ГлавнаяСтатьиБобруйский процесс
Да судимы будете:
Военные преступления в Бобруйской области разбирались на открытых процессах в Брянске и Минске
Опубликовано 6.12.2017 в 11:15, статья, раздел Наследие, рубрика Да судимы будете
автор: Дмитрий Асташкин
Показов: 146

Бобруйский процесс

Министерство культуры Российской Федерации, Правительство Новгородской области, Новгородский музей-заповедник при содействии Управления ФСБ России по Новгородской области, Прокуратуры Новгородской области и Российского Военно-исторического общества представляет проект «Да судимы будете».

За три года оккупации Бобруйской области БССР оккупанты уничтожили 82000 мирных жителей и около 54000 военнопленных. По данным ЧГК: «расстреляно 131871 чел., среди них свыше 5 тыс. детей и 8 тыс. женщин; повешено 168 чел., среди них детей — 42 и женщин — 49; сожжено — 4178 чел., среди них детей — 1173 и женщин — 1373». Возвращениежителей в освобожденный Бобруйск.Белорусская ССР, июль1944 г.Собрание Российскогогосударственного архивакинофотодокументов

В немецкое рабство угнали 15675 мужчин и женщин. Захватчики ограбили сельское хозяйство и промышленность, уничтожили то, что не могли вывезти. Опять же из справки ЧГК: «При отступлении немецко-фашистские захватчики сожгли и взорвали в гор. Бобруйске целые кварталы по Октябрьской, Пушкинской, Социалистической, Гоголевской, Минской ул., превратив в развалины. Из 7650 домов разрушено и сожжено более 3 тыс.».
Военные преступления в Бобруйской области разбирались на открытых процессах в Брянске и Минске. Постепенно выяснились новые имена военных преступников, поэтому уже в самом Бобруйске, в гарнизонном Доме офицеров, состоялся третий открытый процесс (28 октября — 4 ноября 1947 г.).

Перед судом предстал 21 обвиняемый: генерал-лейтенант В. Окснер, генерал-лейтенант Г. Траут, генерал-майор А. Конради, генерал-майор Й. Тарбук, подполковник Г. Франке, фельдфебель А. Гримм, фельдфебель Й. Бург, унтер-офицер Г. Эмиш, подполковник Л. Гросс, капитан В. Дрегер, капитан Г. Готтшальк, майор К. Кюнхольд, капитан Р. Цёллер, капитан М. Шмитц (в зарубежных источниках — Зихнитц), лейтенант Р. Шрёттер, обер-лейтенант А. Кюнциг, обер-лейтенант Кошински, обер-лейтенант В. Краус, обер-лейтенант Б. Юшкус, обер-лейтенант Г. Кремер, майор В. ЯнецкеТабличка-памятка, призывающая не забывать зверства фашистов, вывешенная в скверах Бобруйска.Белорусская ССР, июль 1944 г.Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов

Судил их Военный Трибунал Белорусского военного округа (генерал-майор юстиции Кедров, полковник юстиции Виноградов и подполковник юстиции Невельский). Государственное обвинение поддерживали прокуроры: полковник юстиции Завьялов, Гулевич и подполковник юстиции Новик. Защищали подсудимых восемь московских адвокатов. 

Высшие чины обвинялись в производстве преступных приказов, низшие чины — в их рьяном исполнении.
Так, командир 31-й пехотной дивизии В. Оскнер приказывал проводить карательные экспедиции, в них массово расстреливали сотни человек. Комиссар Минска В. Янецке отдал приказы об уничтожении, по его же признанию, не менее 25 тысяч человек (многие были евреями). Также он отправил в немецкое рабство около 2500 жителей Минска. Взорванныйгитлеровцами моств г. Бобруйске.Белорусская ССР, июль1944 г.3.Собрание Российскогогосударственного архивакинофотодокументов

Одно преступление генерал-лейтенанта Траута было широко известно в СССР еще до суда — участие в зверской казни красноармейца. Гвардии рядовой Юрий Смирнов (всего 18 лет!) был тяжело ранен в ночь на 25 июня 1944 года возле деревни Шалашино (Оршанский район Витебской области). Его взяли в плен и допрашивали в штабном блиндаже по приказу Траута. Он ничего не сказал — хотя нацисты били, резали ножами, кололи штыками, а потом распяли на крестовине, пробив гвоздями руки, ноги и голову. За мужество Юрию Смирнову 6 октября 1944 г. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 

Гвардии рядовой Ю.В. Смирнов (1925–1944 гг.)Из допроса генерала-лейтенант Траута о казни гвардии рядового Ю. Смирнова: 

«...Моя дивизия занимала оборону южнее Орши, западнее села Шалашино. Перед полуночью мне доложили о прорвавшейся группе советских танков. Я немедленно выслал несколько групп автоматчиков с приказом взять пленного. Через некоторое время в мой штабной блиндаж доставили десантника, он был ранен.
Вопрос: Этим десантником был гвардии рядовой Юрий Смирнов?
Ответ: Да, его фамилия была Смирнов.
Вопрос: Сколько времени продолжался допрос?
Ответ: До утра. До того времени, когда мне доложили, что танковый десант перерезал шоссе Минск — Москва, командир 256 пехотной дивизии барон Вьюстенгаген убит, его дивизия разбита, а остатки сдаются в плен.
Вопрос: Что вы узнали из допроса?
Ответ: Ничего. Русский солдат ничего не сказал. Мы возлагали на допрос большие надежды, если бы узнали, куда идут танки и сколько их, мы бы организовали отпор. Мы бы спасли важную стратегическую магистраль Орша — Минск, и кто знает, как бы повернулась Оршанская операция, во всяком случае, я не был бы военнопленным.
Вопрос: Что стало с Юрием Смирновым? 
Ответ: Во время допроса он умер.
Вопрос: Какими методами пользовались вы при допросе?
Ответ: Я отказываюсь отвечать на этот вопрос».

На Бобруйском процессе свидетельствовали выжившие жертвы, партизаны, священники. Так, представителем Православной Церкви Белоруссии на судебном процессе выступал настоятель Бобруйского собора протоиерей Ф. Дмитриюк. Как эксперт он сообщил суду, что за все время оккупации в Белоруссии нацисты замучили и убили 39 православных священников, разрушили и сожгли 218 православных храмов. Как свидетель он рассказал об убийстве нацистами пяти членов его семьи. Настоятель Николаевского собора в городе Бобруйске протоиерей Я. Немшевич говорил о лично увиденном в лагере у Марьиной Горки: там дети использовались как доноры крови для вермахта, многие гибли от истощения.
Лейтенант Г. Кремер, бывший заместитель командира роты по охране лагеря военнопленных в Полоцке, натравливал на военнопленных собак, избивал заключенных до полусмерти. Там же, в Полоцке, развлекался убийствами казначей 335-й комендатуры Б. Юшкус, которого опознали несколько жертв: «В зал заседаний суда по делу Юшкуса и Кремера вызывается свидетельница Матецкая. Опознав преступников, она рассказывает суду о зверствах Юшкуса в Полоцке. „На улице, поблизости от моего дома, — заявила свидетельница, — Юшкус приказал немецким солдатам избить старуху и перебросить ее через забор в мой огород. Когда немцы ушли, я подошла к этой женщине, — у нее были выколоты глаза, в нескольких местах пробита голова, выломаны руки. Через несколько минут она умерла. Самым страшным было, когда Юшкус появлялся в гетто. Он избивал там всех...“. Сама свидетельница случайно спаслась от смерти — она была заживо закопана в землю. Муж ее погиб от руки фашистских палачей».

Командир 727-го охранного полка Бург признал себя виновным во всех преступлениях, например, в октябре 1941 года его взвод расстрелял 17 человек «только за то, что они были русские». Его опознали и выжившие жертвы: «Суду давала показание свидетельница Климович, молодая колхозница из деревни Букино Кировского района, Бобруйской области. Она посмотрела на скамью подсудимых и узнала одного из преступников Йозепа Бурга, командира 727-го охранного полка. Появившись вместе с подчиненными солдатами в деревне Букино в начале июня 1942 года, он арестовал без всякого повода 22 человека, в том числе свидетельницу. Колхозников привели в Кировск, дорогой нещадно их избивали. В Кировске набралось около 900 арестованных. Отсюда их под охраной повели в Минск. Около деревни Любинь всю партию разделили — половину направо, половину налево. Тех, кто оказался па правой стороне, загнали в пустые дома и подожгли их. В огне погибло не менее 500 человек». 

Командиры партизанских отрядов Книга и Изох рассказали суду о злодеяниях подполковника Франке: «Осенью 1941 года в Кличевском районе появился охранный батальон, которым командовал Франке. Группа солдат охранного батальона собрала всех мужчин деревни Лютино в школе, выставила вокруг здания пулеметы. Школу подожгли. Тех, кто пытался выброситься из горевшего здания в окна, расстреливали из пулемета. Батальон Франке сжег более 10 деревень». 

Все обвиняемые получили по 25 лет в Ворктулаге. В 1955 году всех выживших отправили домой, там они мирно жили десятилетиями. Так, генерал-лейтенант Траут скончался в 1974 году в западногерманском Дармштадте.

Фото из архива Дмитрия Асташкина.

Дмитрий Асташкин, кандидат исторических наук, автор проекта РВИО «Советский Нюрнберг».

Просьба откликнуться всех, кто видел процессы над военными преступниками или слышал о них от родственников. Исторической науке нужны ваши воспоминания! Обращайтесь в редакцию или к автору статьи Дмитрию Асташкину +7 (911)610-6578, protsessy@yandex.ru


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: