ГлавнаяСтатьиМузыка жизни. 10 лет спустя.
Опубликовано 27.07.2015 в 11:11, статья, раздел Звук, рубрика Записки музыканта
автор: Жан Помор
Показов: 944

Музыка жизни. 10 лет спустя.

Станислав Золотов (1978-2004) - поэт, музыкант, лидер рок-группы «Облико Морале». Наш земляк, очень талантливый парень и замечательный человек. 25.08.2015 года, через месяц, ему могло бы исполниться 37 лет... Статья «Музыка Жизни. 10 лет спустя» - это воспоминание о Стасе и группе «Облико Морале» из архива ZHAN POMOR NOVMUZIC.VNVK, составленное мною к десятилетней годовщине его гибели. Она о моём знакомстве с ребятами, о музыкальной жизни города тех времён, о грустном и весёлом, о репетициях, концертах и о том, что остаётся важным — о доброй памяти. С момента создания данной заметки прошло ещё почти полтора года, однако для многих она не утратила актуальности. Предлагаю в очередной раз вспомнить Стаса.

«…Я буду как моя любовь -
Я не покину Вас!»

Станислав Золотов

«Первоначально планировалось не упоминать ни в какой форме о трагедии – о смерти Стаса. По этой причине и название фильма было выбрано именно такое: «Музыка Жизни». Однако позже стало ясно, что очень важно то, с каким горем восприняли эту утрату его родные и друзья, музыкальный мир нашего города. То, как его проводили, то, что его не забывают спустя столько лет после гибели, что до сих пор слушают его песни, каждый год в день рождения вместе ходят на могилу, устраивают встречи - вспоминают его добрым словом. Главная мысль: смерть не смогла затмить его интересную, яркую жизнь, полную музыки, любви и радости. Жизнь, после которой остался заметный след, которая продолжается в душах и сердцах как тех, кто его знал, так и тех, кто впервые слышит его песни. Жизнь, которая продолжается в его музыке…».

Так заканчивается текст моего спонтанного и давно забытого сценария к документальному фильму о Станиславе Золотове, которому суждено было остаться лишь на бумаге. Перечитав его в преддверие очередной, десятой, годовщины смерти Стаса, я захлопнул пыльную папку с исписанными листками, вздохнул и стал собираться идти по делам. Вдруг раздался телефонный звонок. Знакомый голос: «Саня, привет. Мы снимаем кино про Стаса, срочно приходи…»

После триумфальной победы рок-группы «ROTTENNESS» на Новгородском молодежном рок-фестивале 2000 года, период расцвета нашего музыкального коллектива сменился периодом спада. Уже в начале 2001 года группа перестала существовать: барабанщик Александр Семенов отбыл для прохождения срочной военной службы в рядах вооруженных сил Российской Федерации, а бас-гитарист Данил Верещага присоединился к блиставшей в то время рок-группе «МОРГИИ». Помимо этого прекратил свое существование и поп-рок проект «ПЬЕРО», в котором мне довелось участвовать в качестве ударника.

Как раз в то время, когда мои перспективы в плане музыкального сотрудничества были весьма туманными, басист «ПЬЕРО» Кокс сообщил, что его пригласили играть в тогда не известной мне рок-группе «ОБЛИКО МОРАЛЕ», которой, по его словам, требовался ещё и барабанщик. Мы договорились о встрече.

Зима. Снег. Мороз. Вечер. Я сидел на автобусной остановке. Ждал, когда подъедет Кокс и отведет меня на репетицию «ОБЛИКО МОРАЛЕ» для знакомства и решения вопроса о моем участии в коллективе.

Через четверть часа из темноты ко мне подошел худощавый парень среднего роста и, заикаясь, спросил, не Кокса ли я жду. Я ответил, что именно его.

- Я – Сы-сы-Стас, - с улыбкой произнес незнакомец и протянул мне руку.

Мы с ним пошли через рынок, через сугробы к гаражному комплексу в стороне от улицы Псковская. По дороге я спросил спутника, на каком инструменте он играет, на что получил следующий ответ:
- Я ны-ны-не играю: я па-па-па-пою…

Поначалу я несколько смутился, но уже через полчаса впервые услышал «ОБЛИКО МОРАЛЕ» и Стаса Золотова. Несмотря на то, что он заикался в обычной жизни, это не мешало ему связно петь и великолепно интонировать — вокалистом был от Бога. Все сразу прояснилось, встало на свои места, а после прослушивания парни радушно приняли меня в свой коллектив.

Так я познакомился со Стасом.

Стас Золотов - вокал, Мурзик (Андрей Мурзов) – гитара, Евгений Брагин – гитара, Кокс – бас и я за ударными – в таком составе группа просуществовала всего около семи месяцев.

Репетировали в гараже три раза в неделю без поблажек и отговорок. Мобильных телефонов у нас не было (тогда это было ново, да и слишком дорогое удовольствие), в лучшем случае стационар дома или на работе, а так обычно на каждой репетиции договаривались о дне и времени следующей. Несмотря на работающий обогреватель, зимой в гараже приходилось часами играть при минусовой температуре. Иногда от холода руки просто «отваливались», ноги немели. Такие были времена, условия. Однако, тяжело в учении - легко в бою: это четко ощущалось на выступлениях в теплых залах.

Атмосферу репетиций, концертов, общения вспоминаю с ностальгией. Было много доброго и веселого. Например, бартер: варенье/маринованные огурцы. У Мурзика в подвале гаража были очень вкусные заготовки - огурцы, а у меня дома – варенье. Так как каждому из нас своя продукция приелась, решили ею обмениваться с целью - добиться пищевого разнообразия. Бартер регулярно имел место быть. Правда, всё, что выменивалось - тут же коллективно съедалось во время репетиции!

Или вот был забавный случай: Коксу дали денег и доверили на эти нечаянные капиталы сделать афиши для концерта. Подвыпивший Кокс принес на очередную репетицию готовые плакаты и с гордостью продемонстрировал. Все просто попадали на пол от смеха: на афише крупными буквами было намалевано: «ОБЛАКО МОРАЛИ»…

По истечении семи месяцев я определился с выбором инструмента, а именно пришел к выводу, что мне ближе все же электрогитара, нежели барабаны. Организовал свою собственную группу и решил заняться ей вплотную. Работа, семья и участие в двух музыкальных проектах сочетались очень тяжело. В итоге пришлось принять судьбоносное решение – покинуть «обликов».

На последней репетиции мы по-доброму распрощались с парнями. Стас очень переживал, так как в «ОБЛИКО МОРАЛЕ» до меня поменялось уже семь или восемь ударников, а на носу были участие в рок-фестивале и запись альбома в Москве. К счастью, его тревоги очень скоро развеялись: к группе присоединился барабанщик – Александр Малаховский (Бублик), который идеально вписался в состав коллектива.

Впоследствии я заходил к ребятам на репетиции, встречался и беседовал со Стасом. Мы делились новостями, мечтами и надеждами, рассуждали о музыке, о ближайших творческих планах, о литературе, об искусстве, о женщинах, о политике и, вообще, обо всем, рассказывали анекдоты и прочее. Это было незабываемое доброе и светлое время…

В какой-то из выходных дней в конце января 2004 года поздно вечером Алексей Ищенко (группа «МОРГИИ») позвонил мне и гробовым голосом сообщил, что Стаса больше нет. Внутри все оборвалось, стало как-то не так…

25 января 2004 года Стас погиб в Москве, едва закончив работу над своим первым и единственным альбомом под названием «На всё есть время...»

В течение нескольких недель Золотова все вспоминали, пели его песни, на местном телевидении прошел посвященный ему концерт с участием новгородских рокеров. Казалось, что новгородская музыка потеряла что-то невосполнимое. Однако указанное трагическое событие сплотило музыкантов и членов «музыкальной тусовки» города, творческое движение возобновилось и продолжилось…

С тех пор прошло уже десять лет. 25 января 2014 года. Утро. Дома ещё все спят. Встаю, беру кофе, одеваюсь и еду на Западное кладбище. В условленном месте с двумя красными розами в руках меня уже ждет Александр Иванов (Малой) – друг Стаса и мой хороший друг. Два раза в год - 25 августа и 25 января (в день рождения и в день смерти) - мы приходим сюда. Разговариваем. Вспоминаем. Стас, молча, нас слушает, улыбаясь, как раньше, как всегда.

Полтора года назад рядом с его могилой поселилась белка. Она не из робкого десятка. Питается печеньем и конфетами, которые оставляют приходящие родственники и друзья. Нахалка, я бы сказал. Но когда она прибегает, начинает выпрашивать сладости, грустные мысли улетучиваются. Сразу вспоминается, что для Стаса уныние и печаль были неприемлемыми характеристиками общения и жизни…

Вечером с женой пришли в клуб, где уже собралось много людей из тех, кто знал и не знал Стаса, музыканты и просто друзья. Все ждали премьеры короткого документального фильма о Стасе, который благодаря усилиям Дины Васиной, Андрея Мурзова и еще ряда товарищей был снят и смонтирован для тех, кто помнит. Во время просмотра все молчали, слушали, переглядывались, иногда радовались, иногда грустили. Под конец показали маму Стаса. В этот момент многие из присутствующих в клубе (в том числе и я) с трудом сдержали слезы. А сидевший рядом со мной грузный здоровяк-незнакомец не сумел и расплакался...

Домой вернулись за полночь. Этот, казалось бы, скорбный день прошел хорошо, как и каждый год - с какой-то радостью единения со старыми друзьями и знакомыми, радостью прожитых лет и сделанных дел, радостью музыки и жизни, радостью доброй и светлой памяти.

Фото из архива группы «Облико морале».

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: