ГлавнаяСтатьиПо следам Александра Невского из Чудского озера в Ильмень
Опубликовано 25.09.2015 в 09:25, статья, раздел История
автор: Валерий Рубцов
Показов: 1451

По следам Александра Невского из Чудского озера в Ильмень

Иногда просматривая старые советские журналы, можно наткнуться на любопытные материалы, которые и сейчас интересны многим. Так и мы, перелистывая давнишний журнал «Юный техник» обнаружили статью 1963 года о путешествии московских школьников по древнему водному пути времён Александра Невского. Предлагаем ее вашему вниманию полностью, без купюр.

Находки и открытия на голубых дорогах

Археологическая экспедиция Академии наук СССР точно установила неизвестное доселе место «Ледового побоища» — разгрома немецких псов-рыцарей на Чудском озере. Эта эк­спедиция нашла под водой — уровень озера за 7 веков зна­чительно повысился — легендарную крепость «Вороний Ка­мень», разгадала военную хитрость Александра Невского, заманившего сильного противника в проталины на льду озе­ра. В районе этих проталин, образующихся от впадения в озеро подводных рек, металлоискатели обнаружили на дне под слоем ила и песка значительное количество метал­лических предметов, очевидно оружия.

Неясным оставался вопрос: что делал бы молодой, два­дцатидвухлетний, но уже опытный полководец Александр в случае поражения? Отступать 60 км по льду на Псков — невозможно: войско было бы добито. Не было ли у него пу­ти отступления на Новгород? В летописях упоминаний о таком пути нет.

Руководитель экспедиции АН СССР военный историк Г. Н. Караев попросил юных путешественников 544-й и 46-й московских школ помочь ученым в разгадке этого вопроса И вот в течение четырех лет группы учащихся, воспользо­вавшись самодельными байдарками, обследовали реки между Ильменем и Чудским озерами. То были увлекательнейшие дни открытий. Ребята заносили на свои карты и в походные дневники ар­хеологические памятники, могильники, городища и военные укрепления. Раскопки, произведенные юными путешествен­никами, установили, что места эти были заселены славян­скими племенами еще в IX — X веках. Рассказы о старине и походах Александра Невского, топонимические данные о древних водных путях — все это много раз обсуждали ре­бята короткими летними ночами у догорающего костра.

Были проливные дожди, палящее солнце, назойливые комары, но юные открыватели настойчиво шли вперед. Позади остались реки Луга, Плюсса, Шелонь и Желча, ряд их притоков, могущих по своему географическому положению служить водными путями.

В дневниках появлялись все новые записи:

«Идем вверх по Сабе. Упираемся в одиннадцатикилометровый порог, по которому три дня с огромным трудом та­щим тяжело груженные байдарки. Ругаем себя: «Ну зачем пошли сюда? Кто мог ходить по этим камням?»

У головы порога оказалось селение Переволока. Мы очень обрадовались. Делаем пока еще робкое предположение: если река была судоходная, то от этого места требовалось суда перевола­кивать».

Флотилия байдарок шла дальше. Вошли в озеро Сяберо с тем, чтобы искать от него волок в озеро Вердуга, а затем по одноименной реке идти в Плюссу. Здесь, как бусы на нитку, стали нанизываться новые и новые находки.

«Озеро Вердуга — ледникового происхождения, зараста­ет и мелеет. Два больших заболоченных языка тянутся в стороны от озера. Один из них идет в сторону Сяберо. Мы предположили, что эти языки были раньше озером. До­казать это было легко: по одну сторону языка стоит село Вердуга, а по другую — деревня Завердужье. Ясно, что меж­ду ними было озеро Вердуга, и деревня стояла за озером. Значит, озеро Вердуга подходило близко к Сяберо, и волок мог быть совсем коротким. А в этом наиболее удобном для волока месте мы увидели искусственно прорытую моренную гряду. Ясно видны выбросы земли. Опросили всех стариков, отвечают: «Всегда так было».

Около гряды нашли остатки часовни с «целебным камнем» — огромным красным валуном. «Целебный камень» говорит о большой древности часовни. Такими были языче­ские мольбища, на месте которых потом ставили церковь или часовню. Но наиболее интересным для нас оказалось на­звание часовни: Параскева-Пятница. Известно, что Параскева-Пятница была покровительницей торговли, и храмы и часовни, посвященные ей, ставили на торгу или торговом пути, чтобы торговые люди могли просить у нее помощи в своих торговых делах.

Обилие курганных групп на водоразделе говорит о боль­шой заселенности этого края в старину. Это тоже свойствен­но местам, где останавливались люди для волока».

В нескольких километрах ниже по реке Вердуга ребятам повстречалось село Волошово. Опять начались споры. На­звание говорит о волоке. Но почему оно не на водоразделе? И вот новая запись в дневнике:

«Опять ломаем голову: «Почему?»

Обследовали место. Видим, Вердуга приняла здесь три притока. Делаем предположение: у истока река Вердуга невелика — мал бассейн водосбора, а приняв три притока, она может поднять груженые суда.

Нам говорят деды: «А вы поищите старую дорогу от Сяберо на Волошово. Она местами выстлана бревнами в девять настилов, а теперь заброшена».

Заброшенная дорога — редкость. Мы зарегистрировали многие сотни курганов, но они всегда у дорог. Это говорит об огромном постоянстве дорог. А тут заброшена, да еще и такая хорошая!

Предполагаем, что по дороге везли грузы, пока суда пе­револакивали, и они шли порожняком до Волошова. Здесь на­чинали волок суда, идущие из бассейна Плюссы, и конча­ли — идущие из бассейна Луги. Когда волока не стало, и дорогу забросили».

На берегу озера Сяберо ребята наткнулись на остатки древнего монастыря. Монастыри были не только жилищами монахов, но и крепостями. Значит, и этот монастырь мог контролировать водный путь, решили юные археологи.

«Идем дальше. На реке Вердуга имеется урочище Мостнще. Старые люди рассказывают, что здесь по приказу Алек­сандра Невского был построен мост, чтобы перевести войс­ко. В летописях о том, что Александр строил мосты, мы не читали, но знаем, что Владимир отдавал приказы «собирай­те войска, мостите мосты». Можно предположить, что это могло быть нужным и Александру в его походах. Но это позволяет делать и другой вывод. Быстро построить высо­кий мост трудно, да и навряд ли вообще строили такие мо­сты, а низкий мешал бы судоходству. Но если предположить, что река была судоходной, то факт постройки на ней моста был столь необычным, что о нем помнят многие столетия, называя место, где стоял мост, Мостищем. Мостище — это не огромный мост, так же как пожарище не говорит о боль­шом пожаре, а только о месте, где он был».

Вот собранные на одном участие «находки». Каждая из них, взятая отдельно, может быть случайной, спорной, но сопоставление этих находок дает право делать вывод, что здесь проходил оживленный водный путь. Если добавить, что дорога по другую сторону озера Сяберо и сейчас зовет­ся местным населением «старой дорогой на Литву», то это узел пересечения водных и сухопутных дорог.

«Название селения Крени на одном из водоразделов поз­волило нам сделать открытие: каким способом делали во­лок новгородцы. До сих пop считалось, что они перекатыва­ли суда на катках. Но мы таскаем с собой словари и из них узнали, что слово «крень» имеет на Севере два значения: полоз от саней и другое — фальшкиль или подбойный брус, подбиваемый под днище судна для переволакивания его че­рез льдины и торосы.

Обследовав этот участок, мы нашли лесную дорогу, иду­щую в сторону озера в широтном направлении, следователь­но, никогда не прогреваемую полуденным солнцем. Было жарко и сухо, а на дороге глина и непролазная грязь. Если под легкие ушкуи новгородцев жители этого селения подво­дили крени, то переволакивать можно было много быстрее и легче, чем на катках. Новгородцы-путешественники при­тащили с Севера название «крень» н дали его тому селению, жители которого помогали при волоке, подводили крени».

Многие сотни километров прошли на своих легких бай­дарках юные изыскатели. Они скользили по сонным водам Плюссы, Желчи и Оредежа, резали крутую волну на Иль­мене и Чудском озерах, продирались сквозь заросли Сяберки и Вердуги, шли бурлаками по камням и мелководью Шелони, Сабы и Люты, мчались, как на слаломной дистанции, на порогах нижней Луги.

Постепенно становилось ясно, что существовала целая сеть оживленных водных путей, связанных волоками. Это открытие позволило сделать вывод, что Александр не толь­ко мог отойти в случае поражения любым из этих путей на Новгород, но и объяснило выбор места битвы около устья реки Желча.

Если бы Александр после поражения у Мостища не «спятился на озеро и стал на узьмени у Воронея Камени», а ук­рылся бы под стенами Пскова, то противник мог бы, минуя Псков, пройти прямым путем на незащищенный Новгород. Следовательно, Александр защищал подступы к Новгороду.

Академия наук, Институт археологии и Государственный Исторический музей выразили большую благодарность ребя­там за ценную изыскательскую работу.

...Впереди у юных путешественников новые голубые дороги и непочатый край поисков, находок, открытий.

Текст и рисунки из журнала «Юный техник» №6 1963 г.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: