ГлавнаяСтатьиЮное лицо войны
Опубликовано 22.06.2015 в 06:44, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 928

Юное лицо войны

В этом театральном сезоне многие новгородские театры и творческие коллективы посвятили свои работы 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. ОК-журнал решил рассказать о трех новых постановках, которых неожиданно объединили главные герои – молодые люди.

Система формирует сознание зрителя, следовательно – диктует репертуарную политику театра. Раз в пятилетие подведомственные учреждения отчитываются за юбилей Победы в Великой Отечественной войне спектаклем. Может ли жить после торжеств такой спектакль? С трудом. Может ли он появиться не как «датский»? Только при большой смелости художественного руководства. Над этой темой тяготеет «юбилейная система». Зритель уже и не привык по-другому воспринимать этот праздник, кроме как по указке сверху. Торжества проходят – и уже лишь случайные посетители готовы открыться состраданию в нелегкой теме. Ведь никому же не придет в голову поставить комедию в духе «Весны для Гитлера». В нашей стране это не принято. Это всё достаточно грубые обобщения, но система работает.

Чтобы в провинциальном театре стать обреченным на успех, нужно думать не столько о художественных достоинствах и современности, сколько честно спекулировать на чувствах зрителя. Дать им немного сентиментальности, немного сострадания, немного моральных вопросов без однозначных ответов, снять с них чувство вины и подарить им гордость за героев. Этим всем обладала предыдущая юбилейная постановка Новгородского академического театра драмы им. Ф.М. Достоевского «Скажи, что ты меня прощаешь…» от режиссера Олега Зарянкина. Это во многом определило то, что спектакль прожил достаточно долгую – восемь лет – жизнь.

Спустя десять лет в репертуаре театра драмы вновь живописная история уже к 70-летию Победы. Режиссер Александр Козак, художественный руководитель Брестского академического театра драмы, поставил пьесу Алексея Дударева «Не покидай меня…». И заявленный жанр «драматическая баллада» полностью себя оправдывает – в спектакле много лирики, романтики и эпического пафоса, событийный ряд, которого, впрочем, остается за кулисами. Всё то, что может увлечь зрителя незамысловатой красотой, проникновенностью и сопереживанием простым людям, которых война превращает в сверхлюдей. И за оммажем женщинам, которые погибли или были искалечены в тот исторический период, можно разглядеть историю о преодолении страхов и сомнений, о ценностях, которые важнее строевой подготовки и общественных условностей.

При этом Александр Козак поставил пьесу Дударева по касательной. В тексте смешались прямые отсылки к античной легенде, символические игры с ведической мифологией и исторические персонажи Белорусской наступательной операции 1944 года. Превращая правду документа в художественные образы, Дударев будто показывает, как история становится мифом, как жесткая и неприглядная правда обрастает возвышенной трагедийной поэзией. Он служит культ женщине, ее отчаянному подвигу и умению сохранить недосягаемую красоту даже на пороге краха мира. Режиссер же приглашает зрителя в мир не менее условный, но более человечный, лишенный таких размашистых символических параллелей и пересечений.

Александра Козака в первую очередь интересуют характеры. Он скульптурно проработал с исполнителями каждую роль и соединил их на одной игровой доске, проиграв достаточно логичную, полную ожидаемых ходов партию. Но в этой правильности есть эмоциональная правда и убедительность. Капитану Михасеву предстоит обучить четырех девушек для особой операции в тылу врага. Ситуация, полная хрестоматийных моральных парадоксов, требующих юмора, такта и лиричности, чтобы не повредить святое – память о Великой Отечественной войне. Дударев не столь щепетилен – его жесткие диалоги написаны в нашем веке, у них своя, современная правда. Но режиссеру и исполнителям удается их опоэтизировать, заставить звучать в унисон заглавной песне.

Каждый персонаж будто исповедуется зрителю. Очень часто ищущие, встревоженные взгляды обращены к нему, а реплики произносятся будто с ожиданием реакции, ответа. Для капитана Михасева, чьими глазами рассказана эта история, очень важно одобрение и поддержка публики как свидетеля череды непростых моральных и психологических выборов. Правда, одна проблема для Анатолия Устинова уже снята. Его герой уже в возрасте, и все общение с девушками сводится лишь к отношениям отца и дочерей. Актер наполняет роль любовью и заботой, вселяя и в зрителей веру в то, что с его подопечными всё будет хорошо. Такие же созвучия и в роли полковника. Только Иван Сучков играет персонажа еще более возрастного, проявляя патернализм уже к Михасеву. Небольшая эпизодическая роль оказывается камертоном для основного настроения спектакля – доброй иронии и лиричной тоски от необратимости хода истории.

В четырех же девушках сосредоточились очень узнаваемые, типичные характеры, которые молодые актрисы отыгрывают с азартом. Самый энергичный персонаж, Зину Батян, Людмила Павленко создает будто из себя – подвижного сплетения проницательности и маски народной фарсоватой грубости. Ядвигу Гурскую актриса Елизавета Вещугина наделяет лиричностью и патетикой романтических драм. Светлым мотыльком с певуче-пластичным рисунком роли Мария Медведева проносится в роли Али Ладысевой. И одно сумрачное облако, Вероника Кремис, с затаенной душевной травмой сдерживает цветастую веселость боевых подруг. Ее история закончилась еще задолго до начала событий пьесы. И Анне Кондрашиной удается сделать выпуклым образ опустошенного человека, практически ходячего трупа.

Развитие событий предлагает каждой из них переступить через какую-то черту, измениться в доказательство готовности к смертельному подвигу. Впрочем, для героинь, созданных актрисами, это оказывается не столько преломлением, сколько избавлением от комплексов, травм, сомнений. Отеческое внимание и любовь Михасева открывают в них те возможности, которые помогают преодолеть страхи. В этом логика поступков может показаться слишком упрощенной, но в то же время очень правдива в том условном мире, который создают авторы спектакля.

Художник Екатерина Чазова выстраивает на сцене живописные развалины панской усадьбы, а цветастые платья Светланы Чазовой придают свежесть необходимым, но уже приевшимся гимнастеркам. Симультанное пространство, включающее стол полковника и садовую скамейку, напоминает киносъемочный павильон. Вот без лишнего напряжения вкатываются железные кровати с девушками в неглиже. Вот прямо под стеной усадьбы возникает патефон, который так и простоит до самого финала. Лишь внимание зрителя, будто через объектив, фокусируется на разных планах и точках. Декорация служит своеобразной диорамой, в которой силой человеческого обаяния начинает оживать бутафория. Музыка Эдуарда Зарицкого шлет привет из советских 80-х, придавая окончательную форму ностальгичной драматической поэме.

Спектакль «Не покидай меня…» избегает и жестокости войны (вставные концертные номера перетягивают на себя кульминацию), и размышлений о патриотическом долге в масштабах целого народа. Это истории частных людей, вспышки огоньков в экстремальных условиях. Помнить о той войне здесь необязательно. Но попробовать представить себе, как внутри себя найти возможность для подвига – можно.

В юбилей Победы так легко обратиться к тому, что далеко и возвышенно – к подвигам, к их трагической красоте, воспетой поэтами, прозаиками, драматургами. Можно говорить о том, что покрыто дымкой легендарности, стало мифологией Великой Отечественной войны. Но студенты областного колледжа искусств им. С.В. Рахманинова в дипломной работе «С последним февральским снегом» смело пошли на сопротивление, теряя и обретая одновременно.

Собственно, обращение к документальным и мемуарным свидетельствам войны для театрального пространства не в новинку. Режиссеры ищут новых тем и ощущений, не редко с ревизионистских позиций, стараясь рассказать «правду о войне». Коллективная работа выпускного курса, получившая подзаголовок «документально-публицистическое театрализованное представление по воспоминаниям и участников и очевидцев трагических событий войны, по материалам переписки наших земляков, историческая видеохроника и фотосвидетельства», родилась не из поиска, а из органичного понимания того материала, который оказался в их руках. Та смелость, с которой в центр композиции выдвинута тема детей на войне, показывает, что в молодых людях рассказы о славных подвигах не усыпили бдительного нерва. Они глубоко переживают страшную цену, заплаченную за то, чтобы нынешнее 70-летие Победы состоялось, и состоялось без новой войны.

Форма театрализованного представления позволяет объединить различные сценические жанры, поставить рядом актерские этюды и эстрадные номера, найти внутреннюю драматургию для каждого эпизода, сценки. Понимая эту учебную задачу, можно закрыть глаза на то, что не все номера – вокальные и хореографические – удалось сочетать по стилю (да и художественная ценность некоторых оказалась недостаточно высока). Концерт должен был продемонстрировать умения студентов других отделений колледжа и выпускников – и можно воспринимать это как необходимые интермедии в театрально-публицистическом повествовании, искреннем и напряженном. Пожалуй, высокому актерскому градусу соответствовали только открывающая песня и песочная анимации Ксении Иноземцевой. Драматическая острота этих номеров поддержала исполнителей, которые рассказали несколько сюжетов, почерпнутых ими из заявленных источников.

Публицистическую часть визуально представили выходы к микрофонам основной группы исполнителей. Даты, факты, события докладывались зрителям отстраненно. И было видно, насколько непросто выдержать ведущим то напряжение, которое подобно электрическому разряду накапливается от понимания каждого события, потрясающего фатальной несправедливостью, трагической горечью. Но, как чеканка, эти выходы должны были оттенять игровые эпизоды. Но и в них студентам удалось во многом избежать многих штампов и масочных образов, которые легко прирастают к актерскому нутру, когда нужно говорить о войне. Как о ней говорить – нас учат с детства. С сентиментальным чувством, с гневным пафосом. Но под руководством педагога и режиссера Натальи Моргуновой, а также других педагогов колледжа, ребята зазвучали правдиво, свежо. Оставив за плечами сложную работу, связанную с переживанием материала, с осознанием его смысловой и эмоциональной тяжести, исполнители вышли к зрителям с бесхитростным интонированием, упрощенной пластикой. И потому так просто и так внушительно прозвучала история женщины, потерявшей всех своих мужчин – мужа и сыновей. И вызывает чувство колоссальной несправедливости, ужаса рассказ о налете на поезд с детьми, их гибели, поисков тел матерями в зимнем лесу… Не только сам этот жестокий факт, переданный с публицистической проникновенностью очевидцем событий, но и исполнительскими акварельными штрихами, делают эту сцену кульминацией постановки. Подкрепляя документальность, Антон Ни, ставший негласным лидером постановочной команды из студентов, подготовил достаточно продолжительный видеоряд с фотографиями, на которых с пугающей откровенностью запечатлены разрушения и смерть. Может быть, став заложником желаний напомнить эту страшную сторону войны, авторы постановки и переусердствовали с шокирующими документальными приемами, но сделано это было искренне.

И практически ощутимо на сцене царит зима. Зима, как спутник войны. Зима, длившаяся все эти годы нескончаемо в душах людей. Белая одежда сцены (как просто и пронзительно за белую полупрозрачную кулису уходят по очереди погибающие мужчины в одном из эпизодов), белые платки и блузки… Но, отдавая дань и исторической правде, и традициям, авторы заканчивают свое представление светлыми весенними нотами. Звучит «Катюша» - идет фронтовой концерт назло смерти, назло войне. Несмотря на шаблонную привычность, студенты столь заразительно включаются в этот эпизод, что в его уместности не остается сомнений. И перед торжественным финалом сцену украшают радужные полотнища.

Касаясь тем и семьи, и любви, разрушений и утрат, студенты-выпускники выносят на сцену самую тяжелую и неожиданную, как уже говорилось, тему – гибели детей. Они говорят и поют о том, что никто никогда не оспаривал – о ценности детства, о его прекрасной невинности, о страшной трагедии матери видеть смерть своего ребенка. Но говоря об этом, они остаются в недоумении, почему же произошли все эти катастрофы. И продолжают происходить до сих пор там, где идет война. Нет в постановке ничего прямого, чтобы подтверждало эту мысль. Но почему-то остается стойкое ощущение, что авторы и исполнители думали об этом и продолжают думать. И с этим выходят к зрителям.

Детей, не пассивных жертв, но активных участников, можно увидеть в спектакле Театра юного зрителя «Виват». Премьера «За девять дней до Победы» со шлейфом наивности, оставшейся от пьесы, выводит юность с автоматами, пистолетами и взрывчаткой. Хотя главное их оружие – идеология. Пьеса Авенира Зака и Исая Кузнецова «Весенний день 30 апреля» 70-х годов, до сих пор еще востребована любительскими и профессиональными коллективами за свою остросюжетность, хоть и сильно проигрывает в стилевом отношении. Режиссерам Ивану Егорову и Татьяне Ивановой удалось значительно снизить долю наивности и запыленного пафоса, оживив эту историю для современного зрителя.

Советские войска расположили в одной из гимназий Берлина медсанбат. А в подвале уцелевшие немецкие школьники готовят взрыв. И только вмешательство молодого парня Андрея может предотвратить трагедию… И вот такую интригу труппе ТЮЗа удалось сделать не фальшивой, несмотря на длительную дискуссию, которую сценаристы предлагают в середине своего творения.

Ничем не примечательный, в общем-то, парень Андрей (Алексей Чернов) влюблен в такую же скромную девушку Тамару (Мария Воротнецкая). Постановщики значительно переделывают текст под юных исполнителей, сохраняя в них ничем не замутненную чистоту. У обоих персонажей за плечами трагические истории, но в спектакль они входят с ожиданием победы, с весенним настроением, будто смывших с них сажу долгих военных лет.

Напротив, образы немецких школьников усложнены и лишены пропагандистского пафоса первоисточника. Из ходячих схем они превращены в напуганных детей, чьи судьбы и психику исковеркала идеология. Сложно даже назвать ее фашистской, подростки искалечены самим своим фактом участия в войне. Гельмут, предводитель маленького отряда, у Сергея Лебедева не отвратительная машина для убийства. Для него русские – враги, и он прав в своем желании защитить свой город, свою страну от вторгшихся противников. Но свою жестокость он уже не может контролировать, обращая гнев и истерику на товарищей. Его антагонистом становится Хельга (Анна Иванова). То, что из мужская роль переделана в женскую, позволяет режиссерам развить дополнительную линию. Попавший в плен Андрей начинает вызывать в Хельге сочувствие и симпатию. Именно человеческое чувство заставляет ее идти против друзей. Она понимает, что война проиграна и режиссеры видят в ней символ покоренной Германии. Всего того, что еще осталось человеческого в людях даже на краю гибели.

Спектакль наполнен еще множеством разных персонажей, сыгранных с юмором (как Коробков и Синицына) или взвешенной мудростью (военврач и Лифанов). Различные беллетристические повороты сюжета, напряженная интрига с запущенной бомбой и смерть Андрея в финале – все эти приемы отчаянно напоминают высокий бульвар. Но в спектакле Ивана Егорова и Татьяны Ивановой на первый план выходи тема того, как война в первую очередь калечит души, оставляя немного в стороне и размышления о подвиге, враге и героизме. То, что сами молодые люди готовы пропустить через себя непростые размышления и переживания, делают постановку живой и по-своему правдивой. И еще раз звучит мысль, какой страшной ценой досталась та Победа…

Легко заметить, что все три театральные премьеры к 70-летию Победы оказались посвящены детству и юности. Режиссеры обратились к пьесам, которые позволяют исследовать экстремальные условия войны как путь к изменению, преодолению себя или как разрушительную силу. Что удивительно, ни в одном из трех спектаклей война не предстает как некая стихия. Рефреном звучит ужас от того, что человек убивает человека. Что гибнут дети, молодые люди, а за словом Победа нет парадной радости, а лишь горечь утраты.

Остается сожалеть, что театральная среда нашего города очень разобщена. Каждая премьера прошла обособленно, а ведь в репертуаре театра «Малый» есть проникновенная постановка Надежды Алексеевой «Убежище. Дневник Анны Франк». Вместе с работой Алексея Бурьяка «Когда я снова стану маленьким» в фольклорном театре «Кудесы», она тоже продолжают тему сопряжения войны и детства, но уже с иным звучанием. Да и в области любительские коллективы почтили дату новыми спектаклями. Всё это могло бы стать основой для театрального фестиваля, который бы позволил зрителям увидеть по-настоящему единое пространство и почувствовать подлинную ценность постановок, в которых праздник – повод для художественных исследований и обращений к публике с жизненно важными темами. Но пока этого не произошло.

Фото: Сергей Гриднев и архив коллективов

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: