ГлавнаяСтатьиАлексей Венедиктов: «Кому интересно то, что происходит в Новгороде?»
Опубликовано 11.11.2017 в 19:52, статья, раздел Жизнь
автор: ОК-журнал (Дарья Иванова)
Показов: 115

Алексей Венедиктов: «Кому интересно то, что происходит в Новгороде?»

10 ноября в отеле Park Inn прошло открытое интервью губернатора Новгородской области Андрея Никитина и главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, а затем мэтр радиожурналистики встретился со студентами НовГУ. Журналисты и блогеры Великого Новгорода смогли задать им вопросы на самые разные темы. Но сначала, они говорили о журналистике и отношениях с журналистами.Венедиктов

Первый вопрос был задан Алексею Венедиктову:

— Как можно писать о власти и при этом сохранять возможность общения с властью, и получать ту информацию, которая недоступна многим официальным СМИ? Как это удается?

— Надо заниматься своей профессией. Когда вы хирург и вам привозят человека с пулей в плече, вы не спрашиваете про его политические взгляды, бьет ли он жену и так далее. Ваша задача — вынуть пулю! Очень важно понимать, что если вы занимаетесь профессией, то у вас могут быть дружеские отношения в разных политических кругах, но при этом политические взгляды ваши могут быть абсолютно разными. Рецепт простой: честность. То, что я говорю по радио, я говорю и президенту. Я никогда не говорю разные вещи. Мне кажется, очень важно для нашей профессии не умение правильно писать слова, а репутация! Репутация — вещь вполне материальная. Репутация «Эхо Москвы» известна, а наши правила и отношения не меняются. Просто нужно оставаться самим собой. В этом основа моих отношений с партиями и с президентом.Венедиктов и Никитин

Далее вопрос был к Андрею Никитину о том, не рискует ли он, сидя с Алексеем Венедиктовым, ведь, возможно, для многих подчиненных это разрыв шаблона.

Вопрос вызвал смех, как у Никитина, так и у Венедиктова. Ни один из них не вспомнил, как именно они познакомились: «Я плавно втирался в доверие» — шутил Андрей Сергеевич, и все же ответил на вопрос:

— «Эхо Москвы» — это хороший проверочный элемент. Журналисты, которые там работают, спрашивают в лоб: зачем ты нужен? Что ты такого сделал? Почему ты получаешь эту зарплату? Именно в таких открытых дискуссиях и вырабатывается понимание того, что ты делаешь и зачем. Мне нужны были эти критические вопросы, чтобы сформулировать то, что стало повесткой АСИ, на те пять лет, во время которых я руководил этой структурой. И в этом ценность «Эха Москвы». Это иногда неприятно, обидно, но, тем не менее, это важно. Если ты не можешь объяснить людям, что ты делаешь и зачем, то и результата ты никогда не добьешься. Туда (на «Эхо Москвы») ходят только потому, что там происходит правдивая дискуссия. Бояться этого нельзя!

Далее губернатор отметил, что согласен не со всем, что звучит на «Эхо Москвы»: «Мне может что-то нравится, на что-то у меня может быть другое мнение, а иногда я просто выключаю звук, когда слышу, потому что принципиально не согласен. И это абсолютно нормально, ведь я тоже человек со своими достоинствами и недостатками, и я тоже могу быть не прав».

Алексея Алексеевича спросили о том, какие ограничения есть у журналистов «Эха Москвы» и есть ли кодекс, и тот ответил:

— Да, есть, но все запреты публичны. Надо понимать, что у каждого журналиста есть три круга ограничений. Первый, тот который идет из семьи, воспитания. Второе — устав «Эха Москвы» и к нему прилагается московская хартия журналистов. Там есть некие запреты, например, журналист не может брать в руки оружие, а если взял, то он перестает быть журналистом. И третий круг — законы Российской Федерации.Венедиктов и Андрей Никитин

Во время интервью было задано множество вопросов о том, почему внеочередные заседания проходят в закрытом для прессы режиме, о цифровой экономике, скорости решения дел, медицине в Великом Новгороде, и о том, почему до сих пор на билетах в наш город указывается формулировка «Новгород на Волхове». Насчет последнего вопроса, Никитин сказал, что уже работает, однако, это не так просто решить.

После открытого интервью, Алексей Венедиктов провел в Гуманитарном институте НовГУ мастер-класс для студентов журналистов. Сначала Алексей Алексеевич рассказал о радиостанции «Эхо Москвы» и о том, как попал в журналистику: "Радиостанция появилась в августе 1990 года, сразу после подписания закона о печати и имело лицензию № 1. Это была первая разговорная частная станция. Я пришел туда через неделю после открытия. В то время я работал школьным учителем, и были летние каникулы. Радиостанцию создали мои друзья и они пригласили меня туда «поболтать», а я задержался там на 27 лет! На сегодняшний день мы вещаем по всему миру. Так же мы были первой радиостанцией, которая создала собственный сайт. В июне этого года мы создали канал на YouTube. Но мы еще не знаем, как будут развиваться наши новые медиа».Венедиктов

Журналист далее стал рассуждать о том, что каждый человек, который зарегистрирован в социальных сетях, уже протожурналист.

«Профессия журналиста, безусловно, размывается, — заявил Венедиктов. — Несколько лет назад наш учредитель потребовал создания правил поведения журналистов в социальных сетях. Но это невозможно! Сегодня это мой журналист, а завтра журналист другого СМИ. Если я буду нанимать на работу кого-то из вас, я задам три вопроса. Первое — знание языков, второе — компьютерная грамотность и третье — социальные сети. Я возьму ваши социальные сети и начну их „шерстить“. Это вопрос доверия! Мне интересно „токсичны“ вы для радио или не „токсичны“. В профессии журналиста нужно учиться понимать, что вы „голенькие“. Вы будете рассказывать про людей, а они про вас. Это проблема. Я вообще не знаю про то, что будет с журналистикой в следующие пять лет».

Студенты кафедры журналистики НовГУ задали много вопросов редактору «Эхо Москвы», но вот лишь некоторые из них:

— Кого Вы считаете профессиональным журналистом?

— Во-первых, нет такой профессии, потому что внутри, того что вы назвали «журналистом» есть масса прямо противоположных профессий. Например, если вы делаете новости, то вам профессионально запрещен комментарий. Но у меня есть комментаторы, которым я плачу за прямо обратное. А есть интервьюеры, репортеры, модераторы. Я, например, очень хороший интервьюер, но я отвратительно делаю новости. Поэтому, если говорить о том, что я понимаю, то есть о интервью, то на сегодняшний день, помимо меня, в интервью профессионалами являются Ксения Собчак, Владимир Познер и Юрий Дудь. Хороший интервьюер тот, чье интервью запоминается. Мне кажется, что Дудь не дорабатывает. Его интервью с Ходорковским было откровенно слабым, потому что он задавал вопросы, а я уже знал ответы. Но он очень удачно провел интервью с Собчак. Это очень яркое интервью, но я его тут же забыл. Однако я потратил полтора часа на это просто потому что не мог оторваться. То есть Дудь совершенствуется. А стилистика Познера мне не импонирует, но я понимаю, что он силен.

— По итогам поездки в Великий Новгород Вы готовы пригласить на свою радиостанцию губернатора, чтобы осветить проблемы Новгородской области?

— Нет, не готов, к этому надо относится профессионально и серьезно! Кому интересно то, что происходит в Новгороде? Новгородцам и может быть в Москве. Может быть! Но у меня отключатся все остальные регионы. То есть это должна быть федеральная или историческая повестка дня.студенты на встрече с Венедиктовым

— Как неэмоционально относится к своим поражениям или взлетам? Как сделать так, чтобы в профессии журналиста все было ровно?

— Мы все — люди, и ничего вас не сможет эмоционально спасти. Все внутри вас.

— Как во время интервью, заходя в душу к человеку, постараться хотя бы надеть бахилы?

— Не надо этого делать. Человек, приходя на интервью, хочет «продать» себя белым и пушистым, а у вас цель другая — показать его во всей красе. Вопрос этики решается по-разному. Поэтому я говорю, что единой этики нет.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: