ГлавнаяСтатьиЭлегия на День рождения
Опубликовано 3.04.2015 в 23:00, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Сергей Козлов)

Элегия на День рождения

Часть триптиха «Ночные мысли» о «Ночи в театре» Новгородского театра для детей и молодежи «Малый» от Сергея Козлова.

На первый взгляд, всей своей неутомимостью и изобретательностью театр «Малый» опровергает меланхолию Александра Блока (которого здесь очень любят наравне с другими поэтами Серебряного века). Символист утверждал, что 25 лет жизни ничего не изменят. Но даже выразительный и многозначительный свет – как в прямом смысле, благодаря художнику Ларисе Дедух, так и в остальных смыслах, благодаря художественному руководителю Надежде Алексеевой и всей команде, - будто спорит со знаменитыми строками.

А вообще, 25-летний юбилей театра оборачивается возможностью сказать правду еще прямее, еще острее, чем когда бы то ни было. Сказать так, как в последний раз. Нет, без депрессивного страха. А именно философски принимая сегодняшний день, переводя его на язык искусства, чтобы назавтра еще его пощипывало от вкусовых раздражителей. Именно таким оказался юбилейный соус – горьковатым, саркастическим, интеллектуальным и с богатым послевкусием. Развлечение, которое длилось шесть незаметных часов, на самом деле открывало одно потайное дно за другим.

Это очень непривычно осознавать – что ты ровесник театру. То есть, целое художественное явление, с прихотливой историей, непростыми взаимоотношениями с огромным внешним миром и внутренними поисками укладывается в твою собственную жизнь. С самого раннего детства мой вкус воспитывал отец на масштабных сказочных спектаклях тогда еще Новгородского областного театра драмы, в двух действиях, с рисованными задниками и внушительными актерскими работами. А вот родная тетя приводила на спектакли другого, еще только рождающегося театра «Малый». Он оказался ближе к дому, и там тоже можно было увидеть классических «Трех поросят». Но память хранит другие впечатления. В этом театре пробуждался интерес к познанию теневой, сновидческой стороны жизни. Путешествие с героями «Тряпичной куклы» по пьесе Гибсона оказывался непростым психологически. Здесь мир не делился на добро и зло. А в центре был поиск – себя, понимания хрупкости и призрачности этого мира. Насколько это было понятно в 5-7 лет? Трудно сказать. Но именно тот вкус к ужасу, которое таит в себе бытие, в самых разнообразных вариациях проносился потом через спектакли «Тристан и Изольда», «Макбет», «Кентервильское привидение», «Дознание пилота Пиркса», «Демон жизни»…

А потому и «злобное чтиво» по новелле Говарда Лавкрафта «Изгой» в эту ночь показалось ностальгичным возращением к тому языку и приемам, которые жили в театре еще несколько сезонов назад. Еще есть в репертуаре «Коралина в стране кошмаров», мифологический ужас подымает иногда голову в «Ифигении-жертве», бьется нервной жилкой в «Метели» и «Человеках». Но именно «Изгой» живо пробудил нечеловеческую красоту фантастического инобытия. Любовь Злобина во всем великолепии своего голоса в почти полной темноте вела старомодную, с местами наивными литературными красотами историю чудовищного узника, захотевшего наконец увидеть свет. Но обретение света обернулось и столкновением со своим отвратительным видом в зеркале. Пожалуй, действительно сложно воспринимать в рамках юбилейного праздника эту историю с полной серьезностью. Потому шумовые эффекты, которыми было поддержано чтение, добавляли ироничности действу. А чуткое ухо тем временем ловило в голосе актрисы и саднящую боль, и вселенскую тоску. Несправедливость извечной границы между красотой и уродством, нерешенный спор между внешним видом и внутренним содержанием человека, не раз поднимавшийся в спектаклях Надежды Алексеевой, оставил глубокую борозду. Гимн актерскому мастерству и режиссерской изобретательности на почве любимого материала не стал для зрителей аттракционом, но этюдом на пути к завершенной сценической работе.

Да, театр «Малый» даже в праздничную ночь не позволил зрителям быть легкомысленными, утверждая свою позицию по отношению к миру. Пьеро (Андрей Данилов) декламирует Мандельштама, ненавидящего свет однообразных звезд. Одна из величайших трагедийных героинь, леди Макбет (Любовь Злобина), тенью спектакля и роли возникла в оливковой роще античной драмы. Вот другая героиня, вознесшаяся до трагедии в признании Райнеру Мария Рильке, Марина Цветаева (Марина Вихрова). Тени пушкинского романа в стихах (Любовь Злобина, Олег Зверев, Елена Федотова, Андрей Данилов) еще раз переживают дуэль Онегина и Ленского. Виртуальные путешественники (Марина Вихрова, Алексей Коршунов) в одной из самых динамичных сцен сталкиваются со своей проекцией – видеозаписью спектакля. Это всё фрагменты постановок прошлого и нынешнего репертуара, заново сыгранные в ином для них пространстве. Тем, кто следит за жизнью «Малого» наверняка стала очевидной ценность каждой режиссерской находки, когда зритель оказывается в непривычном, вывихнутом пространстве, сжатом до маленькой точки или захватывающем самые непривычные плоскости и объемы театрального помещения. Очутившись в другой ситуации «юбилейного соуса» персонажи сильно изменились. Но сохранили в себе ощущение изломов бытия, бегства от быта к сильным чувствам и эмоциям, недоступным повседневности.

Но этот самый быт настигает театр с другой стороны. Перформанс, столь же шокирующий, сколь и правдивый еще раз напомнил, что удел выживания для искусства – постыден. Сколь бы ни казался успешным театр, нашедший свое звучание в мелодекламации, музыкальности и таким образом рассказывающий о своих победах, он борется за каждый творческий шаг с самыми банальными вещами. Каждый, кто выходил поздравлять театр в этот вечер, восхищался им. Но что могут изменить слова мэра Юрия Бобрышева о «недоцененности театра» или искусная, оригинальная, не без самолюбования речь депутата городской думы Елены Михайловой? Когда прием с выстукиванием ритма бамбуковыми палочками из спектакля «97 шагов…» под основную тему из трагедии «Ифигения-жертва» сопровождает видеоряд с разрушающимся зданием театра, любые слова становятся пошлыми. Но можно еще раз сказать: то, чем мы все так восхищаемся, востребовано 100 зрителями из 500 потенциальных. И их купленные билеты не могут возместить театру все расходы. Вправе ли театр ждать поддержки от власти? Если никто из выступающих не лицемерил, то вопрос пустой.

И, конечно же, трагедийный взгляд на мир у тетра «Малый» не единственный. В этом же юбилейном соусе нашлось место лирическим чеховским Контрабасу и Флейте (Олег Зверев, Андрей Данилов), романтичным любовным романсам Татьяны Бобровой на стихи Блауманиса для «бестолковых людей» (Марина Вихрова, Елена Федорова, Олег Зверев, Алексей Тимофеев). Виртуозное ансамблевое звучание (+Елена Степанова, Татьяна Парфенова, чьи персонажи живут в сердцах зрителей с первых дней открытия театра) оставляет свое пространство для счастья.

Счастье и драйв, которые подарили давние друзья театра – группа «АПМ». Драйв и озорство в сымпровизированном заранее «документальном фильме» «Как мы по миру пошли» о приключениях труппы и реквизита в гастрольных поездках. Комментируя фотографии из разных стран, актеры показали, как нелегка жизнь кочующего артиста. Озорство и свобода в заново сыгранных фрагментах спектакля «Вдребезги». Вроде бы костюмы те же, мизансцены похожи. Но в форме «СТИХИЙной» паузы в фойе Серебряный век показался веселее, лукавее и подвижнее (как тут не увлечься фарфоровой героиней Кристины Машевской, приблизившейся к зрителям, но по-прежнему недосягаемой в ритмах поэзии).

Наконец, счастье, драйв, озорство и свобода в 100-м спектакле «Принц и дочь великана». Пожалуй, впервые в этом городе спектакль для зрителей начинался в 00.00. Многие увидели бумажную сказку только этой ночью, ради чего и упорно выдерживали все неожиданности предыдущих пяти часов. Теперь, сидя на подушках, можно было от души гоготать над незатейливой историей с неповторимой харизмой, которая покоряла сердца зрителей и критиков во многих странах.

Новгородский театр для детей и молодежи «Малый» за 25 лет изменился внешне, нашел новые темы и новые способы разговаривать с миром. Но остался таким же смелым и честным по отношению к зрителю любого возраста. Личность Надежды Алексеевой, собравшей вокруг себя команду единомышленников, сделала «Малый» авторским театром с непрерывной историей. Мучительно ли пытаясь привить новгородскому зрителю понимание театра движения, объекта, создавая ли своеобразные музыкальные спектакли, в которых ритм и мелодика голоса делают театральные реплики по-ювелирному причудливыми, он скромно подтверждает свою художественную правду признанием на каждом международном фестивале. Нередко мне доводилось не разделять мнение коллег и других зрителей. Не один спектакль «Малого» остался за пределами моего вкуса и интереса. Но, как и многие, надеюсь, я ищу руку друга, на которой хватило бы пальцев, чтобы подсчитать, сколько работ театра остаются со мной на всю жизнь.

Фото: Анна Бочарова

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: