ГлавнаяСтатьиТеатральные портреты: Александра Строганова. Со сценою единая судьба
Опубликовано 23.03.2015 в 17:47, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Алексей Пшанский)
Показов: 505

Театральные портреты: Александра Строганова. Со сценою единая судьба

Март традиционно театральный месяц. За первые 30 дней весны люди искусства успевают отметить Международный день театра для детей и молодежи (20 марта), Международный день кукольника (21 марта) и, как венец всех объединяющий – Международный день театра (27 марта). В эти дни ОК-журнал решил вспомнить тех, кто отдал новгородской театральной сцене долгие годы жизни и творчества. Проект «Театральный рецидив» получает продолжение под названием «Театральные портреты».

Александра Ивановна Строганова ушла от нас 31 мая 2008 года на 82-м году жизни. И именно с нее мы хотим начать цикл. Она своими руками создавала театр, который мы сегодня знаем как Новгородский академический театр драмы им. Ф.М. Достоевского. Особенно это ценно в преддверии празднования 70-летия Победы. Ведь театр и театральная судьба Александры Ивановны началась в самое лихое военное время. Попробуем вернуться на 13 лет назад, когда наша героиня отмечала очередной юбилей. Благодаря мастерству Алексея Пшанского и Новгородскому отделению Союза театральных деятелей России, предоставивших нам свои архивы, мы сможем вновь услышать голос целой театральной эпохи.

Со сценою единая судьба
(Первая публикация: газета «Новгород», 28.03.2002 г.)

75 лет от роду и 60 лет работы в Нов­городском театре - в сочетание этих двух юбилеев трудно поверить. Если те­оретически возможно еще допустить, что человек, в 15 лет поступивший на работу, к 75 годам имеет единственную запись в трудовой книжке, то с театром получается полная неясность. Ведь 60 лет назад на дворе стоял страшный 1942 год, Новгород был оккупирован, и в нем не то что театра - зрителей-то почти не оставалось!

И все же факт обоих юбилеев - су­щая правда. Их виновница, заслужен­ный работник культуры России, зав. па­рикмахерским цехом Александра Ивановна СТРОГАНОВА, работает в облас­тном театре драмы по сей день. И доль­ше неё в этом театре не работает никто: она - последний представитель его первого поколения.

В 1942 году ленинградский Малый областной драматический театр еще и ведать не ведал, что сужде­но ему вскоре стать Новгородс­ким областным драматическим и дожить в этом качестве до имени «реакционного» писателя Достоев­ского и обязывающего звания «ака­демический».

Девочка с чемоданом

Наверное, никогда - ни до, ни после того - городок Боровичи не жил такой кипучей и актив­ной жизнью: госпиталя, воен­ные, беженцы и будоражащая близость фронта создавали особый, совсем даже не про­винциальный ритм существова­ния. Когда еще в Боровичах ра­ботали стационарно сразу два театра? И это были не просто театры, а ленинградские: опе­ретта во дворце культуры и Малый драматический в летнем саду, в большом деревянном здании.

15-летняя Саша Строганова тогда только-только закончила школу. Всеобщий патриотичес­кий подъем и взвинченная при­фронтовая атмосфера звали на подвиг, и мечтали они с подру­гою поступить на курсы медсе­стер, а по окончании их отпра­виться на передовую. Правда, для этого следовало еще слегка подрасти. Покуда подрастали, жизнь распорядилась иначе.

Времена были голодные, и отец временно устроил её на работу в Театр оперетты. За неимением по малолетству трудовой книжки от­метку о приеме на работу сделали в метрике. В оперетте, однако, про­служила недолго: вскоре её сма­нили конкуренты - Малый драматический. Зав. парикмахер­ским цехом Малого, гример-пастижер Инна Волкова – представи­тель одной из самых уважаемых, требующих особой квалификации театральных профессий – предло­жила Строгановой стать её уче­ницей. И Александра Ивановна тогда первый и единственный раз в жизни сменила место работы.

Через некоторое время Малому драматическому предписано было перебазироваться в Валдай. Отец, тетки и вся боровичская родня пыталась урезонить: «Куда ты едешь, опомнись - война!» Но заку­лисная бацилла к тому времени уже окончательно отравила кровь, и ни­какие увещевания действия не во­зымели. Делать нечего: отец, по­вздыхав, раздобыл ей фанерный чемодан голубого цвета, брат отдал свои сапоги - с тем Александра Ивановна и вступила на тернистую дорогу искусства.

- В Валдае нас никто не встре­тил, - вспоминает она, - и от вокза­ла мы добирались сами. Я была ху­денькая, с косичками, в сапогах 41-го размера и с огромным голу­бым чемоданом. Наверное, очень смешная, но безумно гордая: я шла с артистами!

А артисты, надо сказать, в ту дотелевизионную эпоху являлись ка­тегорией весьма почитаемой (хотя, как и ныне, малооплачиваемой).

«Дочь полка»

В 1944-м, после снятия блокады, театр в двух вагонах двинулся в сторону Ленинграда. Добирались месяц, останавливаясь на всех станциях, показывая спектакли и кон­церты. А когда, наконец, добрались, получили помещение в ДК Володар­ского. И начались разъезды по горо­дам и весям области, включая и только что освобожденный Новгород.

Инна Волкова, наставница Стро­гановой и её непосредственное на­чальство, была замечательным ма­стером, но при этом обладала край­не неуживчивым характером. Мог­ла, например, сгоряча актеру по фи­зиономии съездить. И в один пре­красный день, после очередного кон­фликта, её увольняют - неожиданно и окончательно. На следующий день должен идти «Стакан воды» Скриба - то есть десятка два париков, не го­воря уже о наклейках, накладках и вообще гриме, которому в ту пору придавалось куда большее значение. За ночь, перемежая работу рыдани­ями и сомнениями, спектакль Алек­сандра Ивановка подготовила. А наутро решила сбежать от сва­лившейся на её голову ответствен­ности в родные Боровичи. Однако труппа и руководство задуманную ретираду не одобрили, отчитали па­никершу как следует и назначили её приказом заведующей парикма­херским цехом (в 17 лет!).

- Александра Ивановна, а раз­ве можно было оставить челове­ка на работе против его воли?

- Вы не понимаете. Для меня эти люди были гораздо большим, чем просто старшими товарищами по работе. Это люди, которые меня вырастили и воспитали. И благо­дарна я им - бесконечно!

Она была для театра своего рода «дочерью полка». Когда голо­дала - её ненавязчиво подкармли­вали; когда собиралась совершить что-либо опрометчивое - сдержи­вали; в случае, если с танцев её провожал какой-нибудь бравый курсант, который «ей не пара», - отваживали беднягу всем коллек­тивом; а уличив её в табакокуре­нии, могли запросто и отшлепать. В свою очередь и она (хотя по мо­лодости такой опекой немного тя­готилась), когда настал момент, не предала своего «полка».

Признания в любви

В 1945-м, после образования Новгородской области, ру­ководству Малого было предложе­но перебираться в Новгород со всей труппой, репертуаром, деко­рациями и прочим приданым. Не­которые тогда уволились, желая остаться в Ленинграде. Строгано­ва тоже имела возможность ос­таться: работу ей предложили не­плохую, а жилье тогда в Ленингра­де копейки стоило. Но без своего театра жизни она уже не мысли­ла, вместе с ним уехала в Новго­род, вместе с ним пребывает и по­ныне - в горе и в радости.

Скромный объем этой публика­ции не позволяет привести и со­той доли воспоминаний Александ­ры Ивановны. Потому что её жизнь - это вся история нашего театра от основания до сего дня. Не было такого спектакля, актера, парика или прически, которые не прошли бы через её руки. Не было здесь такого режиссера, с которым бы она не работала и который бы её за работу потом не благодарил.

- Чего бы вы на свой юбилей пожелали новгородскому зри­телю?

- Чтобы любили свой театр. И своих актеров.

Актеры же в свою очередь пуб­лично признавались ей в любви 3 марта, в день юбилея. Выйдя на сцену, на которую она так редко выходит и которой так долго слу­жит, Александра Ивановна, поми­мо добрых слов и поздравлений, принимала наивысшую в театре награду: заслуженные зрительские аплодисменты. И вдвойне заслу­женные - актерские.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: