ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
история любви
Опубликовано 14.10.2017 в 11:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 1496

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1


2. Господь его благословил
В комнате дяди Буди всегда стоял крепкий аромат благовоний. Ванечка научился различать их. Вся семья давным-давно заметила, что даже если дядя Будя находится в глубочайшей нирване — а это очень далеко! — его внимание мгновенно фиксирует визиты в комнату. И запахи меняются.

благовония
Обычно, при входе в полумрак этой комнаты без мебели, все чувствуют, как пахнет лавандой, но аромат быстро, в течение одной-двух минут, окрашивается в различные оттенки, а потом плавно сменяется на другой.
При этом, каждому посетителю комнаты дядя адресует его индивидуальный аромат, словно в приветствии говорит имя входящего. Когда в комнате появляется Иванушка, дядя Будя наполняет пространство свежим запахом лепестков розы. Если дедушка Рома приходит — в комнате пахнет тлеющим опием. Папу дядя Будя приветствует ароматом муска, а Маму — нежным запахом, который все красиво называют «царица двух зорь». Если в гости заглядывают Мухаммед, Моисей или Сократ с Абрамом из соседних коттеджей, дядя Будя расщедривается на сандаловый аромат. А вот когда заходит Изя, почему-то запах лаванды не исчезает, а наоборот усиливается.
Мама говорит, что у каждого — свой запах. Видимо, у дяди Буди и Изи он — общий, один на двоих.
А ещё дядя Будя любит малость похулиганить: когда в его комнате собирается несколько посетителей, он устраивает фейерверки обоняния, наполняя пространство красиво и неожиданно сменяющими друг друга без видимой закономерности коктейлями ароматов.
Ване нравится иногда спрятаться от всех в комнате дяди Буди — однажды Мама нашла сыночка спящим у ног медитирующего, который, как всегда, даже бровью не пошевелил. Но прятаться интересно, когда тебя ищут. А тут — целый день впереди и игра в прятки не намечается. Тем более этот подвал как будто специально в голову лезет. Может быть, дразнится?

Ваня сел на пол лицом к сидящему в позе лотоса хозяину комнаты и вспомнил наставления Мамы, которая в йоге — дока покруче дяди Буди. Мама у Ванечки — мировая! Такое ощущение, что она — во всём дока! Мама говорит так:
— Ванюша, сядь удобно, так, чтобы ни в чём не чувствовать напряжение. Перво-наперво помни, что усилием мысли йоги ещё никто не достигал. Йогу тебе даст спящая в тебе сила. Эта сила — Моё отражение в тебе, ведь Я — твоя Мама. Понял?мальчик в позе лотоса
Вспомнив это наставление, Ваня подумал: значит, чтобы ощутить йогу, прежде всего надо подумать о Маме. Мама сказала:
— Йога — это состояние без мыслей. Одна мысль уже ушла, вторая ещё не пришла — между ними открылось маленькое окошечко. Наблюдай: это окошечко откроется чуть шире — и из него начнёт дуть. Когда мы проветриваем комнату, так бывает. А в йоге дуть начинает, где бы ты ни находился, даже в закрытой комнате, потому что окошко открывается между двумя мыслями. Это очень просто.
Ванюша закрыл глаза, увидел свою последнюю мысль и отпустил её. Следующая мысль хотела незаметно юркнуть Ване в голову, но мальчик, улыбнувшись, погрозил ей пальчиком — и мысль куда-то убежала. А следующая просто не пришла — испугалась, понял Ваня, ныряя в океан безмыслия.
В комнате подул прохладный и приятный ветерок.
Этот ветерок тоже был Мамой.
Ваня сложил ладошки перед собой и поклонился дяде Буде. Дядя Будя поклонился в ответ, но внешне это никак не проявилось — просто малыш знал, что дядя ему ответил. Они поплавали в океане вместе. Там было хорошо, но Ваня захотел вернуться в комнату и открыл глаза.
Он вспомнил главное: безмыслие — это отсутствие помех в эфире. Много ненужных мыслей создают шум и треск, как в древних радиоприёмниках — про приёмники бабушка Света рассказывала — и нужную единственную мысль в этом треске просто не слышно. А нужная мысль называется Роскошная Идея, сосед Архимед зовёт её Эврикой — воплощённых Эврик у него на участке — и не сосчитать! Архимед, хотя и выглядит старым, всё равно очень красивый, его классическую красоту не портит даже шрам, пересекающий лицо по диагонали. На вопрос Иванушки:
— Что это у тебя? — он однажды ответил: — Оно и к лучшему, здесь спокойней.

Так вот, Роскошная Идея сейчас необходима, как никогда! Этот загадочный подвал теперь от Ванечки точно не отстанет! Но Мама сказала, чтоб Ваня не ходил в подвал, а Мама — взрослая, её надо слушаться. И не успокоиться Ванечке, пока Мама не вернётся и не сводит его в подвал. Но до вечера так долго!
Однако, спасибо дяде Буде — он тоже взрослый, и в океане радости, где все медитируют, дядя за Иванушкой присмотрел, значит, и в подвале присмотрит! Это и есть самая Роскошная Идея на сегодня.
— Правда, дядя Будя? — улыбнулся блаженному истукану мальчик. Улыбнулся и подмигнул для верности.
Дядя никак не отреагировал, тогда Ваня принял самый серьёзный вид и произнёс:
— Глубокоуважаемый, я бы даже сказал, высокочтимый в мирах дядя Будя! Прошу тебя, выслушай слова сердца моего. Я уйду — а слова с тобой останутся.
Ответа, конечно же, Ваня не дождался, но, вполне возможно, что отсутствие ответа является лучшим ответом. Недаром говорят: молчание — знак согласия.
Ванюша низко поклонился старшему родственнику и продолжил:
— Сейчас я пойду в подвал с твоего разрешения, потому что спокойствие в душе ребёнка — самое главное, а тот факт, что я до сих пор не побывал в подвале, меня давно и сильно беспокоит. — Ваня подумал и уточнил: — Очень давно, дядя Будя! С самого утра.
Будя, улыбаясь, молчал. Или молча улыбался. Это уж кому как.
Ваня выждал минутку и завершил свой блистательный спич:
— Спасибо тебе, дядя Будя, за разрешение идти в подвал, — а чтоб уж совсем не было у дяди сомнений, очень громко, почти криком, поставил жирную восклицательную точку: — С твоего разрешения и благословения я немедленно отправляюсь в подвал. Прошу тебя как старшего присматривать за мной в подвале.
— Хорошо, иди куда хочешь, только отстань и не мешай мне медитировать, — хотел было ответить дядя Будя, но было лень — и он не ответил.
На прощание маленький Ваня подошёл к дяде Буде. Так уж получилось, что ухо дяди и говорящее отверстие племянника оказались очень близко друг от друга. Ваня крикнул:
— Прощай, дядя Будя! Я ухожу в подвал, но я вернусь! До встречи после моего победоносного возвращения из подвала!
Дядя Будя открыл глаза, медленно повернул шею так, что они встретились с глазами мальчика, и сказал:
— Ты уроки выучил, Ванечка?
— Я ещё в школу не хожу, — обрадовался Ваня редким в последнее время жизнепроявлениям дяди Буди.
— А руки вымыл? — не смутился ненадолго выплывший из нирваны.
— Я же не обедать иду, а на встречу с Неизвестностью! — резонно заметил малыш.
— А бандхан сделал?радужная энергия
Ваня почесал затылок, дисциплинированно сел в позу лотоса, дисциплинированно вспомнил о Маме и семь раз нарисовал над собой радугу — и справа налево, и слева направо. Сначала он нарисовал красную полосу. Потом — оранжевую, жёлтую, зелёную, голубую, синюю и фиолетовую. После этого он произнёс:
— Мама, Дядя Будя разрешил мне идти в подвал и обещал присмотреть за мной. Я иду в подвал.
После этого Ванечка завязал три узелка над головой, чтобы в случае опасности эти ниточки, связывающие его с Мамой, вывели его из подвала обратно в дом или показали Маме дорожку к нему.
Таков бандхан — энергетические доспехи любого бога, даже самого маленького. Дома, где вся Семья живёт, бандхан работает автоматически, а в подвале Ванечка ещё не был и полностью признал правоту дяди Буди по поводу его третьего вопроса.

Не знаю, стоит ли говорить о том, что над нарисованной Иванушкой радугой на секундочку возникло лицо Мамы. Мама улыбнулась, покачала головой и исчезла вместе с радугой. Пожалуй, не стоит пока что об этом говорить, а, стало быть, и говорить об этом автор пока не будет.
Уходя из комнаты, Ванечка не попрощался, даже не кивнул дяде Буде.
— Какая концентрация! — похвалил дядя племянника.
А перед тем, как вернуться в своё вечное состояние, он произнёс:
— Пожалуй, мне стоило пойти с этим сорванцом, но не могу же я вот так взять — и бросить всё! Хотя, пожалуй, могу. Но зачем?
И вернулся в своё любимое вечное состояние.
Потом снова на секунду вышел обратно, едва заметно приподняв левую бровь, и шепнул:
— Маленький серый братец, ты не слишком занят?


Продолжение следует...

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: