ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 2.12.2017 в 10:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 1468

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4, Глава 5Глава 6, Глава 7, Глава 8


9. Мы вам честно сказать должны
БОЛЬШЕ ЖИЗНИ ДЕВЧОНКИ НАМ НУЖНЫ...

Светичка вошла в комнату неожиданно. Её глаза сияли глубоким ровным светом. Это было не счастье или несчастье. Это был — Полный Покой.
Рома, увидев её, выронил рюкзак из рук и радостно по-детски улыбнулся.
— Здравствуй, муж — объелся груш! — приветствовала Ромку Света. И обняла. И поцеловала.поцелуй

Они познакомились при дворе Светиного отца Джона, короля Средней Возвышенности. Вообще-то, подданные за глаза называли Джона Иваном Иосифовичем, но сам монарх не любил многословия и предпочитал слышать при обращении к себе короткое имя.

Слухи ходили, что нашёл Джон Свету в младенческом возрасте в чистом поле близ городка Лида, когда землю пахал. Умаявшись и присев на краю пашни, сын Иосифа вытер крупные капли пота со лба и вдруг увидел стоящую перед собой маленькую девочку с пшеничного цвета длинными прямыми волосами и высоким упрямым лбом. В руках девочки свилась в клубок чёрная гадюка. Малютка протянула своё сокровище королю Джону, сидящему на травке, и улыбнулась доверчиво и открыто.
— Кун-да-ли-ни, кун-да-ли-ни, — зазвенели колокольчики на лугу, раскачиваясь в такт подувшему ниоткуда свежему ветерку.
Джон почувствовал такую лёгкость, будто и не пахал сегодня. Поглядев на пригревшуюся в руках малютки гадюку, он со спокойной улыбкой произнёс:
— Милая, отпусти змейку. Её укус смерти воина стоит.
— Не бойся, Папа, — ответила малышка, и добавила: — Она меня Любит.
Джон молчал. Видя его беспокойство, девочка рассмеялась и сказала:
— Хорошо, смотри: Сета отпускает кундалини.
Гадюка перетекла за край Светиных ладошек, упала на землю — и исчезла.
— Ты — мой Папа? — спросила девочка.
— Да, — серьёзно ответил Джон. — Пошли обедать.
И они пошли домой, держась за руки.

Когда Светичка подросла, в столицу Средних Холмов Великие Луки зачастили женихи один круче другого, но Джон не торопился выдавать замуж свою любимицу. Поговорив по душам с дочкой, они так решили: если кто девушке приглянется, она сама к трону выйдет. А чтоб женихи не обижались и не надеялись попусту, придумали для них испытание. Претендент на руку Светули должен был лук производства Ижорского завода, изготовленный в эпоху плана по валу, над головой поднять. Это было конкретно нереально. Поди-ка подними две с гаком тонны! Такую болванку вручную и от земли оторвать невозможно, а подъёмные краны в те места проехать не могли: болота кругом. Однако, народ вокруг жил необразованный, особенно это касалось царственных особ. Частенько приезжали в Великие Луки охотнички геморрой заработать. И зарабатывали. А Светлячок как при папе жила, так и продолжала жить. В холле и неге.Великие Луки

Потом как-то из-за Гималаев прилетел виман-аэроплан. Из него, сказывают, вылезло чудило с десятью головами. Правда, девять голов были постоянно закомментированы в тэг , а видна была только одна, но она менялась с периодичностью 1 час на какую-нибудь из девяти невидимых. Менялась без видимой закономерности. Отсюда, старики сказывают, и пошла присказка «видимо-невидимо».

Чудило раскланялось по этикету двора Людовика Красно Солнышко (по жизни жуткого душегуба, маньяка и отморозка), представилось императором рабовладельческого Юга Раваной и принялось прицеплять двухтонный лук к своей летательной машине. Вся столица, естественно, переполошилась. Светичку жалели все, кому не лень. Когда оба мотора вимана с надписью на фюзеляже «http://www.LuftWaffe.Otto-fon-Gering.de/» жизнерадостно затарахтели и медленно принялись отрывать лук от поверхности земли, из кузни выскочил косой Левша и, поторапливая подмастерий, суетливо затараторил:

— А ну-тко, робятушки, пособим гостю заморскому!

Следом из той же кузни, обливаясь кровавым потом, выползла добрая дюжина дюжих молодцов и на подкашивающихся ногах потащила к поддающемуся напору вимана луку огромную железную болванку. Дотащив болванку, добры молодцы с облегчением сбросили её на то, что считалось луком. При этом они никак не реагировали на заглушающие рёв аэроплана протесты Раваны, который орал, сверкая стёклами мотоциклетных очков:
— Найн, вашу мамашу! Я есть протестовайт! Это не есть очень честно!
Не выдержав тяжести, виман рухнул наземь. Гневный Равана выскочил из кабины первого пилота и услышал радостный голос Левши:
— Вот тебе, мил-человек, стрела. А сейчас мы и колчан скуём, а то некомплект получается! А для заморского дорогого гостя у нас всё по высшему разряду должно быть!вимана

Равана понял, с кем связался и сказал:
— Весьма польщён, герр Левша. Однако, мой прибор показывайт, что горючий хватайт только для возвращений домой. Груз мой виман не выдерживайт.
— Очень жаль, — искренне огорчился Левша, — да делать нечего, понимаю, техника безопасности юбер аллес.
— Я-я, натюрлихь, — согласился Равана и, несолоно хлебавши, улетел восвояси. Но сначала заплатил Левше за кузовные работы: фюзеляж вимана при падении получил неслабые вмятины. Заплатил анафема. Но не полностью. Полцены пришлось скостить из-за отсутствия лицензии на ремонт импортной техники.

А когда из Москвы в Великие Луки Ромка с Лёхой в сопровождении дядьки-волхва Длинномера Мишки, приставленного к принцам для пригляда и обучения счёту и чистописанию, прибыли, Светуля Ромку на улице случайно встретила. И так он ей приглянулся, что она ему номер своего мобильника дала. Ромка обалдел от неожиданности. Но, хотя девушка ему и понравилась, он не считал возможным общаться ни с кем, кроме своей будущей невесты. А о том, что Света — это Света он в тот миг ещё не догадывался. Поэтому берестяную грамоту с номером своей будущей жены он в урну выбросил.

А Света побежала прямиком к папке Джону и сказала:
— Пап!
— Чего тебе, дочка?
— Я замуж хочу.
— Во, блин! — обрадовался старый мудрый Джон сын плотника Иосифа племянника столяра Джузеппе по прозвищу Карлик Нос. — А за кого?
Дочка подвела отца к окну дворца и указала перстом на приближающегося Ромку-молодца:
— Вот за него! — и добавила: — Красивый, правда? — Ламца-дрица-гоп-цаца!
— В этом я не разбираюсь, — прикидывая в уме, что делать, пробормотал Джон и добавил: — Но лук этот мозгляк точно не поднимет.
— Пап! — сложила Светичка губки бантиком. — Ну, придумай что-нибудь!
— Что? — растерянно спросил Джон.
— Ну, ты же у меня умный!
— Господи! Разве дело в этом? Не поднимет этот мальчонка лук. Понимаешь?
— А ты не торопись, пап! Потяни время! Хорошая мысля приходит опосля...калика в камуфляже

Тут в комнату ввалился облачённый в пальмовые листья калика перехожий прямиком из леса и, ударив головой в пол, затараторил:
— О король Джанака! Я, мудрец Нарада, прибыл к тебе прямо с собрания наимудрейших волхвов, риши и муни, познавших веды, шастры и прочая!
Ошарашенные Джон и Света уставились на нежданного гостя, который продолжал:
— Признав моё первенство во всех областях познания, в том числе в таких древних дисциплинах, как самокопание, самоборонование, самомелиорация, самоколлективизация, самоприватизация, самокорчевание и самовоспроизведение, все эти дураки, как один, заявили, что мне до тебя всё равно далеко, ибо в подлунном мире тебя, о, король Джанака, все знают как Видеху — Знайку.
— Ну, да! — согласился Джон. И поправил: — Всезнайку. — И добавил: — И что теперь?

— Значит, ты придумаешь, как выдать меня замуж за этого красавчика? — запрыгала от счастья Светичка.
— Ответь мне, о, великий муни, являющийся муней всем муням: в чём секрет твоей непревзойдённой мудрости? — продолжал взывать к Джону пришелец из леса, от жажды познания вращая глазами и скрипя зубами, которых было немного, неизмеримо меньше, чем знаний в его голове.
— Слушай, Нарада, тут такие дела творятся! И вдруг — ты... Даже не знаю, что делать.
В этот миг взгляд Джона упал на наполненную до краёв молоком глиняную крынку. Джон радостно улыбнулся совету дочки потянуть время и произнёс:
— В общем, так, дружище, я сейчас должен сделать пару неотложных дел, а ты хватай эту крынку — и для экономии времени неси за мной. Только постарайся не расплескать молоко. Понял?
— Нет ничего проще! — обрадовался Нарада и, аккуратно схватив крынку, устремился за отправившимся в гостиную дворца королём Джоном.

Обмен любезностями с пришельцами из королевства королевств, которым управлял тёзка Джона Неуловимый Джо, продолжался достаточно долго, тем более, что мудрец Долговязый Мишка оказался парнем словоохотливым и любознательным, задав десятки вопросов и поинтересовавшись сотней подробностей и тысячью нюансов всего, что пришло ему в этот день в голову. А голова у него была большая. И память в несколько десятков тысяч гигабайт. И оперативная память гига в два, не меньше. И видеокарта хорошая. И экран монитора — 19 дюймов.

Наконец Ромка тонко намекнул:
— Миш, ты скажи дяденьке Джону, зачем мы сюда приехали, а то он от вежливости сейчас прямо на троне заснёт.
— Ах, да! — обрадовался Мишка, вспомнив цель визита. — Сыну короля нашего принцу Роману срочно жениться приспичило, а у тебя, мы знаем, дочь на выданье. Так что, твоё величество Джон Премудрый, как говорится, у вас — товар, а у нас — купец.
— Какая приятная неожиданность! — произнёс давно заготовленную фразу дипломатичный король Джон.
— Так веди сюда невесту, пусть молодые познакомятся, — по-простому, по-мудрецки предложил Длинномер Мишка, который даже сидя был малость повыше стоявших подле него Ромы и Лёхи.
— Она, аккурат, сейчас прихорашивается, — стал опять тянуть время старый добрый Джонни. Он никак не мог сообразить, как же выкрутиться из положения: и условие сватовства соблюсти, и дочку не огорчить.
Тут к нему подбежал придворный советчик и шепнул на ухо фразу, громогласное эхо от которой разлетелось по всем помещениям дворца, вылетело в двери и окна и даже пробило пробки сажи в печных трубах (парового отопления во дворце ещё не было):
— Левша сказыват: энтот подымет!
Рома жизнерадостно усмехнулся, приняв комплимент на свой счёт.

В это самое время в придворной лаборатории Левша вместе с тёзкой долговязого Мишки помором Ломоносом, за какой-то надобностью припёршимся намедни из Холмогор, под строгим государственным секретом, заканчивали изобретение аналога пенопласта и вот-вот должны были по срочной оказии изготовить точную копию пресловутого лука с той лишь разницей, что копия должна была весить максимум килограмм 16, ну, в крайнем случае, пуд. Приказ Джон изобретателям через доверенного ябедника передал. А Света вертелась под ногами изобретателей, вдохновляя их своим присутствием и часто повторяющимися криками:
— Не успеем, не успеем!лаборатория

Уставший тянуть время король Джон и утомившиеся делать вид, что всё в порядке гости из Москвы на закате солнышка — а дело было в день летнего солнцестояния — наконец-то услышали грохот приближающейся ко дворцу телеги. К тому времени всё было оговорено, обо всём условлено и даже все политические анекдоты рассказаны. И свежие, и испортившиеся.

Услыхав грохот во дворе, Джон искренне обрадовался и, предвкушая близкий сон, закричал:
— А вот и Лук Сватовства! Ну-ка, добрый молодец богатырь Роман свет Джо... вич, блин, как тебя правильно по-нашенски, язык сломаешь, право... Короче, Ромыч, заверши Сваямвару Светы: подыми лук величины невиданной!
Крикнуть крикнул, а сам стал искать в толпе Левшу и Ломоноса на случай обмана и чтоб было в таком разе с кого семь шкур спустить.
Но Левша с Ломоносом не подкачали: Ромка поднатужился, да и поднял лук над головой. С трудом, но поднял-таки! Тут лук хрустнул в его руке — да и упал на землю. Некрепким матерьяльчик одноразовый оказался. Все, кто не знал, в чём дело, попадали наземь, прикрывши глаза и думая, что Ромке крышка с крантами пришла.

Невозмутимыми остались только:
• Роман, потому что не сомневался, что поднимет лук;
• Король Джон, потому что знал, из чего лук сделан, и вообще всё знал;
• Брат Ромки Лёха, потому что верил, что его братушка Ромка — самый конкретный пацан и реальный крутышка;
• Долговязый Мишка, потому что ему было всё по барабану.

Тут настала очередь самого короля спасать ситуацию — и он с находчивостью импровизатора закричал:
— Да вы только посмотрите! Он не только его поднял, а ещё и сломал! Вот это богатырь! Вот это жених!
Все радостно зааплодировали, даже сам Ромка.

Вдруг в центре зала появилась сияющая внутренним и наружным светом Светлана. Ромка и Лёха сразу узнали в ней встретившуюся на городской улице красивую девчонку. Длинномеру Мишке было по барабану. Светлячок с лёгкой пренебрежительностью посмотрела на поверженный лук и произнесла:
— Может быть, другой Великий Лук — Лук Вишну выдержит мощь богатыря московского Романа?
Ромка с Лёхой переглянулись. Лёха одними губами произнёс:
— Наш человек!
— Погоди, дочка, такого уговору не было! — встревожился король Джон, боясь, что сватовство расстроится.
— Ну? — в ожидании поднял брови Ромка. — И где же этот лук? — И стал закатывать рукава.
— Эй, молодёжь! Хватит прикалываться! — выкрикнул не на шутку встревоженный Джон, но Света развеяла его опасения:
— Не знаю — не знаю! Мне сейчас больше другое интересно.профессор Левша

— Хвала аллаху! — облегчённо выдохнул Всеведущий Джон и завершил вечеринку оптимистической тирадой:
— Роман и Света, объявляю вас женихом и невестой. А теперь всем срочно по койкам! Спать хочется, просто жуть!
Из толпы придворных выбежала племянница короля Джона Людмила и, схватив за руку Лёху, закричала:
— Дядя Джон! Дядя Джон! А мне вот энтот приглянулся! Пожени нас, дядя Джон!
Лёха от счастья упал в обморок, а племянница Людмила немедля принялась осуществлять заботу о нём, приводя своего потенциального жениха в чувство путём похлопывания по щекам и поглаживания по рукам.

Вечеринка закончилась в дверях спальни короля Джона.
Когда Джон уже открывал эти самые двери, чтоб отправиться спать, сзади раздался смиренный голос крайне утомлённого человека:
— Великий король Джанака! Я целый день таскаю за тобой эту, мягко говоря, благословенную крынку молока! Я устал и ни фига уже не соображаю! Скажи мне: ты, случайно, не помнишь, зачем я это делаю?
Король наморщил лоб, силясь вспомнить, кто перед ним и что ему нужно. Реноме обязывало его дать достойный ответ. Так и не вспомнив ничего, Всеведущий Джон произнёс многозначительно:
— Ты таскаешь целый день крынку с молоком?!
— Да, король, Нарада уже задолбался до крайности, а ты так и не ответил Нараде.
— Что ж, настало время ответа, — не торопясь и следуя совету дочки тянуть время, проговорил Джон. — Скажи мне, что ты видел сегодня?
— Грешно смеяться над мудрецами, Всеведущий Джанака! Ничего, кроме этой крынки, я не видел!
— Ты не видел роскошного приёма в моём дворце?
— Нет, Видеха Джанака!
— И сватовства моей дочери ты не видел?
— Говорю тебе: ничего я не видел, кроме этой, столь полюбившейся мне за минувший день, крынки молока! Понял, твоё королевское величество?!
Тут Джона осенило, и он сказал:
— Вот так и я ничего не вижу. Просто всё время слежу за своим вниманием, чтоб не расплескать его, как молоко.
— И на чём ты держишь внимание, великий король?
— На Боге, Нарада. На Боге! — сказал напоследок Джон и закрыл дверь.
Мудрец из леса выпучил от радостного изумления глаза, прокричал:
— Гениально! — выпил молоко и поспешил в лес, чтобы поделиться новыми знаниями с волхвами, отшельниками, ришами и мунями.


Продолжение следует....

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: