на фестиваль, например, танк или пригласить пилота с собственным самолетом?

П: Отшучусь, «ловкость рук, и никакого мошенничества». На самом деле, глобально ничего сложного нет. Существует большое количество частных коллекционеров и владельцев разной исторической техники, с которыми можно договориться об аренде. Большая часть владельцев техники, с которой мы сотрудничаем, понимает идеологическую подоплеку нашего проекта, идет нам навстречу, поэтому мы получаем технику на очень гуманных условиях, зачастую даже бесплатно.Узкоколейный тепловоз в Тесово-Нетыльском

Ю: За идею.

П: Да, за идею.... «за доставку», как у нас говорится.

Ю: И самолеты?

П: С самолетами чуть сложнее, но мы работаем на то, чтобы улучшить авиационную составляющую. Если нам позволят финансы, то на будущий год мы обязательно постараемся вернуть идею с самолетами на площадку, а вопрос с авиацией достаточно сложный, хочется, с одной стороны, оригинальной техники, а с другой — её в стране не очень много и нужно приглашать пилотов из дальних регионов.
Так вот, возвращаясь к вопросу техники. Стоит отметить, что площадка в Тёсово-Нетыльском очень сложна для бронетехники. С одной стороны, заболоченность местности, все-таки, это Волховский фронт, с другой стороны, наличие железнодорожных путей. Мы должны сберечь и технику и пути. Поэтому сейчас будем думать, какую технику приглашать в следующем году. Понятно, что каждый год перед фестивалем проводится достаточно большая инженерная подготовка площадки: строим новые сооружения, мосты, сводим лес, восстанавливаем сооружения и укрепления. Но нужно сказать, что, к сожалению, не все из того, что мы строим, сохраняется. К примеру, дважды на нашем плац-театре, на нашей игровой площадке, сгорали построенные блокгаузы. Причем последний раз мы точно знаем, что это сделали некие малолетние жители поселка, что очень грустно, потому что строить это все стоит даже больше не денег, а сил и возможностей.

Ю: Как раз мой заключительный вопрос будет о детях. Может ли ребенок, шести, семи, да даже десяти лет, находясь на площадке, все-таки в полной мере осознать происходящее? Не культивируем ли это опять же эстетику войны? Как ребенку объяснить, что это не должно быть просто «пиф-паф», просто масштабно и зрелищно, а все-таки война — это не совсем то, к чему стоит стремиться?

П: Знаете, это очень хороший вопрос, и тут очень многое, даже большая часть, зависит не от нас. Мы — маленькая крупинка в формировании мировоззрения каждого конкретного человека. Крайне велика роль родителей, которые, как мы надеемся, расскажут детям хотя бы в нескольких предложениях историю войны. Тогда, что демонстрируют многие исследования, реконструкция позволяет сформироваться некому визуальному образу, дополняющему рассказ родителей или школьную программу, если мы говорим о подростках. Мальчишки всегда интересовались оружием, войной и всем остальным, от этого никуда не деться. Мужчинам свойственна, некая милитаризованность, воинственность, помноженная на желание быть добытчиком, защитником семьи и себя, в первую очередь, ну и вообще быть успешным. Опять же — где проявлять доблесть, как не на поле брани?Павел Желтов - портрет (Елена Виноградова)

Но ваш вопрос очень хорош и очень глубок. И мы с радостью взяли бы на себя полностью все функции по воспитанию подрастающего поколения, но это находится не только за пределами нашей компетенции, но и за пределами наших сил. Наша задача гораздо скромнее — инициировать и поддержать желание у молодежи начать изучать отечественную историю.

С другой стороны, ваш вопрос про эстетичность. Мы всегда говорим: «давайте посмотрим, как это было страшно и больше не допустим войны». Мероприятие в Тёсово характерно тем, что это одно из немногих мероприятий не только на северо-западе, но и в целом в стране, где рассказывается об ужасе и трагизме не только военных, но и гражданского населения, которое уходило с отступающими подразделениями Красной армии. Мирные люди точно также гибли и страдали, испытывали лишения и невзгоды. Картинки с отступающими беженцами в ряде случаев влияют на людей гораздо больше, чем перестрелка и взрывы. Очень хочется, чтобы наша история перестала быть лакированной, особенно история военная, поэтому мы говорим об очень трагических событиях, связанных с битвой за Ленинград. Это наша история, ее надо помнить, а еще нужно любить и принимать Россию такой, какая она есть, и стыдится тут нечего.

Беседовала Юлия Добровольская

Другие статьи автора

Подписывайтесь на наши социальные сети: