ГлавнаяСтатьиKINGFESTIVAL-Дневник: день 18 апреля
Опубликовано 18.04.2015 в 22:14, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)
Показов: 399

KINGFESTIVAL-Дневник: день 18 апреля

Второй день фестиваля, на котором представлено 4 спектакля и 6 показов.

Нежность песка

Очень нежный и гармоничный спектакль показал Латвийский театр кукол, Рига. Режиссер Вия Блузма знакома новгородцам по спектаклям в Новгородском театре для детей и молодежи «Малый». На фестивале же была представлена работа «Песочные сказки», которая стала и для режиссера, и для театра своеобразным экспериментом. Песочная анимация как прием и как самостоятельные номера завоевывает всю большую популярность. Но остается, как правило, частью концертно-эстрадного, развлекательного направления. Здесь же попытка сделать технику песочных рисунков основой театрального спектакля. И она впечатляюще успешна.

Во-первых, это точное понимание психологии и потребностей ребенка. В основу сценария положены истории, сочиненные мамами в терапевтических целях. Это тоже сейчас модное направление, когда с помощью сказок можно справиться с различными психологическими комплексами и даже болезнями. Три такие сказки и звучат в исполнении актеров Александра Ионова, Юлии Мещеряковой и Лилии Суна. Это очень непритязательные сюжеты, не претендующие на какую-либо литературу, но виртуозное владение техникой рассказчика позволяет сделать их очень внушительными и увлекательными для любого зрителя. Признаюсь, даже «раскусив» мораль истории о девочке-плаксе, которая перестала лить слезы, чтобы их не унес злой волшебник, остаешься покоренным очарованием актерской интерпретации. То же самое можно сказать о двух других сказках. При этом нет ни тени заигрывания с детьми – это взрослые и мудрые люди, которые вспоминают, что они любили в детстве делать, а чего боялись. «Я всегда буду рядом» - финальная надпись на картинке с мамой и ребенком очень трогательно напоминает о том, как важно общение родителей с детьми.

Во-вторых, это общее волшебство заключено еще и в экране, на котором демонстрируется песочная анимация. Актеры попарно рассказывают сказку и рисуют песком – нет, не иллюстрации. Рассказ как бы следует за фантазией исполнителя, выступающего в роли художника. Драматургия спектакля реализуется через неожиданную смену образов, причем у каждого исполнителя свой стиль. Образы и картинки сменяют друг друга не только принципу удачно сложившихся линий, но и через семантическое значение изображений. Это не всегда считывается напрямую, но узнавание дарит множество тонких переживаний. И еще необходимо отметить богатство и стильность усиления собственно анимации другими приемами – светом, цифровой обработкой изображения, углубляющей живой творческий процесс. И, конечно же, музыкальные акценты, сосредоточенные в первую очередь на рисунке, его жизни. А сценограф Анита Знутиня-Шеве оформляет раму экрана имитацией следов на песке. Песок как инструмент для живой графики, песок и на планшете сцены добавляет ощущение мимолетности, зыбкости и, на удивление, воздушности, нежности.

При этом «Песочные сказки» не оставляют чувства современных технологий, их энергичной агрессивности, цифровой холодности. Малыши видят по сути мультипликацию, насыщенную светом и теплом живого актерского исполнения. Здесь совершенно неуместно говорить о подобии 3D эффекта и подмене привычных гаджетов театральной бутафорией (в самом широком смысле – от имитации предметов до имитации ритмов и смыслов). Спектакль совершенно естественно и органично принимает в себя вот такую технологию песочной анимации.

Прошла половина дня, но уже хочется объявлять второй день фестиваля Днем Нежности. Потому что театр из Болоньи, Италия тоже показал чудесно нежный спектакль «Домик»

Дом, который построили вместе

Дети любят играть во взрослых. Но и взрослые с не меньшим увлечением любят играть в детей. С одной стороны, творческими силами мы пытаемся сохранить в подрастающем поколении ощущение детства, помочь ему освоиться в этом мире, порой прагматичном, а порой запутанном и нерациональном. А может, мы просто пытаемся воскресить в себе рай детства, спектаклями для малышей стараясь еще раз задержать для себя волшебное ощущение свежести, чистоты и первого узнавания?

Спектакль театра La Baracca – Testoni Ragazzi из Болоньи, Италия еще раз побудил к этим размышлениям. Режиссер Бруно Капальи предложил поиграть в самые простые, почти бытовые игры. Два героя – взрослый и ребенок – встречаются в оголенном пространстве, где редкие предметы выглядят значительно. В основном это пластиковые трубы – этакий конструктор, перекочевавший из магазина сантехники для отцов на детскую игровую площадку. Это видимый материал, из которого и строится спектакль «Casa», «Домик». Трубы позволяют исследовать геометрию пространства. Иногда конкретные формы, иногда нечто причудливое становится поводом для игры от простых действий до почти акробатической пластики. Но на самом деле цементом или каким угодно другим незаменимым строительным материалом для дома в спектакле являются отношения отца и его ребенка.

И вот они-то как раз в исполнении Андреа Буцетти и Карлотты Зини нежные, незамысловатые. Аннотация спектакля пообещала нечто сюрреалистическое. Но, пожалуй, более конкретное, узнаваемое и трогательное по этой теме сложно вообразить. У Зини ребенок, конечно же, шалун. Он пытливо исследует трубы, даже в самых простых фигурах уже находя вожделенный дом (а точнее, этот дом ребенок уже воображает, спрятавшись в своей широкой рубашке). Ребенок умилительно отказывается есть за столом, плескается в воде под импровизированным душем. А взрослый у Буцетти на удивление терпелив. Ни капли раздражения, лишь ласковое и слегка лукавое журение. В конце концов, он тоже с увлечением включается в детские шалости. И затем ребенок и взрослый меняются ролями. Но это лишь ролевая игра в квадрате. Конечно же, ребенок очарователен в роли взрослого, а вот у взрослого улечься в кроватку получается как-то неловко. Мыльная борода тоже мила, но инициатива не находит поддержки у ребенка. Тот позволяет себе строго и снисходительно посмотреть на эту шалость.

Не зря в начале я упомянул об отце и его ребенке. Кажется почти инвариантным, что именно родительско-детские отношения интерпретируются в спектакле. Причем идеальные, когда между поколениями даже без слов устанавливается полное взаимопонимание. Оказывается, исследуя через искусство проблемы отцов и детей, мы забыли, что может быть иначе. То есть, история «Домика», история одного светлого и гармоничного дня – этакого ремонта, в финале которого вырастает силуэт дома, и герои покидают его, уходя на прогулку. Современная музыка, песни о доме на итальянском и английском языках дополняют спокойные, неторопливые, плавные ритмы постановки.

Малыши смело шагают через дверь из труб по приглашению актеров. Они могут на несколько мгновение повторить творческий путь героев, поплескавшись в тазу или причудливо свернув трубы. Хочется надеяться, что этот мир для них привычен. А вот родителям необходимо задуматься. Если их вдохновила незатейливая, но увлекательная игра, то хорошо бы повторить эти эмоции уже в настоящем, родном доме, в семье, проиграв с детьми такие же ситуации. Это своеобразный мастер-класс, который позволяет каждому зрителю почувствовать себя любопытствующим творцом.

Далее в программе фантазия театра из Австрии с жестяными банками. А сейчас директоры театральных фестивалей Швейцарии, Великобритании и Испании знакомятся в рамках специальной программы «Царь-Сказки».

Недраматическая пауза

Хочется напомнить зрителям, что фестиваль, конечно, это праздник, калейдоскоп спектаклей. Но есть за кулисами и множество рабочих событий. Нет, не монтировка и репетиции. А, например, встречи директоров и руководителей фестивалей из различных стран мира. Вот приехали они в Великий Новгород, посмотрели программу и понравившиеся работы пригласили к себе. Обменялись контактами, побеседовали. И, глядишь, еще в нескольких городах проходят такие же неповторимые театральные события. Благодаря этим встречам фестивальный вирус плодится и размножается. Так, например, сегодня Ванна Пикколи из Лугано, Швейцария, представила два фестиваля - «II Maggiolino» (для детей) и «Fit festival» (для взрослых). Центром их является небольшой театр «Пан», уже дважды участвовавший в «Царь-Сказке» (и новгородский театр «Малый», конечно же, тоже побывал в Швейцарии). В маленькой стране, где в одном кантоне говорят по-итальянски, в другом по-немецки, а еще где-то по-французски и по-романшски (есть и такой особый швейцарский ретороманский язык), очень любят придумывать для детей различные эксперименты. Тут исследованиями особенностей детского восприятия, детского творчества занимаются с пристрастием.

А вот Саймон Ловет с азартом рекламировал свой театр и фестиваль «Открытые двери», который проходит в Уэльсе, Великобритания. Много ли людей знают городок Аберестутит? – спросил Саймон собравшихся (новгородские театралы, конечно же, вспомнили театр «Арад Гох», выступившем на «Царь-Сказке» в 2013 году). А вот благодаря их фестивальной затее о театре узнали во всей Европе. Неплохая идея, правда? И очень похоже на историю с Великим Новгородом, чей театральный бренд за рубежом, безусловно, театр «Малый».

Наконец, еще одно чудо случается в испанском городке Вилла Франко. Его площадь 21 кв. км с населением в 3 000 человек. Но там умудряются расселиться в частных домах и семьях еще 15 000 благодаря фестивалю для детей и молодежи Балеарских островов. Его руководитель Гомила Жауме поведал, что Вилла Франко становится поистине ярмаркой театральных идей и деятелей несмотря на то, что выступать иногда приходится в спортивном зале местной школы. Гости с пониманием относятся к этой проблеме. И праздник удается!

Свободу жестяным банкам!

Вы заметили, что поход в магазин превратился в рутину? Ежедневно вы заполняете корзину привычными продуктами? Тогда взгляните на кассира, который изо дня в день пробивает штрих-коды ваших покупок. Но самый обычный день можно превратить в забавные приключения, если позволить себе отпустить фантазию на волю.

Так примерно можно охарактеризовать концепцию спектакля «Шепот из банки» театра Minimus Maximus из Ненцига, Австрия. Актеры Йоганесс Рауш и Сабин Вольгенс сочинили историю об одном безумном дне в отделе с консервами в жестяных банках. Он – человек с почтенными сединами. Она – тоже строгая, слегка комично высокомерная. Оба живут как мы с вами – один покупает, другой продает. Но вот героиня Вольгенс замечает, как музыкально тренькает считыватель штрих-кода. И руки сами неудержимо просятся исполнить с жестянками испанский танец. Но ситуация, кажется, выходит из под контроля и банки заставляют чопорную женщину выделывать немыслимые движения против ее воли.

Прием очень знакомый, не раз использованный в театре, особенно распространенный у кукольников. Только сегодня всё чаще в роли кукол выступают объекты – как правило, узнаваемые бытовые предметы. В этом спектакле главными героями стали банки из-под консервов. Им можно приделать глазки и ротики на магнитах – и вот уже готова целая труппа забавных персонажей, которые встречаются, влюбляются, готовы бесстрашно взойти по канату или сыграть футбольный матч. Приятно, что оформление спектакля, сделанное Йоганессом Раушем, выдержано в простых и чистых цветах – ровные белые, желтые, красные, синие тона банок, хозяйственные перчатки позволяют сделать ножки (если просунуть ладонь в полость жестянки). Этот милый мирок не нарушен чуждыми, случайными элементами. Даже пластиковая бутылка с кетчупом здесь концептуальна. Ее непохожесть заставляет жестяную компанию сторониться пришельца.

Что, собственно, примечательного в этой непритязательной работе? Обращает на себя внимание очень закрытая, почти безэмоциональная работа актеров в живом плане. Несколько забавных оценок Сабин Вольгенс себе позволяет, но внимание сосредоточено в первую очередь на объектах. Есть в этой степенности что-то непривычное. Так, наверно, в Австрии видят театр для детей. И нельзя сказать, что композиция спектакля однообразна и умиротворенна. Появление чудовища в виде какого-то инструмента, угрожающего банкам, обставлено со всеми атрибутами триллера – мигающим красным светом и тревожной музыкой. И поливание чудовища кетчупом тоже не выглядит уж таким безобидным приемом. Насилие оно и есть насилие, даже в варианте для самых маленьких. Конечно же, враг побежден и среди персонажей воцаряется мир, но зрительские нервы создателям спектакля пощекотать удалось.

Размеренная атмосфера, аскетичность и электронное музыкальное звучание (композитор Матиас Битшнау) непохожи на множество других подобных постановок. И в этой бесхитростности тоже есть свое очарование. Оглядываясь назад, на предыдущие два спектакля из Латвии и Италии, не трудно заметить, что театр для самых маленьких намеренно снижает темп, ищет варианты спокойные, трогательные, с легким юмором, который взывает больше к улыбке, нежели к открытому смеху. В задачу спектаклей не входит увеселение, развлечение, а желание заставить ребенка сосредоточиться. Наверно так можно охарактеризовать общие ощущения от этих постановок.

И политика тут ни при чем

Что можно написать о спектакле, которому 10 лет, обласканном премией «Золотая маска»? «Золоченые лбы» Алексея Смирнова в Театре кукол Республики Карелия уже ветеран, чтобы заново переоценивать его место в театральном пространстве. Тем не менее, какие-то мысли, кроме эмоционального подъема, спектакль оставляет.

Хрестоматийный прием, когда двое (их почти всегда двое) бродячих скоморохов, артистов вдруг достают из мешков, котомок и прочих неожиданных мест реквизит и рассказывают народную историю, про то как… Кажется, что в таком приеме более не от традиции, сколько удобства для режиссера. В театре кукол это особенно заметно – так исполнители могут не только проявить мастерство кукловождения, но и покрасоваться в живом плане. Надо только найти хоть какую-нибудь оригинальную ноту. Алексей Смирнов решил, что бродячими артистами станут Капитон и Капитолина, а рассказывать они будут историю из своей собственной нелегкой жизни. И вот в финале безудержного веселья, главным образом от восхитительного и изобретательного языка Бориса Шергина, у актрисы Любови Бирюковой есть момент высокой, щемящей грусти. Как бы весело не обманывал Капитон Царя и его семью, герою с женой пришлось уйти из родного города и искать приюта по чужим местам. А герой Александра Довбни просит зрителей никому не рассказывать, что они их видели. Этакий конспирологический акцент на злобу дня. Ведь действительно на социально-политической повестке дня возникает вопрос цензуры в искусстве. Но спектакль, в общем, не об этом. Так, музыкой навеяло.

Пожалуй, главное противоречие этой постановки – это мотив странствующих артистов и богатое, впечатляюще изобретательное пространство Екатерины Петуховой. Сценография вроде бы и поддерживает лоскутными мотивами народно-лубочную стихию. Но марионетки в руках артистов достаточно сложной конструкции. А колодец по центру сцены вдруг трансформируется и в дворец с «откидными» балконами, и в бассейн с настоящей, плещущейся водой. Находки в самых мелких штрихах обнаруживаются повсюду, в каждой досочке конструкции.

С другой стороны, как бы ни были заразительны актеры Любовь Бирюкова и Александр Довбня, проверку не выдерживает инсценировка Алексея Смирнова. Сказ Шергина так и остается линейно-повествовательным с обилием мелких деталей, обнаруживая лишь отдельные эпизоды, которым найдено увлекательное сценическое решение. Так ко всяческому зрительскому удовольствию история о том, как Капитон царской семье смолой лбы золотил, проходит живо, азартно. Но обидно, что многие предшествующие тому события будто зажеваны, не интересны самим исполнителям. Крайне сложно даже на уровне сюжета вычерпнуть историю ссоры Капитона с Царем. Утомительно долгая экспозиция не поддержана сценическими находками и просажена по ритму. Сцена вокальной выходки царицы Аграфены на балу тоже не имеет привязок ни к предшествующим, ни к последующим событиям. Может быть, просто индивидуальное восприятие требует более острых, энергичных, осмысленных вкусовых раздражителей? Но зрители настойчиво дарили рублем полюбившихся артистов. Вот эта традиция у нас точно крепка. Несмотря на то, что солидную часть публики составляли сами деятели театра.

Тем не менее, второй фестивальный день завершился с головокружительной быстротой. По ощущениям, все спектакли органично вписались в сценические площадки театра «Малый» и областной филармонии им. А.С. Аренского. И хотелось бы напомнить – чтобы составить более яркое представление о фестивале, читайте выпуски пресс-центра «Царь-Сказки». Там тоже впечатления от спектаклей и интервью с театральными деятелями.

Фото: Ольга Михалёва

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: