ГлавнаяСтатьиСергей Есенин: «Ой, ты, Новгород, родимый наш»
Опубликовано 15.04.2015 в 09:27, статья, раздел Слово, рубрика Хрестоматия. Классики и современники
автор: Валерий Рубцов
Показов: 1045

Сергей Есенин: «Ой, ты, Новгород, родимый наш»

В третий том проекта вместе с нашим современником Анатолием Объедковым мы решили включить и его любимого поэта – Сергея ЕСЕНИНА. Ведь этот великий мастер русского слова не только несколько раз бывал на новгородской земли, но и дружил с местными поэтами.

Первый раз Сергей Александрович посетил Новгород в 1914 году. Он тогда был вольнослушателем Московского городского народного универститета им. А.Л. Шанявского. И во время летних каникул отправился на экскурсию в древний город. Ему не было и девятнадцати. Есенин решил познакомиться с древними памятниками истории и культуры Новгорода. Но, что не удивительно, увлекли его не церковные реликвии, а исторические предания о Новгородской вольнице, о вече и республике. В то время в воздухе уже пахло началом Первой мировой войны, а в России вовсю блуждали революционные настроения.

Вернувшись домой, Сергей Есенин выразил свои новгородские впечатления в романтической балладе «Марфа Посадница». Как упомянул сам Есенин: «Я эту вещь чуть ли не шестнадцати лет задумал, а написал в первые месяцы после начала войны».

Правда в печати эта баллада смогла появиться только в революционном 1917 году. Красочный образ Новгорода Великого "Марфе Посаднице" подсказан летописями и новгородскими былинами. Поэт называет Новгород «вольным», «гордым», «городом-буйницей», носителем «вечевого» демократического строя, протестующего против деспотизма:

Ты шуми, певунный Волхов, шуми,
Разбуди Садко с Буслаем на-торгаш!
Выше, выше, вихорь тучи подыми!
Ой, ты, Новгород, родимый наш!

Ещё одно плотное и продолжительное знакомство Сергея Есенина с Новгородчиной состоялось уже летом 1921 года. В то время он пешком путешествовал по губернии, собирая песни, легенды и сказания, знакомился с жизнью крестьян и рабочих. В самом Новгороде Сергей Александрович остановился в доме у талантливого местного поэта Василия Смелова, первого председателя Новгородской ассоциации пролетарских писателей.

К слову, в селе Бронница Новгородского района находится могила пролетарского поэта Василия Смелова, новгородского товарища Есенина.

О других посещениях Новгорода Сергеем Есениным, практически, ничего не известно, да и его пешие путешествия по Новгородчине мало кто изучал. Здесь для историков и любителей есенинской поэзии ещё много интересных тем и загадок.

Сергей Есенин. «Марфа посадница»

1

Не сестра месяца из темного болота
В жемчуге кокошник в небо запрокинула,—
Ой, как выходила Марфа за ворота,
Письменище черное из дулейки вынула.

Раскололся зыками колокол на вече,
Замахали кружевом полотнища зорние;
Услыхали ангелы голос человечий,
Отворили наскоро окна-ставни горние.

Возгово?рит Марфа голосом серебряно:
«Ой ли, внуки Васькины, правнуки Микулы!
Грамотой московскою извольно повелено
Выгомонить вольницы бражные загулы!»

Заходила буйница выхвали старинной,
Бороды, как молнии, выпячили грозно:
«Что нам Московия — как поставить блинный!
Там бояр-те жены хлыстают загозно!»

Марфа на крылечко праву ножку кинула,
Левой помахала каблучком сафьяновым.
«Быть так,— кротко молвила, черны брови сдвинула,—
Не ручьи — брызгатели выцветням росяновым...»

2

Не чернец беседует с Господом в затворе —
Царь московский антихриста вызывает:
«Ой, Виельзевуле, горе мое, горе,
Новгород мне вольный ног не лобызает!»

Вылез из запечья сатана гадюкой,
В пучеглазых бельмах исчаведье ада.
«Побожися душу выдать мне порукой,
Иначе не будет с Новгородом слада!»

Вынул он бумаги — облака клок,
Дал ему перо — от молнии стрелу.
Чиркнул царь кинжалищем локоток,
Расчеркнулся и зажал руку в полу.

Зарычит антихрист зёмным гудом:
«А и сроку тебе, царь, даю четыреста лет!
Как пойдет на Москву заморский Иуда,
Тут тебе с Новгородом и сладу нет!»

«А откуль гроза, когда ветер шумит?» —
Задает ему царь хитро?й спрос.
Говорит сатана зыком черных згит:
«Этот ответ с собой ветер унес...»

3

На соборах Кремля колокола заплакали,
Собирались стрельцы из дальных слобод;
Кони ржали, сабли звякали,
Глас приказный чинно слухал народ.

Закраснели хоругви, образа засверкали,
Царь пожаловал бочку с вином.
Бабы подолами слезы утирали,—
Кто-то воротится невредим в дом?

Пошли стрельцы, запылили по? полю:
«Берегись ты теперь, гордый Новоград!»
Пики тенькали, кони топали,—
Никто не пожалел и не обернулся назад.

Возгово?рит царь жене своей:
«А и будет пир на красной браге!
Послал я сватать неучтивых семей,
Всем подушки голов расстелю в овраге».

«Государь ты мой,— шомонит жена,—
Моему ль уму судить суд тебе!..
Тебе власть дана, тебе воля дана,
Ты челом лишь бьешь одноей судьбе...»

4

В зарукавнике Марфа Богу молилась,
Рукавом горючи слезы утирала;
За окошко она наклонилась,
Голубей к себе на колени сзывала.

«Уж вы, голуби, слуги Боговы,
Солетайте-ко в райский терем,
Вертайтесь в земное логово,
Стучитесь к новоградским дверям!»

Приносили голуби от Бога письмо,
Золотыми письменами рубленное;
Села Марфа за расшитою тесьмой:
«Уж ты, счастье ль мое загубленное!»

И писал Господь своей верной рабе:
«Не гони метлой тучу вихристу;
Как московский царь на кровавой гульбе
Продал душу свою антихристу...»

5

А и минуло теперь четыреста лет.
Не пора ли нам, ребята, взяться за ум,
Исполнить святой Марфин завет:
Заглушить удалью московский шум?

А пойдемте, бойцы, ловить кречетов,
Отошлем дикомытя с потребою царю:

Чтобы дал нам царь ответ в сечи той,
Чтоб не застил он новоградскую зарю.

Ты шуми, певунный Волохов, шуми,
Разбуди Садко с Буслаем на-торгаш!
Выше, выше, вихорь, тучи подыми!
Ой ты, Новгород, родимый наш!

Как по быльнице тропинка пролегла;
А пойдемте стольный Киев звать!
Ой ли вы, с Кремля колокола,
А пора небось и честь вам знать!

Пропоем мы Богу с ветрами тропарь,
Вспеним белую попончу,
Загудит наш с веча колокол, как встарь,
Тут я, ребята, и покончу.

Сентябрь 1914

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: