ГлавнаяСтатьиKINGFESTIVAL-Дневник: день 21 апреля. Эпилог
Опубликовано 22.04.2015 в 18:32, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 474

KINGFESTIVAL-Дневник: день 21 апреля. Эпилог

В этот день завершился масшатбный фестиваль "Царь-Сказка"/KINGFESTIVAL. Молодые критики жарко обсудили постановки и одной из них отдали премию "Другой взгляд". А мы завершаем рассказ о фестивальных работах.

Сказка навсегда

Какого цвета бывает счастье? Театрально-эстетическое счастье, которое вдруг внезапно накрывает и заставляет еще долго улыбаться. Такие спектакли, как «Спасите Маму» театра Quo Vadis из Хельсинки кажутся творением настоящих волшебников. Впрочем, как и «Песочные сказки» или «Где живет ветер?», которые мы видели на фестивале.

Работа финской команды целостная, но, тем не менее, при анализе плавно делится на части, объекты внимания. Например, история режиссера Отсо Каутто и драматурга Маркку Хойккала. Как и в «Песочных сказках», у нее есть определенный терапевтический месседж – рассказать что нельзя ссориться с мамой и испытывать негативные эмоции, а также научить детей различать цвета окружающего мира. Сюжет строится на том, что коварная Синь похитила Маму, а Девочка отправляется ее выручать. Для этого ей нужно найти именно тот синий цвет, который соответствует непонятному злому существу. Конечно же, синий имеет множество оттенков и названий в природе, а потому наряду с фантазийным квестом по полям, морям и горам маленькие зрители открывают цветовое разнообразие. Да и не только маленькие, обилие неожиданностей и литературных находок делают путешествие увлекательным и забавным для всех.

С другой стороны история рождается вместе с богатством придумок в сценографии. Прием с трансформирующимся костюмом можно считать уже классическим. Но Отсо Каутто и художнику Нине Мансикка удается удивлять. Многослойное платье персонажа актрисы Евы Путро меняет не только цвет, но и фактуру материала, содержит объекты и куклы. Набор этих предметов и кукол тоже бесконечно разнообразен, он перемещает фокус взгляда от маленькой куколки Девочки до переноса ее поступков и переживаний на большую актрису. Вообще, игра с большим и маленьким, предметным и живым – крайне важно для формирования пластики детского сознания. Это знакомит не только с вещностью мира, но и пробуждает фантазию. Цветовое решение сценографии может быть несколько ребячливое, с возникновением условно «детских», утрированно ярких цветов. Впрочем, это как раз настраивает не на натуралистическое, а сказочное, фантастическое восприятие игрового пространства. Говоря об окружающих нас явлениях, ландшафтах, спектакль всё же не выходит за границы деткой комнаты.

Да и актерское существование здесь во многом подчинено имитации детской игры. Со многими объектами Ева Путро обращается намеренно условно, приблизительно строя иллюзию. Персонаж завладевает вниманием зрителя во время экспозиции, и как только становится ясен сюжетный принцип, подключаются элементы интерактива. Героиня задает детям вопросы, ждет их реакции, зрители сообща уже изображают море. Внимание и игровая включенность магическим образом распределены по всему действию. Даже на этом фестивале не часто можно было увидеть такую заботу о малышах, их переживаниях и активности. Актриса и ее персонаж очень быстро завоевывает симпатии, влюбляет в себя как в человека играющего, а потому рассказанная ею сказка выглядит особенно убедительной. Она существует в разных пластах смеха, от тонкой иронии до гиперболы. Но веселье - лишь возможность расслабиться, потому история Девочки полна опасностей и трудностей. И, повторюсь, спектакль полон обаятельной красоты на всех уровнях восприятия.

Бумажный привет из детства

Фестиваль тем вообще хорош, что позволяет сравнивать. В одном пространстве возникает большое количество идей, демонстрирующих возможности современного театра. Неизбежно от такого сравнения кто-то проигрывает. По большей части в ощущении свежести, оригинальности и убедительности. А с другой, каждая работа в программе нынешнего фестиваля уникальна не только в общепринятом смысле, но и по набору приемов и сюжетов.

Так, постановка «Умная собачка Соня» Молодежного театра «Ангажемент» имени Загоруйко из Тюмени, ставшая финальным аккордом фестиваля, не смогла заразить. В первую очередь, вероятно, потому, что автор спектакля Камиль Тукаев вступил на непривычную ему территорию. Выходя к детской публике с драматическим спектаклем, он как режиссер и сценограф решил включить элементы объектного театра. Однако, прием остался неразвитым. Анимируя плоские бумажные объекты, актёры Денис Рекало и Анастасия Гавшина делают это с увлечением, но они мало оснащены режиссерской фантазией. Всё, что у них есть – это бумажные фигуры, по большей части заготовленные. Единственный персонаж, который рождается на глазах у зрителей – это сама собачка Соня. Ее буквально вырывают из бумаги, что смотрится необычно. Но вот всё остальное заготовлено и лежит прямо под носом у публики. Возникает ощущение обманутости, когда фокус появления нового персонажа или объекта предугадываем. Фломастеры же и краски практически ничего не добавляют к созданию художественного мира спектакля. Использование их нарочито условно и сильно проигрывает сценографии с задником, на котором изображены фантастические зверьки и подиумом-городом. Последние практически никак не участвуют в жизни персонажей, оставаясь отстранённой ширмой.

Но такая нераспространенность художественного решения не отменяет того, что Молодёжный театр «Ангажемент» обратился к прозе Андрея Усачева. Кому-то может показаться, что книжка с маленькими рассказами о знаменитой собачке Соне известна всем. Но, увы, для многих зрителей и критиков эта постановка стала открытием. Во-первых, это замечательная фантазийная литература, которая раскрывает для любого читателя абсурдность и условность «взрослой» жизни. Во-вторых, это прекрасный драматический материал для постановки. И пусть Анна Николаева в инсценировке не нашла убедительных театральных ходов, исполнители с удовольствием находят для себя вкус к оценкам, работе с объектами и партнером. Здесь найден баланс между современным миром, окружающим маленьких зрителей (это и музыка, и сухарики с чипсами как вожделенные лакомства) и сказочной атмосферой с приметами XX века, которая еще не стерлась из памяти среднего и старшего поколения. Спектакль Камиля Тукаева как бы пытается удержать дорогое ему детство, лишенного цифровых иллюзий, а построенного на клоунаде и классических эстрадных приемах, вроде нарисованных очков, бумажной гитары или внезапной арии Королёва, когда Соня потерялась. Надо отметить, что малыши это детство принимают с благодарностью и чувствуют его еще живую теплоту.

Правда, создатели спектакля всё же несколько постеснялись озорства Усачева, а потому решили на всякий случай перестраховаться и напомнить, что невольные проделки Сони ни в коем случае повторять нельзя. Сомнительно, что дети уж настолько готовы верить всему, что им рассказывают «чужие» дяди и тёти.

Фото: Ольга Михалёва

ЭПИЛОГ

Красный квадрат. Участники фестиваля устроили соцопрос, и среди вопросов они просили рассказать, что за изображение им показывают. Кто-то говорил, что изломанная линия напоминает ему энцефалограмму, похоже это и на кардиограмму. В любом случае, от мозга и сердца в равной степени потребовались усилия на минувшем фестивале.

Вот Надежда Маркова в «Новгородских ведомостях» пишет, что удачей фестиваля стало то, что зрители могли «с чувством, толком, расстановкой» посмотреть всю программу. Будто в прошлые годы этого сделать было невозможно? Да любой нормальный зритель, во-первых, не осилит всю эту мешанину стилей, форм, языков – это еще тот удар по психическому и физическому здоровью (юмор – вкл.). Даже в этом году театральный день в афише начинался если в 11.00, то заканчивался всенепременно в 21.30. А во-вторых, наверняка организаторы бы не сильно возражали, если бы пара ненормальных зрителей пристроилась к фестивальному автобусу, который жестко по расписанию развозил рабочую команду по площадкам. А «страдание в буквальном смысле» из-за неудобного времени тоже отдает какой-то несознательностью. Я понимаю, что сразу же возникает вопрос – для кого случается «Царь-Сказка»? Всё-таки это не гастрольный проект, в задачи которого входит позабавить местную публику экзотическими спектаклями. Существует еще огромная внутренняя профессиональная работа. Ну, как научно-практические конференции, понимаете? Тоже можно прийти и послушать интересных ученых и об интересных открытиях. Но только если «время удобное». Да и доклады идут по десятку в день с перерывом на обед. И менять что-то в темпоритме фестиваля, отлаженном годами, не стоит, правда? Ведь кроме «непродуманной», как бы кому-то хотелось видеть, насыщенности афиши, есть еще экономические, организационные моменты, нет?

Так что главная удача фестиваля в том, что он состоялся в ожидаемом формате и снова взбудоражил своей программой. Это не значит, что каждая работа показалась неоценимым алмазом в короне мирового театра. И тот, кто следил за нашим Дневником, встречал порой не всегда принимающие отзывы. Тем не менее, опыт, который позволяет в первую очередь проверить себя на прочность, даже если увидеть всего лишь один спектакль, приобретен.

Подводя итоги XIII Kingfestival хочется отметить, что фестиваль в этом году в силу всяких причин вышел на большую дорогу по пути к внутреннему миру малышей. Нет, и в прошлом году возрастные градации зрительской аудитории были разнообразными. Но на этот раз, собственно, тема мифа и сказки осталась немного в стороне. Самым увлекательным стало наблюдение за процессами, возникающими в так называемом «бэби-театре». Новгородский театр для детей и молодежи «Малый» и его фестиваль не одинок в этом увлечении. Сейчас по всему миру проблема «аудитория молодеет и что с этим делать?» стоит очень остро. Здесь не хочется обсуждать социальные мотивы явления, тем более, что в каждой стране они могут быть разными. Но одинаковое у всех одно – спектакли ставят, лаборатории и фестивали проводят. И повсюду ждут публику в возрасте 1+. Об этом рассказали хозяева фестивалей из 6 стран мира в ходе фестивальных встреч.

Так какой же он, «бэби-театр»? Любопытно, но судя по фестивалю, в Италии и Австрии он медитативно аскетичен. Минималистическая музыка в духе Джона Кейджа или Майкла Наймана. Приглушенные цвета, очень скромный реквизит, по большей части с простыми геометрическими формами. И перформативная сосредоточенность исполнителей. Иногда кажется, что актерам гораздо интереснее самим открывать предоставленный им на сцене мир, чем зрителям на них смотреть. Иными словами, у европейских компаний, занимающихся театром для малышей, есть потребность включить своего зрителя в пространство перформативного творчества. С чем это связано, понять пока трудно. Однако, малыши часто с удовольствием следят, как дяди и тети исследуют баночки, пластиковые трубы, капли воды и стараются угадать в них близкие им знаки.

Напротив, российский театр, а также театры Латвии и Финляндии (может, географическая и культурная близость тому причиной?) полны красок, стремительных приключений. Авторы спектаклей стремятся к визуальной сложности (но при этом понятности, разумеется), богатой музыкальности. Художники по свету и сценографы здесь сотворцы на равных с режиссерами. Если в итальянских и австрийском спектакле авторы являются сами же исполнителями, то в другой «части света» роли постановщиков и исполнителей все-таки поделены.

И, если говорить о наших предпочтениях в программе для малышей, то мы отдадим пальму первенства спектаклю «Песочные сказки» Латвийского театра кукол, Рига. Несмотря на то, что действительно выдающими работами являются для нас «Где живет ветер?» театра «Малый», «Спасите Маму» театра Quo Vadis из Хельсинки, крайне симпатичен «Шепот из банки» компании Minimus Maximus из Ненцига. Спектакль же Вии Блузма удивил смелостью эксперимента, который состоялся убедительно. Высокий эстетизм здесь сочетается с терапевтической адаптацией. Кстати, «Песочные сказки» тоже претендуют на нежность и неспешность, позволяющей ребенку приостановиться, отвлечься от разрушающих скоростей цифровых технологий. Но в то же время исполнительская отдача погружает в мир сказок, одновременно существующих в пространстве голоса рассказчика и рук художника-аниматора на песке.

С другой стороны, участники лаборатории «Молодая критика – театральное будущее» выбрали «Другим взглядом» спектакль «Брум» театра Dramatico Vegetale. Говоря откровенно, с каждым фестивалем выбор этой премии становится предсказуемым. Конечно же, у молодых критиков находилось немало важных, понимающих слов для других постановок. Но интерес к особенно спорным и странным вещам почему-то торжествует. Поясним. О спектакле «Брум» можно прочитать в Дневнике за 20 апреля. Пьетро Фенати решил показать малышам историю сотворения мира и жажду его познания. Надо отдать должное, многое было представлено изобретательно, но не сложилось в ясную художественную систему. В спектакле оказались соединены различные приемы и сценические технологии без видимой эстетической общности. Но зато получилось создать сюрреалистическую, почти пугающую атмосферу. Для взрослого сознания, готового переживать подобные ментальные истории, это может быть очень захватывающе. А вот дети непосредственно старались существовать в перпендикуляр темпоритму спектакля, проявляя заводную энергичность. Может, в Италии всё происходит по-другому?

Говоря о вечерней программе, спектаклях для подростков, юношества и старше, самым ярким впечатлением остается спектакль «Вдребезги» Новгородского театра «Малый». В этой работе сошлись многие вещи, важные для живого современного театра. В первую очередь это поиск сценического языка, который увенчался успехом. Для сравнения – в «Страданиях юного Вертера» Городского театра Билефельда язык представляет собой уже устоявшуюся систему, в которой легко и комфортно. «Вдребезги» - это преодоление, выходящее за рамки театрального произведения искусства. Режиссер Надежда Алексеева не просто ищет адекватное отображение поэтической литературы на сцене, но и тревожит космос. Этот спектакль возбудил наиболее сложные и богатые переживания.

Еще больше переживаний можно прочитать в эссе Оли Арбат, освещавшей фестиваль для интернет-газеты «Ваши новости». Театральные открытия как личное пространство приглашает единомышленников. Но, что интересно, новгородская пресса совокупно с заводным пресс-центром фестиваля, в этот раз была почти единодушна в своих мнениях.

На закрытии фестиваля корреспондент «ГТРК «Славия» Юрий Левиков спросил меня, есть ли куда расти фестивалю? Я был несколько обескуражен. Этот фестиваль давно вырос – он собирает самые любопытные постановки по своей теме со всего мира, обзавелся прекрасной командой критиков (на фестивале работает международная команда театроведов), каждый раз ищет самых активных интересных молодых людей для лаборатории, придумывает различные акции и специальные проекты. Его организация и проведение соответствует самым высоким стандартам. И он будет меняться, как меняется театр.

Только бы жил.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: