ГлавнаяСтатьиБалашов. Поиски себя. Часть 1
Опубликовано 30.10.2017 в 15:48, статья, раздел Наследие, рубрика Певец истории народной
автор: Екатерина Разумова
Показов: 163

Балашов. Поиски себя. Часть 1

В 1945 году будущий писатель поступает в Театральный институт на Моховой. Нужно отметить, что, не смотря на театральное детство, Эдвард Гипси-Хипсей не думал об актерской карьере, планировал поступать в Военно-Медицинскую академию, но страна всё ещё вела военные действия, и юноше долго не давали разрешения на поступление. Разрешение дали только к октябрю и поступить он смог только в Театральный институт на театроведческий факультет.

Был ли будущий писатель увлечен исключительно обучением? Конечно, нет! Как всякий молодой человек, он интересовался, наблюдал, анализировал, балагурил... Каким был Эдвард Гипси-Хипсей в возрасте восемнадцати-двадцати трёх лет? Ответ будем искать на страницах его дневников и набросков автобиографических студенческих рассказов.Балашов в молодости

«Я не понимаю современных мод. В средние века был дьявол, искушение, грех и покаяние.

Всё законно.

В моду входят короткие юбки, но смотреть на колени девушек неприлично. Почему Что это ещё за искушение святого Антония?»

Готовясь вместе с сокурсницей к экзамену:

— Нет, нет! Довольно! Я всё поняла!

— Что ты поняла?

— Что ты меня не любишь!

— Ты не поняла самого главного, Ленинской теории отражения!

В летнем театре эстрады:

«И вот наконец долгожданная березка.
Мировая слава Березки пришла позднее, после зарубежных гастролей.
...
Тем неожиданнее распахнулась, посвежела сцена. Как запах мёда с полей в пору сенокоса, как русская песня в сказочном уборе, как вечная мечта о прекрасном, выплыл старинный парчовый северный хоровод русских девушек...
И до чего же величавы они, и поступь так плавна, что кажется, и не переступают, а плавают перед глазами, сплетая и расплетая сложные узоры золотых хороводов.
...
Дмитрий Балашов в молодостиДумалось, умерла, ушла в прошлое эта песенная былинная красота, ан ведь нет! Могут, умеют!»

Сокурсницы вспоминают, что однажды к ним в комнату общежития вошел некто в монашеской рясе. Все пулей вылетели из комнаты с криками: «Монашек пришел! Монашек пришел!» Кем-то оказался Эдвард, будущий Дмитрий Балашов.

«Странный, необычный он был человек, — вспоминает однокурсница Д. М. Балашова Алла Кторова. — сотканный так же, как и его отец, из парадоксов. Сравнение Шекспира и Симеона Полоцкого, Лопе де Вега и протопопа Аввакума — вот абсолютно разнородные его увлечения...»

К сожалению, нет достоверных сведений о конкретной дате и точной причине смены имени и фамилии, однако, очевидно одно, это решение было принято в юные годы. Юность — время, когда есть энергия, но ещё нет четкого вектора, все пути открыты.
В 1950-м году Дмитрий Балашов защищает дипломную работу «Борьба Щедрина с либеральной и реационной драматургией за демократизм и реализм искусства русского театра» и с отличием завершает своё обучение.

В те годы всех выпускников обязательно распределяли, как правило, вне Ленинграда, однако у отличника Балашова были все шансы выбрать место поближе, с лучшими условиями.

Как будущий писатель сам описывает этот момент в автобиографической повести «Жизнь начинается с ошибок»:

«Несколько овладев собой [Дмитрий], хотя сбивчиво и робко, всё же высказал свои пожелания: он любит русскую старину, фольклор, русский север...

— Вы хотите остаться в Ленинграде?

— Вы хотите остаться в Ленинграде?

— Нет, нет! Он и не думает оставаться. Но Псков, Новгород... даже Архангельск.

— Вы поехали бы в Вологодскую область?

О Вологодской он как-то не думал. Вернее, просто не знал, плохо представлял себе, что это такое. Спросил, есть ли там деревянные церкви. Да, да! Он едет преподавать, но может же он в свободное время изучать старинное искусство края?
[Дмитрий] не спрашивал о зарплате нарочно, ему казалось стыдно интересоваться такими вещами при выборе места работы. Это был один из результатов его воспитания, при котором хозяйственными вопросами занималась всегда мама, а книги, театры, кино, радио говорили, что прежде всего долг, честь, польза Родины, и материальное обеспечение приходит само собой, независимо от человека, как следствие его самоотверженного труда.»

«Прощай, Ленинград! Прощай! Скоро я уезжаю. И юность моя, прощай! Там уже буду взрослым. Буду ли? Мне ведь всего двадцать два года! Всё ещё легка моя дорога! Всё ещё надежды впереди!»Дмитрий Балашов в молодости

В статье использованы следующие материалы:

Коняев Н. М. Дмитрий Балашов. На плахе. — М. Алгоритм, 2008.

Интервью с вдовой писателя О. Н. Балашовой

Материалы Государственного архива Новейшей истории Новгородской области.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: